This article contains information about products that may be harmful to your health.

Курительная трубка — откуда она в России взялась, и чем ее история закончилась

27 March

С чем в наше время ассоциируется курение? С сигаретами — в первую очередь, изредка — с сигарами и очень редко — с трубкой. Но когда-то было совсем иначе!..

Theodoor Smits,1650-е годы
Theodoor Smits,1650-е годы

Табак, батоги и вновь табак

С табаком Россия познакомилась хоть и позже большинства европейских стран, но все же несколько раньше, чем считает сейчас большинство жителей нашей страны. Западноевропейские, да и ближневосточные — турецкие и бухарские купцы завозили табак в Россию еще в царствование Ивана IV, но большого успеха в своих негоциях не достигли. Хотя, как сказать… Если в 1634 году вышел указ царя Михаила Федоровича о запрете «пития табаку» (так тогда называли курение), в 1644-м уже его сын Алексей Михайлович под страхом бития батогами запретил любое употребление табака, а в 1649-м Соборное уложение еще ужесточило наказание за это — значит, были и те, против кого эти меры следовало применять. Среди последних, то есть курильщиков, был замечен даже фаворит царицы Софьи — князь Голицын.

Впрочем, вклад Петра Алексеевича в дело популяризации табака в России не следует недооценивать. Именно Петр заключил в 1698 году договор с британцем — маркизом Кармартеном, даровавший последнему семилетнее монопольное право на ввоз в Россию табака, табакерок и трубок. Подданным же русский царь своим указом позволял «табак пить и другим образом употреблять по воле каждого невозбранно». Вот с этого момента курение в России и превращается в популярное, поощряемое государством развлечение. Главным же инструментом данного развлечения стала курительная трубка. Конечно, жевать и нюхать табак в России тоже научились. Однако курительная трубка оказалась куда популярнее, чем иные способы потребления никотина.

Трубок собственного производства в России конца XVII века еще не имелось. Посему местным поклонникам «пития табаку» приходилось пользоваться теми изделиями, что завозил маркиз Кармартен, к которому по истечении срока его монополии поспешили присоединиться и другие купцы.

Заметим, что к тому времени в Европе курительные трубки уже претерпели изрядную эволюцию. Позади остались самые первые смелые эксперименты, и в качестве материала для изготовления трубочной чашки первое место уверенно заняла глина. При этом ее виды, равно как и формы трубочных чаш у изготовителей, серьезно различались.

Герман Армин фон Керн, 1906 год
Герман Армин фон Керн, 1906 год

«Насладись моим подарком»

Англичане первыми освоили массовое производство трубок. Для этого в городе Броусли графства Шропшир в 1575 году была организована первая трубочная мануфактура. Использовала она привычную нам темно-красную глину. Трубки британцы делали по образцу трубок американских индейцев — Г- или Т-образные. Трубочные изделия «аглицкого образца» состояли из двух глиняных цилиндров — вертикального, диаметром побольше, полого внутри (собственно — камеры), и горизонтального, входившего в него под прямым углом у самого дна или посередине — втулки. Та выполняла роль переходника к деревянному, чаще всего — ясеневому чубуку, снабженному на одном из концов костяным мундштуком.

Маленькое отступление — обожженная в печи глина неплохо справлялась со своими обязанностями, но была материалом хрупким. Нередко она трескалась от механических воздействий или перегрева при использовании. Конец отступления.

В Голландии центром трубочного производства стал город Гауда. Голландцы в качестве сырья использовали белую каолиновую глину. Изготавливаемые наскоро, без изысков, голландские трубки были не слишком красивы, имели маленькую чашку и делались вместе с чубуком из единого куска глины. Только на кончике чубука, который следовало держать во рту, иногда надевалась деревянная или костяная накладка — мундштук, предназначенная уберегать губы. Подобная конструкция делала голландские трубки чрезвычайно дешевыми и общедоступными.

В России, где после очередного петровского указа всем содержателям трактиров или, как их тогда еще называли, «гербергам» (от немецкого слова «die Herberge» — «постоялый двор»), полагалось иметь «кофе, шоколад, биллиард, виноградные вина, гданские и французские водки, заморский эль, бир и полпиво петербургского варенья, кое употребляется вместо квасу, а также курительный табак», голландские трубки часто продавались уже набитыми, готовыми к употреблению. Позднее появились более изысканные, украшенные рисунком и резным орнаментом трубки. Они стоили дорого и часто выполнялись в английской манере — с отдельным, деревянным мундштуком.

Очень быстро славу ведущего европейского центра производства трубок у Гауды начал оспаривать немецкий Кельн. Кельнские «трубочные пекари», как из-за необходимости обжигать глину в печи называли людей, занятых в трубочном производстве, сумели усовершенствовать конструкцию печей для обжига. Ну, а запасы хорошей глины в окрестностях города были огромны — перебоев с сырьем не случалось. Правда, первоначально не брезговали кельнцы и контрафактом — ставили на свою продукцию клейма известных голландских мастерских.

Не дремали и восточные люди. Московские археологи в большом количестве находят при раскопках глиняные чашки восточных трубок, формой напоминающие кофейную чашечку, на дне которой под прямым углом ответвляется в сторону пустой цилиндрик длиной не более пары сантиметров. В этот цилиндрик вставлялся свободный конец чубука, тщательно обернутый бумагой во избежание притока воздуха в трубку. Сверху широкая и невысокая чашка часто прикрывается глиняной же или металлической крышечкой. Чашки эти украшались своеобразным орнаментом — турецким текстом, содержащим имя мастера и какое-нибудь забавное изречение — прообраз будущей печатной рекламы. В своей книге «Трубка Ее Величества» известный исследователь табачной истории Андрей Малинин приводит такой образец: «Казим Хусну, насладись моим подарком. Ты доставишь мне удовольствие, если не потеряешь его».

Н.И. Струнников, 1920 год
Н.И. Струнников, 1920 год

Люльки и кабинетные монстры

Разумеется, довольно скоро начали делать трубки и в России. В соответствии с распространенной практикой, началось все с копирования и подделки иностранных образцов. При этом попытки скопировать сложную восточную вязь турецких трубок «тахта-чубук» приводили к появлению фантастических и совершенно бессмысленных наборов символов, внешне напоминающих значимый текст, но абсолютно не читаемых.

Отечественные мастера достаточно быстро перестали тиражировать особо «мудреные» подделки, перенаправив свои усилия на изготовление предельно простых образцов, благо востребованность таковых в условиях российского рынка оказалась велика. О том, насколько прибыльным делом являлось производство курительных трубок при Петре Первом, говорит хотя бы тот факт, что за это ремесло не брезговал браться и сам светлейший князь Меншиков…

Одновременно продолжались попытки сделать трубки из других материалов — в ход шли вишневый корень, серебро и фарфор. В Турции появилась пенка — минерал сепиолит. Снежно-белый после обработки, он, действительно, напоминал пену, что и привело к появлению его коммерческого названия meerschaum — «морская пена». Хорошо поддающейся обработке, плотный, куда менее хрупкий в сравнении с глиной или фарфором, а также обладающий низкой теплопроводностью, сепиолит как материал для трубок оказался близок к идеалу. Характеристики сепиолита позволяли изготавливать из него трубки самых разных форм. Комплектовались такие трубки чубуками из янтаря или драгоценных пород дерева, что превращало инструмент для курения в подлинное произведение искусства и достойный аксессуар состоятельного взрослого мужчины. Своих позиций пенка не сдавала вплоть до появления в первой трети XIX века на рынке бриара — корнекапа древовидного вереска.

Продолжая завозить импортный табак, Россия не прекращала попыток наладить выращивание своего. Лучшими для этого землями признавались территории малороссийских областей. Там же возникло множество кустарных производств курительных трубок — люлек.

Делают люльки как из глины, так и из вишневого или грушевого дерева. Люльки отличались довольно большим размером чашки, а также крутым, часто — двойным изгибом относительно небольшого чубука. Нередко чашка трубки снабжалась крышкой, украшалась резьбой и орнаментом, а то и вовсе была вырезана в виде головы турка.

Постепенно в обиход вошли чубуки большой длины, нередко украшенные различными подвесками из монет или полудрагоценных камней. Для удобства хранения столь габаритные чубуки приходилось собирать из нескольких отдельных фрагментов. Встречались в Малороссии и небольшие трубки — буруньки-носогрейки, изготовленные из глины и для прочности обвитые медными или серебряными кольцами. Порой обнаруживались у казаков и захваченные в качестве трофеев турецкие дорогие трубки. Но это — редкость, предмет гордости, свидетельство воинской доблести и удачи. А на каждый день — есть привычная люлька!..

Вернемся, пожалуй, обратно — в центральную Россию. Распространившись из столиц, курение сделалось тут любимейшим занятием самых разных людей. И если простой народ и мелкое чиновничество пристрастились в первую очередь к нюхательному табаку, то дворянство ублажало себя курением из трубок максимально роскошных. У российской аристократии в большом ходу были так называемые кабинетные трубки — с чубуком длиной до метра с лишним, с фарфоровой чашкой на 20–30 грамм табака. Чубуки эти собирались из нескольких кусков дерева ценных пород, снабжались серебряной отделкой и янтарным мундштуком. Чашки же теперь присоединялись к чубукам все чаще через специальный сильноизогнутый переходник из кости, рога или фарфора.

Курить такие кабинетные монстры можно было, только держа их в руке, сидя или полулежа. Сеанс курения при этом мог занимать несколько часов — все же 30 грамм табака, это вам не понюшка какая-нибудь.

Орас Верне, Автопортрет
Орас Верне, Автопортрет

Наименее вредный способ

Позже, после наполеоновских войн, сначала в русской армии, а затем и среди цивильных граждан России получают распространение трубки французской работы — скульптурные, с затейливо вырезанными чашками, работы фирмы «Gambier» из Арденн и фабрики в Сент-Омере. Вторая любопытна созданием яркой новации — часть чубука трубки заменялась гибким шлангом из кожи и металлического каркаса в нитяной оплетке. Такие трубки позволяли убирать их в карман, не разбирая и не опасаясь поломки — очень практично!

Пока российские путешественники рукоплескали изобретению мастеров из Сент-Омера, на рынок вышел бриар — нарост на корнях древовидного вереска, лучший из известных человечеству материалов для трубок. Впервые его начали применять французские мастера в начале XIX века, а через пару десятков лет уже никто и помыслить не мог, что хорошую трубку можно изготавливать не из бриара.

Впрочем, к середине века появился и новый способ курения. Стремительное распространение сигар вывело на рынок и их дешевый аналог — папиросы.

В России папиросы в бумажных гильзах известны примерно с 1844 года (в циркуляре министра финансов от 29 апреля 1844 года впервые говорится об «особого рода бумажных сигарах, называемыми папиросами»). Первое время папиросы выпускала только фабрика А.Ф. Миллера в Петербурге. Потом изготовлением их стали заниматься десятки других фабрик и бессчетное число мелких кустарных мастерских. Дальнейшая история курения в России, да и во всем мире связана с сигарами, папиросами и сигаретами куда больше, чем с трубкой.

Однако древнейший способ «пития табаку» вовсе не канул в лету. Изготовленные из бриара, а иногда — и из пенки, курительные трубки самых разных форм и размеров по-прежнему набиваются ароматным табаком и радуют своих многочисленных ценителей. На фоне постепенного сокращения числа курильщиков во всем мире число трубочников понемногу растет. В немалой степени это происходит благодаря тому, что охлажденный прохождением через длинный чубук ароматный дым натурального, без всяких добавок табака, признан учеными наименее вредным способом курения.

Александр Баркан специально для Right Place