Хочешь мира, читай Айтматова!

30.03.2018

Некогда в далеком киргизском аиле Шекер в семье Айтматовых родился мальчик. Первенца нарекли Чингизом, что означает Великий. Пройдут годы, и древнее поверье, когда имена детям давались в надежде определить их жизненный путь, сбудется. Музыкальный зодчий Дмитрий Шостакович даже назовет выходца из Шекера Человеком-Вселенной, оценив творческое звучание души планетарного гения. Ему – Чингизу Айтматову – писателю-гуманисту и мыслителю-провидцу мир готовится отметить 90-летие в надежде самому стать лучше.

Первый учитель

В минувшем январе в родовом аиле Айтматовых Киргизия дала старт мероприятиям, посвященным юбилею своего великого сына, ставшего символом мира. Одновременно в республике начался литературный флешмоб «Мир читает Айтматова». Прочитаем и мы Айтматова в надежде найти ответы на острые вопросы современности.

В 1945 году семнадцатилетнему Чингизу была вручена медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Война стала главным учителем и наставником будущего гуманиста и провидца, а награда – первым свидетельством осознанного поиска им жизненных приоритетов.

В той грандиозной, всенародной борьбе со злом каждому человеку, великому и малому, на фронте и в тылу нашлось свое место. Айтматов скажет годы спустя: «Когда началась война, мне было тринадцать лет. Этим началось открытие большого мира для моего поколения. Самому теперь не верится, в четырнадцать лет от роду я уже работал секретарем аилсовета. В четырнадцать лет я должен был решать довольно сложные общественные и административные вопросы, касающиеся самых различных сторон жизни большого села, да еще в военное время».

Самое трудное для мальчишки было вручать похоронки: «Текста несколько строк. Тихо зачитываю, перевожу слова на киргизский язык и умолкаю… Трудно поднять мне глаза, хотя я ни в чем не виноват… И тут сдерживаемый, сдавленный плач матери прорывается вдруг судорожными рыданиями и затем долгим, бесконечно горестным плачем».

В военное время он увидел свой народ в момент наивысшей опасности для родины, в момент наивысшего напряжения духовных и физических сил. Как бы ни приходилось трудно, казалось, «нет уже никаких сил выносить новые и новые беды и бремя тягот, казалось, терпение человеческое уже на исходе, и все же люди не утратили способности к борьбе, снова и снова принимались делать все, что от них могло зависеть».

Еще одно воспоминание о земляках-шекерцах: «Народ явил великое, невозможное выразить словами мужество, не склонив головы перед грозным ликом войны».

Летом 1944 года Чингиз работал во время уборочной помощником Тойлубая Усубалиева – единственного комбайнера на несколько колхозов. По этой простой причине, несмотря на просьбы, Тойлуке на фронт не брали.

«Свою жизнь, – будет рассказывать с прерыванием дыхания Айтматов, – он вселял в развалины комбайна и делал свое дело… Это о его комбайне я писал в повести «Джамиля»… Когда комбайн был на ходу, пусть то круглые сутки, отдыха мы себе не позволяли… Фронт не ждал, хлеб не ждал… Самое героическое лето в моей жизни. Никогда не забуду тех дней…»

Из военного прошлого писатель взял на вооружение слова одного из своих мудрых наставников о том, что «у каждого солдата есть посмертное поручение павших однополчан – сделать жизнь такой, чтобы вспоминать о них, о павших, с гордостью и с чистой совестью». «То же самое, – добавит Айтматов, – мы могли бы сказать о себе, о неисчислимой народной рати тыла военных лет».

Помня завет, Чингиз Айтматов историю народной рати военных лет сохранил на страницах повестей «Лицом к лицу», «Материнское поле», отчасти в «Джамиле» и «Топольке моем в красной косынке». И это лишь маленькая толика свершенного им, чтобы сделать жизнь лучше, оградить людей от ошибок и зла, предотвратить войну, сохранить мир.

На смену культу войны – культуру мира

В 1973 году, готовясь к V конференции афро-азиатских писателей, которая проходила в Алма-Ате, Чингиз Айтматов написал: «В жизни будут вступать все новые и новые поколения, но еще многие отсчеты и измерения мировой истории впредь будут исчисляться от дней победы над злейшим врагом человечества, победы планетарного значения».

«Победа планетарного значения» по сей день выступает мерилом добра и зла. Спустя 73 года после разгрома фашизма мир то и дело сваливается к войне. Она захватывает страны, уничтожает народы, убивает разум, словно квитаясь за поражения в прошлом. Мир, кажется, не извлекает уроков и не цитирует строки из айтматовского «Материнского поля»: «Кто говорит, что война делает людей жестокими, низкими, жадными и пустыми? Нет, война, сорок лет ты будешь топтать людей сапогами, убивать, грабить, сжигать и разрушать – и все равно тебе не согнуть человека, не принизить, не покорить его».

В мае 1982 года «непокоренный» Чингиз Айтматов участвовал в качестве почетного гостя на сессии Специального комитета ООН против апартеида. Писатель был приглашен для выступления в прямом эфире нью-йоркской радиостанции WBAI. Разговор коснулся апартеида в южной Африке, перебросился на обсуждение положения национальных меньшинств в СССР, а завершился вопросами радиослушателей о ситуации в Афганистане и… советских «химических атаках» (история, как видим, повторяется!).

Последняя тема вызвала несогласие даже у ведущего. «Всякий раз, – поддержал Айтматова Джон Фискер, – когда США совершают что-либо недопустимое, они начинают говорить о том что, дескать, русские делают то же самое или кое-что похуже». Айтматову удивляться было нечему – США и СССР давно пребывали в холодной войне. Писатель – страстный борец за мир, один из руководителей Советского комитета солидарности со странами Азии и Африки предоставленный шанс внести лепту в снижение напряженности между двумя странами использовал сполна. Он вспомнил, что впервые посетил США в 1975 году, назвав эти времена «неправдоподобными». В тот год в Нью-Йорке гастролировали советские артисты, выступали писатели и поэты, а американцы, в свою очередь, приезжали в СССР.

Айтматов так и сказал в эфире, что «мы тогда чувствовали себя людьми, достойными двух великих держав. Сейчас этого нет не по нашей вине», и это – результат действия американских властей, «которые ставят преграды не только экономического, но и культурного порядка».

Новый вопрос от радиослушателя касался ввода советских войск в Афганистан. Ответ Айтматова вновь был не в пользу США: «Наша страна вынуждена по просьбе законного правительства ДРА поддержать там революционные изменения. Это наша помощь, которая будет со временем оценена достойным образом. Я в этом не сомневаюсь. Это новая форма отношений между народами. В США, по-видимому, многим это непонятно». За «непонятливостью» стояли активные действия американцев по финансированию антиправительственных сил в Афганистане. Их последствия Айтматов через два десятка лет назовет варварством.

Афганская тема не отпускала писателя. Она вновь всплыла весной 2002 года во время интервью «посла Киргизстана в НАТО, Европейском союзе и Бельгии, а также величайшего писателя своей страны» (так он был представлен читателям) Чингиза Айтматова журналу «Вестник НАТО».

В отношении ситуации в Афганистане в своих ответах Айтматов сделал важные политические заявления:

– конфликт в Афганистане это не просто военный конфликт между двумя противниками. Значительно важнее то, что это столкновение между двумя способами мышления. Это – столкновение цивилизаций;

– в долговременной перспективе необходимо найти «способ примирения двух противоречащих друг другу взглядов на мир»;

– требуются согласованные усилия для сдерживания и уничтожения реакционных, варварских сил (тех самых, которые когда-то были санкционированы Белым домом). Западу в целом и НАТО предстоит сыграть решающую роль в этом деле.

Но перед тем как войти в эту роль, стоит прочитать «Первого учителя» Айтматова: «Бывают собаки, забитые еще со щенячьего возраста. Злые люди бьют их чем попало по голове, и те постепенно к этому привыкают. Но в их взгляде поселяется такая беспросветная, пустая глухота, что жуть берет».

Согласно предложениям Айтматова, в качестве первого шага в укреплении стабильности мировому сообществу необходимо рассмотреть возможности улучшения социально-экономического положения в Афганистане – бедность может быть плодотворной почвой для исламского фундаментализма. Другой задачей должно стать образование и просвещение молодых афганцев. «Если у них не будет другого выбора, кроме религиозных школ или медресе, – заявил киргизский посол, – все останется, как было. Поэтому очень важно активно создавать и субсидировать возможности для получения светского образования».

Особо Айтматов отметил влияние афганских событий на Киргизию. Республике пришлось пережить два вооруженных вторжения с территории Афганистана в 1999 и 2000 годах. «Это были критические моменты, но они были преодолены с помощью России, которая сыграла в этой связи весьма позитивную роль», – высказал свою позицию Чингиз Торекулович, будучи глубоко уверенным, что «на смену культу войны обязательно должна прийти культура мира».

Конец света – в накоплении зла

У современности проблемных вопросов много. Не в простое время живем: вновь активно пробуждается зло, мир втягивается в очередную фазу холодной войны, род человеческий заставляют закрыть глаза на свою историю и забыть старых друзей. Так и хочется напомнить из вещих айтматовских заповедей: «Люди должны знать, что конец света – в беспрерывном накоплении зла в нас самих, в наших деяниях и мыслях».

В зоне особого внимания зла – постсоветское пространство и Евразия. Несколько лет назад в американской администрации открыто заявили, что будут противодействовать интеграционным процессам, которые расцениваются как попытка возрождения Советского Союза. В декабре 2012 г. тогдашний госсекретарь США Х. Клинтон писала по этому поводу в Financial Times: «Существует движение в сторону ресоветизации региона. Это не будет называться именно так. Это будет называться Таможенным союзом, это будет называться Евразийским союзом и все в таком роде. Не будем заблуждаться на этот счет. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это».

А вот Человек-Вселенная идеей создания Евразийского экономического союза жил. Его мысли в 2005 году передала немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung. Он – политик и дипломат со стажем – понимал перспективы нового проекта для развития стран региона, в том числе его родной Киргизии.

Философия евразийства по Айтматову вряд ли пришлась по душе заокеанским «смотрящим». Ее смысл – во взаимосвязи и взаимозависимости России и Центральной Азии. «В любом случае отношения с Россией будут оставаться для нас приоритетными. Мы живем и мыслим, воспринимая два мира в одном: европейский и азиатский. Это – Евразия. Но многие не имеют понятия о том, что же такое Евразия: то ли географическое пространство, то ли политическое определение? В моем представлении Евразия – это наша Средняя Азия, корабль с европейским килем, плывущий по океану, и киль этот – Россия. От Средней Азии до Китая всего один шаг, тем не менее нам чужд китайский образ жизни. Мы находимся на орбите иной цивилизации».

В орбите этой цивилизации находится Россия, которая, по мнению Айтматова, играла и играет созидательную роль. С позиции исторического опыта взаимодействия Российского государства со Средней Азией создание на евразийском пространстве экономического союза государств для планетарного мышления Айтматова выглядело вполне логичным и закономерным: «Я убедился, что колониализм и империализм могут иметь и позитивные стороны, что во всяком случае русское влияние на Среднюю Азию было позитивным. Россия своими колониальными амбициями внесла большой вклад в развитие нашей территории. Только благодаря русскому колониализму нам в Средней Азии удалось приобщиться к общей цивилизации. Россия является и останется ядром евразийской оси. Мы – люди одной цивилизации. Поэтому было бы логичным создание евразийского экономического союза, включающего некоторые государства Средней Азии и Россию».

Читайте Айтматова – в нем мудрость и совесть планеты Земля!