К противодействию «Северному потоку - 2» пристегнули уже и «дело Скрипаля»

На первый взгляд, ситуация со строительством газопровода «Северный поток - 2» (Nord Stream II, СП-2) с каждым днем все больше превращается в проект, где политические амбиции ряда стран Евросоюза, а также США начинают превалировать над экономической целесообразностью. В поддержку этого тезиса может служить принятое 21 марта во время голосования по вопросу пересмотра Газовой директивы комитетом по промышленности, научным исследованиям и энергетике Европарламента предложение группы Зеленых/Европейского свободного альянса, по которому гарантируются одинаковые условия конкуренции для всех поставщиков.

Еврочиновники, в первую очередь те, кто представляют Литву и Польшу, пугают мир перспективой, когда с помощью проекта Nord Stream II «нынешняя власть России завладеет газовым рынком ЕС» и «расколет Европу». В результате страны Прибалтики и Польша в переговорах якобы останутся один на один с Москвой, а дополнительная инфраструктура между Россией и Германией повысит зависимость Западной Европы от российского газа, что, в свою очередь, по словам депутата от Литвы Брониса Ропе, «будет означать меньшую вероятность дождаться солидарности от наших крупнейших соседей». К тому же, как посчитали в Европарламенте, Nord Stream II может исказить работу ЕС, так как «нарушает принцип солидарности в сфере энергетической политики и оставляет страны Восточной и Центральной Европы зависеть от газового шантажа Путина», а потому от этого проекта и вовсе необходимо отказаться.

Интересен тот факт, что данное решение Европарламента было принято, несмотря на неоднократные заявления руководства ведущих стран, в том числе Германии, что СП-2 необходим для ЕС и экономически ему выгоден. Парламентарии решили действовать в этом случае с оглядкой на Соединенные Штаты, вынося свое постановление практически сразу же после того, как группа сенаторов в Конгрессе США потребовала, чтобы администрация Д. Трампа приложила все силы для блокировки СП-2.

При всей политической составляющей строительства «Северного потока - 2» необходимо помнить, что большинство ведущихся сегодня разговоров о данном проекте – не более чем ширма, за которой скрываются довольно прагматичные интересы США с их сжиженным газом, ряда европейских стран с их нежеланием потерять прибыль от транзита российского голубого топлива, а также прямых конкурентов «Газпрома», которым жизненно важно сократить присутствие российского монополиста на энергетическом рынке. Поэтому любые рассуждения о том, что Россия через строительство СП-2 усилит свое давление на Украину, а также закабалит ЕС, на сегодняшний день являются не более чем демагогией, направленной на оправдание некоторыми политиками своей бездарности. Например, сидящих сегодня в Киеве.

Дело в том, что разговоры о возможности «Газпрома» полностью обойтись без транзита газа по украинской территории после введения в строй СП-2 не совсем верны. Исходя из того, как сегодня ведутся работы по строительству газопровода, российская монополия в первое время сможет прокачать через Nord Stream II не более 34 млрд. кубометров из проектных 55 млрд. В данном случае проблема заключается в том, что продолжением газопровода СП-2 по территории Германии является газопровод Eugal, который будет полностью построен только к концу 2020 года. К следующему году, если не произойдет непредвиденных обстоятельств, будет построена только первая из двух ниток Eugal, что позволит транспортировать 9,9 млрд. кубометров в Восточную Германию из Лубмина, где СП-2 выйдет на поверхность из Балтийского моря, и еще 21 млрд. кубометров до границы с Чехией в Дойчендорфе. Дополнительно еще примерно 2,7 млрд. кубометров «Газпром» сможет транспортировать в направлении Нидерландов по существующему газопроводу Nel. В сумме получается, что в 2020 году российский монополист сможет прокачать не более 34 млрд. кубометров, пока вторая нитка Eugal не будет введена в строй. Это означает, что еще как минимум до 2020 года российскому холдингу придется использовать ГТС Украины для поставок топлива в Европу.

Более того, как отмечает ряд экспертов, даже после ввода обеих веток СП-2 ситуация с Украиной останется неоднозначной. Если рассматривать нынешние объемы транзита (в 2017 году через украинскую ГТС было прокачано 93 млрд. кубометров газа), то даже оба «Северных потока» не смогут удовлетворить потребностей Европы без Украины. Тем более что на сегодняшний день окончательно не ясна перспектива «Турецкого потока» (ТП): недавно стало известно, что «Газпром» официально решил провести ликвидацию и консервацию трубопроводов (506 километров труб) из-за сокращения мощностей данного газопровода (с 63 до 31,5 млрд. кубометров в год). Притом    что российский концерн продолжает укладку двух ниток «Турецкого потока» по дну Черного моря, Турция пока согласилась на прокладку по своей территории лишь одной нитки «потока» (15,75 млрд. кубометров в год) для собственных нужд.

Если дело и дальше будет развиваться в таком направлении, то «Газпром» сможет в 2020 году использовать ТП лишь для обслуживания нужд Турции, что означает необходимость заключения нового контракта с «Нафтогазом» Украины (около 43 млрд. кубометров транзитного газа). И эти расчеты не учитывают возможности роста потребностей европейских потребителей в российском голубом топливе, что весьма вероятно. Например, правительство Нидерландов, чтобы предотвратить землетрясения на севере страны, всерьез задумалось сократить на 44% добычу на крупнейшем в ЕС месторождении Гронинген (5% европейского спроса на голубое топливо) с нынешних 21,6 млрд. кубометров до 12 млрд. кубометров. Дополнительно к этому после 2025 года экспертами прогнозируется снижения добычи в Великобритании и Норвегии.

Если учитывать, что в 2017 году «Газпром» не уменьшил, а только увеличил экспорт газа в Европу на 8% (до 194 млрд. кубометров) и достиг рекордных 35% рынка Европы, то в случае падения добычи внутри ЕС обойтись только СП-2 и ТП российскому монополисту вряд ли удастся. Это означает, что договариваться с Киевом все равно придется, на что недвусмысленно намекнул недавно и Владимир Путин, заявив, что, «если Украина представит экономически обоснованные параметры использования своей газотранспортной системы, мы ничего против не имеем продолжения сотрудничества с Украиной».

Для того чтобы прогнозировать дальнейшее развитие событий вокруг СП-2, необходимо учитывать в первую очередь экономические интересы конкурентов России, как на территории ЕС, так и за океаном. Сегодня хорошо известно, что США однозначно выступают против СП-2, официально заявляя, что газопровод «подорвет в целом энергетическую безопасность и стабильность Европы и предоставит России еще одно средство для оказания давления на европейские страны, особенно на такие, как Украина». При этом на самом деле Вашингтон преследует лишь одну цель – заставить покупать европейцев газ не у России, а у себя. Единственное, что мешает сегодня делать это в желаемых для Вашингтона масштабах – экономическая реальность. В настоящее время суммарная мощность действующих СПГ-терминалов стран ЕС составляет 232 млрд. кубометров, хотя принимают они пока только 55 млрд. В это же время США производят лишь около 20 млрд. кубометров сжиженного газа в год, что не только не может закрыть потребление голубого топлива в Европе, но даже меньше пропускной способности одной нитки «Северного потока - 2». При этом заявления американцев, что ситуация скоро изменится, доверия европейцам пока не внушают.

Более того, не устраивает европейских потребителей и цена американского газа: в 2017 году средняя стоимость тысячи кубометров российского голубого топлива составила около 190 долларов, в то время как стоимость поставок американского СПГ на европейский рынок колебалась в диапазоне 260-300 долларов за тысячу кубометров, что выше цены даже норвежского сжиженного газа (цена безубыточности для американского СПГ, например, в Польше – 266 долларов). В такой ситуации Вашингтону остается сегодня только одно – как можно серьезнее политизировать вопрос строительства «Северного потока - 2», так как доказать его ненужность экономическими доводами невозможно.

Что же касается Европы и ее интересов, то здесь ситуация довольно проста и понятна – ЕС нужен дешевый газ, поставки которого не будут подвержены никаким политическим передрягам, в том числе и в странах-транзитерах. Подтверждений этого тезиса сегодня много. Например, тот факт, что еще в ноябре 2017 года Еврокомиссия предложила внести поправки к газовой директиве ЕС, которые касаются «Северного потока - 2», но не направлены на блокирование строительства трубы. Дополнительно к этому показательна и нынешняя позиция Германии, которая является одним из главных инициаторов строительства СП-2: это – чисто коммерческий проект, который должен соответствовать немецким и европейским юридическим нормам, но решение – за участниками консорциума. И даже многочисленные просьбы стран Прибалтики и Польши, за которыми стоят США, до настоящего момента не изменили позицию Берлина, где прекрасно понимают, что некоторые страны хотят решить собственные проблемы за счет немцев.

Например, Польша, которая после инцидента с бывшим полковником ГРУ Сергеем Скрипалем, не имеющего, понятно, никакого отношения к поставкам газа в ЕС, чуть ли не потребовала от Германии пересмотреть ее отношение к СП-2. При этом в Варшаве предпочитают не афишировать, что в качестве альтернативы «Северному потоку - 2» там предлагают протянуть свой газопровод «Baltic Pipe» мощностью 10 млрд. кубометров в год, закончив его строительство к завершению действия контракта между Польшей и «Газпромом» в 2022 году. Здесь поставщиком газа должна стать Норвегия, а трубопровод – пройти по территории Дании к польским берегам в Балтийском море. Комментарии в данном случае излишни.

* * *

Конечно, определенные риски для строительства СП-2 сегодня существуют, так как помимо использования в Евросоюзе СПГ и зеленой энергетики есть ряд и иных проектов, которые способны сократить значимость нового газопровода. Например, Израиль после договоренности с Египтом о поставках до 2030 года 64 млрд. кубометров газа со своих месторождений в Средиземном море (Leviathan и Tamar) вполне может направить его в Европу по трубопроводу East Med. В декабре прошлого года Кипр, Греция, Италия и Израиль договорились о поддержке строительства новой газовой магистрали, которая должна соединить Leviathan и кипрское газовое месторождение Aphrodite (запасы составляют около 130 млрд. кубометров) с европейским рынком через Грецию и Италию. Правда, окончательное решение о строительстве трубопровода проектной мощностью 12-16 млрд. кубометров в год будет принято в 2020 году, а газ по новой ветке может начать поступать в Европу не раньше 2025 года.

Еще одним конкурентом СП-2 является Южный газовый коридор, частью которого стал проект Трансанатолийского трубопровода (TANAP), проходящего по территории Турции (пропускная способность – 16 млрд. кубометров). Предполагается, что по нему экспорт газа в Европу (10 млрд. кубометров в год) может начаться в ближайшие годы. Однако все вышеуказанные объемы альтернативных СП-2 трубопроводов, как и американского СПГ, пока не могут рассматриваться в качестве серьезной конкуренции «Газпрому».

В обозримом будущем Россия вряд ли уступит кому-либо свои позиции на европейском энергетическом рынке. При этом уже сегодня понятно, что альтернативные трубопроводные проекты поставок газа в Европу не смогут перекрыть объемы перекачки даже по одному «Северному потоку», а их совокупная стоимость – в два раза выше, чем цена российского проекта. Поэтому сомневаться в том, что СП-2 все же достроят, несмотря на желание некоторых стран объявить этот проект сугубо политическим, не стоит.