Тройственный союз Турции, Азербайджана и Грузии против «бинома» Ирана и Армении

24.06.2018

Весной этого года в турецком городе Гиресун состоялась очередная встреча глав оборонных ведомств Турции, Азербайджана и Грузии. По её итогам был оформлен меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в сфере обороны, подписи под которым поставили министр обороны Азербайджана генерал-полковник Закир Гасанов, министр национальной обороны Турции Нуреттин Джаникли и министр обороны Грузии Леван Изория.

Что касается Турции и Азербайджана, то они имеют довольно длительную историю отношений в военной сфере. Еще в 1992 г. страны подписали соглашение о сотрудничестве в обучении и подготовке вооруженных сил. Анкара активно поддержала Баку во время карабахского конфликта в 1991-1994 гг. и даже присоединилась к экономической блокаде Армении.

Турция также поддержала Азербайджан во время азербайджано-иранского конфликта из-за месторождения «Алов» в 2001 г. Она также была единственной страной, оказавшей Баку военную поддержку в июле 2001 г., когда Иран с помощью военных катеров заблокировал работы на нефтегазоносном блоке «Араз-Алов-Шарг», права на который Тегеран оспаривал у Азербайджана. Прибытие в Баку эскадрильи турецких истребителей F-16 положило конец иранским претензиям на это месторождение.

После распада СССР Турция активно участвовала в модернизации и снабжении азербайджанской армии, а также в переформатировании и перевооружении азербайджанских вооруженных сил под стандарты НАТО. Курсанты из кавказской республики проходили подготовку в турецких военных лагерях, в том числе в условиях реальных боевых действий против курдов в Восточной Анатолии. Азербайджанский миротворческий батальон в составе турецких подразделений принимал участие в операциях в Югославии в 1999 г. и Ираке в 2003 г. Представители турецкого ВПК стараются максимально расширить свою долю в азербайджанских военных закупках, хотя им и трудно конкурировать с поставками по линии ВТС из Украины и России.

Подписанное в 2010 г. соглашение о стратегическом партнёрстве и взаимопомощи возвело военное сотрудничество двух стран в ранг стратегического партнёрства. Баку и Анкара договорились о взаимодействии в сфере подготовки и переподготовки военных кадров и модернизации армии для участия в совместных военных операциях и регулярном проведении совместных военных учений. В соглашении отдельно прописан пункт об оказании друг другу содействия в случае агрессии со стороны третьих стран.

Военно-политическое сближение Азербайджана и Турции привлекло внимание Грузии, вооруженные силы которой в 2012 г. впервые приняли участие в азербайджано-турецких военных учениях. Позднее было решено сделать региональный военный союз тройственным. В августе 2014 г. между Турцией, Азербайджаном и Грузией была достигнута договоренность о создании нового дипломатического формата – трехсторонней встречи министров обороны, которая стала проводиться дважды в год. Совместные учения стороны сделали регулярными, условившись проводить их ежегодно в начале лета.

Летом 2013 г., накануне визита министра обороны Азербайджана в США, член комитета по безопасности и обороне Милли Меджлиса Азербайджана Захид Орудж заявил, что его страна и Турция уже приступили к формированию единой армии. Формула сотрудничества двух стран, как ее озвучил З. Орудж, звучит так – «одна нация, одна армия». Однако такого объединения пока не произошло.

С 2014 г. между министрами обороны трех стран состоялось пять встреч, первая из которых прошла 19 августа того же года в Автономной республике Нахичевань, что акцентировало позицию тройственного военного союза в контексте армяно-азербайджанского конфликта. Среди наиболее важных тем трехстороннего диалога – региональная безопасность, обеспечение территориальной целостности стран, охрана инфраструктуры, противодействие терроризму, кибербезопасность.

В соответствии с принятой моделью военного сотрудничества ежегодно проходят учения «Кавказский орел», в которых принимает участие спецназ каждой из трех стран. В последние годы главной целью их совместных военных маневров стала отработка обороны инфраструктурных объектов, прежде всего стратегических трубопроводов.

Параллельно с сотрудничеством в военной сфере главы МИД Азербайджана, Грузии и Турции проводят регулярные встречи (Батуми 2013 г., Гянджа 2013 г., Карс 2014 г.), главной темой которых является экономическое взаимодействие и развитие совместных инфраструктурных проектов, то есть тех же углеводородных трубопроводов.

А что же на «той» стороне? Армения оказалась в географическом окружении Турции, Азербайджана и «примкнувшей» к ним Грузии. Её  естественным союзником является Иран, в течение тысячелетий противостоящий так называемому Турану, то есть конгломерату тюркских племен и народов, перекрывая им дорогу в Европу и Переднюю Азию. Роль Ирана в деле сдерживания Турана не менее велика, чем Китая и России, считают историки. «Если принять племя иранское за представителей Азии при борьбе его с Грецией, то пришлось бы видеть в нем представителей Европы при борьбе с Тураном», – писал еще Николай Данилевский в своей работе «Россия и Европа». В знаменитой поэме Фирдоуси «Шахнаме», названной Гегелем «Одиссеей персидского народа», одна из главных тем – война иранских царей с владыками Турана царями Туром, Афрасиабом и Арджаспом.

Распад Советского Союза радикальным образом изменил геополитическую ситуацию на Среднем Востоке. Возросло значение Турции как крупнейшей державы Передней Азии, позиции же Ирана заметно ослабли, что связано не только с антииранской позицией Запада, но и с последствиями многолетней войны с Ираком за спорные нефтеносные территории.

Изменение регионального баланса в пользу Турции создало взрывоопасную ситуацию в Северном Иране, так называемом Иранском Азербайджане, где усилился пантюркистски настроенный слой интеллигенции, которая стала проводником идей турецкой экспансии.

Еще более дестабилизирует ситуацию практически по всем границам Ирана образование тройственного военно-политического союза Турции, Азербайджана и Грузии.

На сегодняшний день граница с Арменией - это единственный спокойный пограничный рубеж Ирана. Безусловно, он позиционирует себя в качестве наследника Персидской империи и воспринимает Армению как одну из временно потерянных провинций. Однако обе страны, и Иран, и Армения, в текущей реальности стали ситуативными союзниками, причем как минимум на среднесрочную перспективу.

Армении Иран нужен «как альтернатива Грузии для выхода в мир», сказал в интервью «Ритму Евразии» директор центра стратегических исследований «Ашхар» (Степанакерт) Рачья Арзуманян. «Кроме того, – подчеркнул он, – хорошие отношения с иранцами и арабами дают Армении возможность избежать общего исламского фронта. Врагом оказывается турок, а не ислам. Армения позволяет разделить единое тюркское море, с которым у Ирана серьезные проблемы. Достаточно вспомнить, что в иранской мифологии Иран борется с Тураном. То есть Армения интересна как поле вековых имперских амбиций уже в XXI веке и в новых формах».

Плодородные земли Закавказья, которое сейчас все чаще называют Южным Кавказом, постоянно привлекали внимание сильных и воинственных соседей – Римской империи, Византии. В XIII-XV веках сюда пришли татаро-монголы и Тамерлан. Затем Южный Кавказ стал ареной соперничества между Персией и Османской империей, которое на качественно новом уровне продолжается и в наши дни.

Определенное совпадение геополитических интересов Ирана и Армении вовсе не означает, что они могут пойти на какое-либо радикальное сближение, особенно в военной сфере. Военный союз между ними крайне маловероятен и, пожалуй, даже невозможен. Иран – исламская теократия, которая не рискнет поддерживать Армению против Турции и Азербайджана, считающегося шиитской страной, как и Иран. Последний будет действовать в классическом имперском стиле, считает Р. Арзуманян, то есть стараться сохранить и расширить влияние как на Армению, так и на Азербайджан, вместе с тем понимая, что Азербайджан сегодня играет роль своего рода плацдарма для Израиля и Турции, считающихся эсхатологическими врагами персов.

Серьезно влиять на баланс региональных сил и отношение к ним внешних акторов способна армянская международная диаспора, особо влиятельная в США. В пользу тандема Ирана и Армении говорит и тот хорошо известный в США факт, что Турция стремится вытеснить американцев в военно-техническом сотрудничестве с Грузией.

Основные оппоненты Ирана, помимо триады Турция, Азербайджана и Грузия, на мировой арене – это США, Израиль и Саудовская Аравия. Превосходящая совокупная мощь (военная, промышленная и финансовая) международных коалиций, противостоящих стране великих аятолл, делает почти невозможной победу Ирана в геополитической конкуренции на короткой дистанции, если только на его сторону не встанет Евросоюз, который сейчас резко отрицательно отреагировал на экономическое давление США.

Армения, кстати, осенью прошлого года подписала с Евросоюзом соглашение «о всеобъемлющем и расширенном партнерстве», фактически аналогичное с украинским договором о евроинтеграции. Термин «евроинтеграция» в соглашении не употреблялся, чтобы не вызвать излишнего раздражения у северного союзника по ОДКБ. Таким образом, Иран и Армения в своем все более явном противостоянии тройственному союзу Турции, Азербайджана и Грузии могут рассчитывать на понимание со стороны ЕС в том, что касается чисто экономических вопросов.

В отношении конфликта вокруг Нагорного Карабаха Армения такого понимания не встретит. Что касается Ирана, то Евросоюзу нужен его газ как альтернатива американскому СПГ и российским газопроводам. Но чтобы доказать боссам ЕС необходимость присутствия иранских прокси в Сирии и Ираке, персидским дипломатам придется приложить немало усилий, и их успех на этом «фронте» далеко не гарантирован.

Таким образом, можно заключить, что карта геополитического и геоэкономического конфликта на Южном Кавказе, в который вовлечены не только региональные акторы, но и внешние игроки, имеет весьма сложную конфигурацию, что дает основания прогнозировать длительную конфликтогенную фазу по меньшей мере на среднесрочный период.

Ведущий западный военный аналитик и стратегист Мартин ван Кревельд в начале интенсивных военных действий в Сирии сделал прогноз, что война на Ближнем Востоке и прилегающих к нему регионах затянется на долгие годы, возможно, на десятилетия, подобно тридцатилетней войне XVII века по причине большого числа ее участников и существенного расхождения их интересов.

Этот прогноз западного аналитика полностью ложится и в канву региональных конфликтов на Южном Кавказе, в который к тому же втянуты мощные внешние игроки. Противостояние тройственного союза Турции, Азербайджана и Грузии и «бинома» Ирана и Армении будет тянутся еще долго и вряд ли даст ощутимый перевес кому-либо в обозримой перспективе.