РЫБАЛКА В КОСМОСЕ

10.02.2018

Статья на портале РНарод

Пролог

Чувственные и глубокомысленные люди рано или поздно становятся рыбаками.

Увлечение рыбной ловлей доступно только возвышенным натурам, так как рыбалка

дает человеку возможность какое-то время побыть самим собою.

Эсквайр Иссак Уолтон 1653 г. 

  Вы видели когда-нибудь рыбаков, возвращающихся с рыбалки? Нет, не тех «синих» булдырей, ведущих друг друга под руку, спотыкающихся на ровном месте, со стеклянным взором, направленным на близлежащий магазин в предвкушении «шлифануть». И не  гламурных фишерменов, едущих на крутом джипе с прицепленным сзади катером, окидывающих надменным взглядом окружающий мир. Не  ныкающихся по ночам хмырей с мешками сеток, воровски озирающихся по сторонам, вздрагивающих от каждого звука приближающейся моторки. И не тех спонтанных «туристов», моющих на берегах машины и закидывающих их мусором, захламляющих дно водоемов и вырубающих остатки близлежащих деревьев, взирающих на природу как на средство добычи ресурсов.

    Я имел ввиду тех, которые проехали на перекладных не одну сотню верст, отмахали пешком пяток километров, придираясь с лодкой за спиной сквозь хмызник и болота к заветным местам, или проторили снежную целину к заветному затону, гремя ящиками и ледобурами. Если встретите таких рыбаков, обратите внимание на их взгляд. Он наполнен чистотой и свежестью, а их усталая походка и движения наполнены чувством выполненного долга. И не важно, полны ли рыбой рюкзаки или ящики. И не важно, сколько сил, энергии, денег потрачено. Главное, что они прикоснулись к чему-то прекрасному, очищающему душу от будничных проблем.

Да, в нынешнее время тотального автомобильного бума такие рыбаки встречаются на улицах все реже и реже. Но еще попадаются, в основном пенсионеры и молодежь. Хотя лишь единицы из них достигают той нирваны, когда с рыбалки возвращаешься как после бани.

     Сейчас, с появлением огромного числа рыболовных магазинов весь процесс рыбалки с одной стороны упрощается, по сравнению с временами N-летней давности, когда таких рыбаков можно было видеть гораздо чаще, но и в то же время усложняется муками выбора и прессингом. Раньше, при применении снастей надо было проявить смекалку или опыт более продвинутых товарищей, т.к. основная масса совдеповского «род-билдинга» требовала доработки, а зачастую самодельные экземпляры были просто шедеврами рыболовного конструирования. Ввиду скудной информации большинству рыбаков приходилось доходить до специфики ловли самим, причем на это уходило у многих достаточно большое количество времени и сил. Но гораздо бОльшее, чем сейчас количество рыбы в водоемах с лихвой компенсировало отсутствие интернета и рыболовной литературы. Живые насадки, такие как черви и мотыль, добывались многими самостоятельно и заранее. Смешно было бы услышать в те годы о покупке червей в магазине. Ну а информация о сдохшей неподалеку кошке разлетелась через «рыболовное радио» со скоростью звука. Пол часа - и вот уже не особо брезгливые рыбаки ковыряют палкой драгоценных опарышей…

В конце концов, очистившись от всех проявлений гордыни и тщеславия после добычи «животных ископаемых», взяв с собой лишь термосок и пару бутеров, дыбы не отвлекаться на чревоугодие, оставив в теплой постели полуголую жену, забыв о всяких там прелюбодеяниях, встретившись со своим ближним, таким же рыбаком, возлюбив все и всех как себя самого, Рыбак идет на Рыбалку как на великое таинство…

    Да, друзья мои, жизнь течет, все меняется. Другие потребности, другие скорости, но в основе своей рыбацкие ценности остаются прежними: купил новые цацки, поймал трофей, выиграл соревы и т.п. Рыбалка в основе своей, была и остается, во-первых отдачей энергии. Чем больше отдаешь – тем больше получаешь. И дело тут не в материальном обеспечении или больших теоретических познаниях. Мне кажется, у каждого свое внутреннее восприятие и видение смысла рыболовного процесса. И не важно, много ли кто ловит или мало – это уже следствие. Следствие правильного мировоззрения. Но в любом случае, когда рыбак ходит на рыбалку, как на первое свидание с девушкой – это прекрасно. Чего я Вам искренне и желаю…

Глава первая

Сон в летнюю ночь

  Город выкуривал Петюню дымом труб заводов и выхлопами машин, выдавливал маревом раскаленного асфальта, выгонял из своего чрева шумом и гамом людных улиц.

- Уеду на рыбалку. Точно. Все брошу и уеду, - ступая по раскаленному тротуару, думал про себя Петюня, поедая третье за день мороженое, таявшее на глазах на знойном августовском солнце. Завернув в парк, он уселся на лавку в тени раскидистого дуба. Здесь, в зеленом оазисе, зажатом со всех сторон монолитом городского ландшафта, было свежо и не жарко. В листве деревьев щебетали птицы, вокруг было немноголюдно и тихо. По аллеям прогуливались молодые мамочки с колясками, смущая Петюню не по размеру выпирающими из легких платьиц формами. Две из них  устроились неподалеку на одной из лавок, и что-то негромко обсуждали, изредка хихикая.

- Вот уж, «веселые молочницы», - думал Петюня, глядя на несвойственно содрогающиеся от смеха «бидоны» мамаш.

    Недалеко прозвучал шум отходящей электрички. С вокзала по аллеям парка потянулись люди. Среди толпы дачников и работяг Петюня выловил взглядом пожилого рыбачка со старым рюкзаком за плечами и видавшем виды чехле с бамбуковыми удочками, подвязанными белой тесемкой вместе с самодельным тряпичным подсаком.  «Карасятник», - подумал про себя Петюня. Этих маньяков до привередливых поклевок основных обитателей озер средней полосы, и гурманов до скворчащих на сковородках надрезанных по бокам их тушек, обмазанных после сверху сметаной и посыпанных зеленым лучком, меткий глаз заядлого рыбака не спутает ни с кем. Они могут часами рассказывать про танцующие при поклевках поплавки, про хитрые добавки запаха в наживки и прикормки от керосина до «Валидола», про заветные места заросших тростником и камышом живописных озер.

    Неожиданно рыбачок отделился от основной толпы, и направился к скамейке, где сидел Петюня. Вытащил из рюкзака бутылку с водой, смачно выпил несколько глотков, и уселся рядом с ним. От него исходил еще не выветрившийся дух озера и рыбы, а также типичный стариковский запах, похожий на тот, дедовский, знакомый Петюне с юных лет, когда они с  дедом рыбачили на реке и ходили за грибами. Где-то в груди у Петюни ностальгически екнуло по давно ушедшему в мир иной деду, бередя душу воспоминаниями.

Достав из кармана блестящий портсигар, старик вынул из него папиросу и, затянувшись, облокотился на спинку скамейки, пуская кольцами едкий дымок.

- Ох, и жарко сегодня, - проговорил он, обращаясь к Петюне, снимая с головы белый картуз, взъерошивая рукой остатки вспотевшей шевелюры.

- Сегодня еще что, на той неделе до 40 –ка обещают, - ответил Петюня. – А что, батя, клев то был?

- С утра карась поклевал, потом бросил, пошла плотва, итить ее. Я тебе вот что расскажу. Сегодня какой-то малый молодой по озеру со спиннингом ходил – ловил окуней на поводок с резинкой. Я его раньше там и не видал ни разу. Потом рядом со мной стал, повесил какую-то резинку, сказал съедобная - Луки Джон что ли. Да как начал карасей на нее тягать, причем не мелких. Мы с мужиками офигели сперва. Потом у него попросили одну резинку, раздербанили по кусочку и на крючок. Так пяти минут не прошло – поклевка - и карась грамм на 200.  Представляешь! Потом еще один. И  сосед поймал. Вот уж буржуи чего только непонапридумають. Надо в магазине поискать такие-то.

- А у тебя не осталось от той резинки фрагмента?

- Дык тот малый одну выкинул разгрызанную, я ее и подобрал для образца. Вот такая, - сказал рыбак, вытаскивая из кармана чудо-приманку.

Повертев ее в руках, Петюня ухмыльнулся, узнав в ней Тиогу от Лаки Джона, и отдал назад старику, назвав магазин, где такие продаются. Поблагодарив Петюню, пожилой рыбак поднялся со скамейки и двинулся по аллее в сторону дома.

- Вот тебе и «съедобина», - с улыбкой на лице думал Петюня, сидя на лавке. – Но определенно, куда ж поехать порыбачить?

Перед глазами Петюни пронеслись фрагменты недавней рыбалки, по телу пробежали мурашки, настойчивый мандраж завладел им, будто в вены кто-то запустил стаю бойких окуней, во рту появился сладкий привкус, в носу засвербели запахи рыбы. Зуд рыбалки -  Петюня знал его еще с детства. В таком состоянии мозг отключается от реальной действительности и выдергивает образы речных баталий, выдирая человека из насущных проблем, заставляя отменять все и вся ради хотя бы пары часов рыбацкого счастья.

    С запада на небе показались огромные, похожие на большой слоистый пирог кучевые облака. Ветер зашелестел листьями деревьев настойчивее, предрекая грозу. Надвигался фронт и Петюня тут же понял, куда он завтра поедет на рыбалку, поднимаясь с лавки и спеша домой. Город наполнился поднимаемой ветром пылью, где-то уже гремел гром, ускоряя перемещения людей в «броуновское движение». Мамочки с колясками ринулись по аллеям парка, стуча по асфальту каблучками туфель. Дачники, возвращающиеся с огородов, досадовали на зря проведенный утренний полив, но глядя на темнеющее небо, молили дождь не пройти мимо их фазенд.

    За 20 метров до  подъезда Петюню, что называется, накрыло. Как бы прицеливаясь, дождь сначала окропил его десятком крупных капель, а потом волна небесной воды обрушилась на него, вмиг промочив до нитки.

 - Лей, лей, не жалей! – радовался Петюня, вбегая в подъезд. Зайдя в квартиру, он переоделся и выглянул в окно. Дождь барабанил по крышам домов и отливам, вырывался мощными потоками из отливных труб, смывая с асфальта пыль и мусор. Свинцовое небо разрывалось сполохами молний, похожими на мгновение появляющиеся ветки гигантского небесного дерева.  Раскаты грома вели артобстрел стоящих во дворе машин, жалобно пищащих «сигналками» и моргающих «аварийками».

    Петюня залез в кладовку и достал большой черный пакет. В нем лежали мотовила перемета, коробки с карабинами и катушки с леской. Вытащив его содержимое, он тщательно проверил остроту крючков и леску на узлах. Вызывавшие подозрения элементы оснастки были перевязаны и заменены.

    Ловлей на переметы Петюня увлекся недавно – лет 8 назад. По большому счету это рыбалка с одной стороны пассивная, но с другой увлекательная и азартная. Чего стоит только охота за выползками, которыми обычно оснащались крючки. К тому же наличие дачи на берегу Десны позволяло с относительным комфортом проводить время в перерывах между проверками снастей.

    Петюня оснащал переметы по простой схеме. Два больших мотовила с двухмиллиметровой леской. На нее крепились вертлюжки, а к ним уже подпуска со 100 гр. грузилами и двумя поводками. Основной добычей ловли является сом. Но ловится и другая рыба – белая и окуня. Особо крупных экземпляров Петюне не попадалось, но и задачи поймать трофей он не ставил. По большому счету это вносимый разнообразие в жизнь отдых от спиннинговой и поплавочной ловли, которой он также увлекался.

    Зазвонил телефон. Петюня ухмыльнулся, узнавая по мелодии звонок кума.

- Здаров! Ты в окно смотрел! Наконец-то дождь пошел. Погнали сегодня за выползками, а завтра с переметами выберемся хоть разок! – услышал он в трубке его взволнованный голос.

- Дык я уже все достал, и тару для червей приготовил. Вечером жди, заеду. Завтра прем!

- Ок. Давай часов в 10.

    Через пару часов ливень закончился. Сквозь остатки рваных облаков проступило солнце. В открытые окна пахнуло свежестью дыхания умытых дождем листьев, растущих под окнами лип. Стрижи веселой ватагой вылетели на вечернюю охоту, стая нахохлившихся голубей купалась в огромной луже. Двор наполнился шумом и гамом. Заскрипели качели, мужики застучали об стол костяшками домино, пара пацанов засучив штаны, шастали по залитой по бордюры  дороге, брызгая водой босыми ногами.

Вечерело. Петюня вышел во двор, завел машину и двинулся за кумом. Забрав его

возле подъезда, два охотника за выползками двинули на давно знакомое место для их сбора. Это был пологий склон с тропинкой к роднику недалеко от реки. Небольшое количество зарослей и травы давало возможность за короткое время набирать нужное количество червей, не тратя время на высматривание в мешающей зелени и досадные промахи при схватывании осторожных беспозвоночных.

    Бросив машину на горке, Петюня и кум начали спускаться по склону, осторожно ступая по влажной земле, светя в сумерках светом налобных фонариков. Кое-где попадались торчащие из норок головы выползков, мгновенно исчезающих  в своих пенатах при звуках приближающихся шагов. Постепенно стемнело, и ближе к роднику стали попадаться уже полностью вылезшие «зоревые», расслабленно вытянувшиеся возле своих убежищ. Таких собирать уже попроще. Собрав за час сотни три, кумовья двинулись до дому, договариваясь о завтрашней рыбалке.

    На следующий день Петюня заехал за кумом в условленное время и, затарившись припасами в близлежащем магазине, они двинули на рыбалку. Прекрасный, тихий августовский вечер поднимал настроение, и два приятеля живо обсуждали стратегию предстоящей ловли, подъезжая к Петюниной даче. Оставив машину на верху оврага, они спустились к реке, на берегу которой и находилась его фазенда. Место для ловли на переметы здесь было классическое – не очень широкое русло с ямой ниже переката с обратками и завалами, так любимыми усатыми представителями речной ихтиофауны.

    Наскоро обустроившись, накачав и спустив лодку, рыбаки перетянули два перемета от берега до берега, пригрузив  парой кирпичей. Подцепив подпуска на первый, они,  закончив со следующим,  решили проверить оснащенный вначале, т.к. пока смеркается «белая» рыба мгновенно объедает выползков. Особенно им достается от густярок – речных пираний, после атак которых на подпусках не остается ни одного кусочка червей, и крючки блестят как отполированные.

    Подняв перемет, Петюня увидел, что один из подпусков был стянут к привязанному кирпичу и обмотан вокруг него.

- Вот блин, минут сорок всего-то прошло, - досадовал кум. – Смотри, и крюк разогнул, зараза.

- Да, похоже крупный садился, - глядя на вывернутый крючок сказал Петюня. – Вишь обмотал, гад,  накоротке бился и сошел.

    Распутав подпуск, заменив крючок и нанизав по новой выползков, они вылезли на берег, светя в сумерках светом налобных фонариков. Ночь вступала в свой права, на небе все отчетливее стали видны звезды, в траве застрекотали цикады. В сполохах разведенного костра к небу вырывались искры, а в его дергающемся вокруг свете мельтешили тени, похожие на хоровод танцующих бесов. Два приятеля сидели молча у костра, ели мясо и пили пиво, слушая ночь, думая каждый о своем.

Они познакомились давно и понимали друг друга не то что с полуслова, а иногда и с полувзгляда. Хорошо, когда есть рядом люди, с которыми интересно поговорить, но еще лучше, когда есть и такие, с которыми интересно иногда просто побыть рядом и помолчать.

- Ну что, пойдем проверим, да покемарим пару часов? – спросил Петюня.

- Да, пора бы, - ответил кум, прикуривая с уголька сигарету.

Сбросив лодку они подгребли к перемету и, подняв основную леску, начали выбирать подпуска. На первом попалось два сомика кила по два и залетный лещик под кило. На втором два мелких усатых разбойника сели на один подпуск, замотав его. Приятелям пришлось повозится, перевязывая снасти. Сняв еще одного кила на полтора, они, вернувшись назад, запустили рыбу в старую ванну с водой, и завалились вздремнуть.

Кум вырубился сразу, сотрясая стены деревянного домика громким храпом. Петюня ворочался, одолеваемый писком надоедливого комара. Но через полчаса его тоже сморило, погрузив в безмятежность рыбацкого сна. И видел он такой сон….

Шел 2114 год. В ближайшем Подбрянсковье выкопали уже двадцатый Орлик. Технический прогресс шагнул так далеко вперед, что межгалактические полеты стали обычным делом. К нам прилетали представители других галактик на рыбалку и соревнования. Кстати удочек как таковых давно уже не было. Ловля рыбы происходила посредством планшета или даже телефона. С помощью специальной программы и транслятора создавалась необходимая анимация приманки с просмотром процесса на экране. Можно, например, создать анимацию червяка на определенной глубине и в определенном месте, и наблюдать, как рыба заглатывает его, а с помощью магнитного поля она притягивалась к рыбаку. Также можно выбирать и запахи наживок, создавать поле прикормки, задавать игру при анимации живца и т.п.

На последнем межгалактическом фесте инопланетянин Рбуз с планеты Рагоп рассказал Петюне о его последней рыбалке на спутнике Юпитера - Европе. Как известно подо льдом этого спутника был обнаружен океан, который был весьма богато насыщен представителями экзотической ихтиофауны. К тому же это был практически Петюнин домашний водоем. Однако пришелец сказал, что клев был вялый, т.к. ветер был восточный и давление скакало и другой спутник Юпитера Ио был не в той фазе (откуда там ветер и давление, там и атмосферы то нет, – думал про себя Петюня). К тому же нашу солнечную систему почему-то приписали к другой галактике, и теперь запрет на рыбалку увеличивался на 2 недели, и межгалактическая инспекция иногда залетала с проверками и сюда.

Петюня загорелся слетать на Европу, к тому же в этой фазе этого спутника обычно неплохо поклевывало. Вызвонив кума по видео транслятору, он справился о готовности космического казана для варки ухи в экстремальных условиях. Кум сказал, что все готово, и инопланетный специалист по нестандартному космическому оборудованию  Негтнер уже провел испытания и можно казан забирать.

Залетев на заправку Сокю на звездолете фирмы SY, и до щелчка заправившись высокооктановым ядерным топливом, Петюня заехал в рыболовный межгалактический магазин «Звездное место». Там он приобрел необходимый для полета скафандр фирмы Norfin, расхваленный кумом Discovery 100, приобретенный им здесь же недавно.

Забрав кума, залетев за казаном и в гараж за прочим необходимым оборудованием, приятели двинулись в сторону Юпитера. Как обычно, потыркавшись над Городищенской горкой полчаса в пробке, наконец, они вырвались в околоземное пространство. Разогнавшись до скорости света, приятели, облетая пролетающие навстречу метеориты, космический мусор и звездолеты с мигалками добрались до Европы.

Благополучно приевропевшись, Петюня и кум выглянули в иллюминаторы. За бортом огромный газовый гигант – Юпитер кружил разноцветными вихрями, зловеще глядя, словно глазом, большим красным пятном.

Европа искрилась ледяным панцирем, пронизанным трещинами, образовавшимися в процессе мощного магнитного поля Юпитера. Находящийся относительно неподалеку другой спутник Ио завораживал своим разноцветием и вулканами.

За бортом было минус 160. В принципе для этих скафандров терпимо, они были рассчитаны на -300. Вот только радиационный фон, исходящий от Юпитера был высоковат. Для рыбалки приятелям надо было установить специальную палатку Holiday Star Line.

- Ну нафиг, - сказал Петюна. – Я плащ ОЗК одену. Ты свой то взял?

- Взял, конечно,- ответил кум. – Сколько раз уж выручал. Даже аммиачные дожди выдерживал. Лучше еще ничего не придумали до сих пор.

- Эт точно, - надевая плащ проговорил в микрофон скафандра Петюня.

Выйдя из звездолета Петюня заметил пару тычек, торчащих изо льда. Здесь явно кто-то недавно рыбачил.

- Давай сюда палатку поставим, - сказал он куму.

Рыбаки установили палатку, подключили ее к оборудованию, создающему в ней тепло и давление. Потом достали специальный лазерный бур, ведь лед здесь был около сотни метров. Сделав пару лунок, они уселись на ящики и стали рыбачить. Через несколько минут кум вытащил из лунки первую рыбу и Петюня в наушнике услышал его победный клич: - Йоооооооорш!!!!

Бросив его в спецказан, они продолжили ловлю. Натаскав несколько десятков рыб, они принялись варить космическую уху. Пока она варилась, кум достал старую удочку фирмы Salmo с леской, чертиком внизу и крючком, надвязанным выше с черной бисериной. Чертик был сделан из какого-то хитрого металла с далекой планеты, превосходящего по плотности вольфрам в несколько раз.

- Дай-ка попробую по старинке, - ухмыльнулся он.

Смотав в лунку почти все содержимое вместительной шпули, он начал качать кивком, и через пару проводок он увидел поклевку. Мотая на катушку леску, он вытянул рыбу, похожую на подлещика, радостно сопя в микрофон скафандра, демонстрируя ее Петюне. Кинув и его до кучи в казан, приятели смотрели в окно палатки на звездное небо, пытаясь разглядеть далекий голубой шар родной Земли.

Неожиданно на планшете Петюни появился сигнал опасности. Радар фиксировал приближающийся звездолет межгалрыбинспекции.

- Надо валить! – крикнул куму Петюня, наскоро собирая вещи. Они спешно собрали генератор и палатку, покидали ящики, и, не прогревая двигатель взлетели. Тут же из-за Юпитера показался звездолет инспекции. На бортовом компьютере появилось сообщение с требованием остановиться. Но Петюня уже набрал скорость, и, сделав хитрый маневр, включив маскировку, они оторвались от преследователей.

Подлетая к Земле, Петюня поставил звездолет на автопилот, и начал укладывать разбросанные наспех вещи. Уложив все как надо, он спросил у кума:

- А ты казан куда положил?

- Я его не брал, я думал, что ты укладывал.

- Е мае, походу мы его на Европе забыли! – в сердцах воскликнул Петюня.

В иллюминаторах приближалась Земля, звездолет начал торможение, снижаясь в голубую бездну….

Петюня проснулся и, резко встав, подошел к окну. На востоке брезжил рассвет, птицы запели свои утренние песни, в небе тускнел свет далеких звезд.

Разбудив кума, Петюня вышел на кухню. Разлив по кружкам чай из термоса, перекусив наскоро бутербродами, рыбаки вышли из домика.  На улице было свежо и зябко. Трава была влажной от росы, по реке стелился туман, остатки костра вяло дымились в предрассветных сумерках. Скинув лодку на воду, приятели двинулись к переметам, тихо трогая веслами водную гладь. Подняв перемет, они начали двигаться вдоль него, проверяя подпуска.  Первые два были пустыми. На третьем оказался бойкий сомик кил на семь, судя по достойному сопротивлению севший не так давно. Вытащив и усмирив его, Петюня положил трофей в лодку.

Кум распутывал подпуск, смоля сигаретой в зубах, а Петюня рылся в холщовом мешке, выбирая выползка пожирнее для насадки. В какой-то момент кум оставил свое занятие и, подняв голову, взглянул на Петюню.

- Блин, - сказал он ему, глядя в глаза. – А казан то забыли.

Секунд десять приятели смотрели молча друг на друга, освещая лица налобными фонариками.

- Ну да, забыли, - улыбнувшись, сказал Петюня, и протянул куму жирного выползка.

Где-то на востоке, там, где небо трогает землю, показались первые лучи восходящего солнца. Птицы запели громче, приветствуя новый день. На перекате хлестко и дерзко ударил жерех, заявляя свои права на охотничьи угодья. Ниже по течению, в районе запеска нервно запел чей-то колокольчик, сигнализируя поклевку. За деревьями, на пойменном лугу, щелкнул кнут пастуха, подгоняющего стадо коров.

А двое  в лодке (не считая усатого гурмана до выползков), стоящей на средине реки в клубах исчезающего тумана, сгоняемого утренним бризом, неспешно занимались рыбалкой, думая каждый о своем, а может и об одном и том же, слушая утреннюю симфонию пробуждающейся природы…

Автор Денк

Если вам понравилась статья, то подписывайтесь на наш портал о рыбалке! Чтобы перейти на портал, нажмите кнопку вверху статьи "Статья на портале РНарод"