О Стругацких

Русская литература – не моё.

Бла-бла, она отражает истинное лицо нашей страны, веяния эпохи. Но она от этого не перестаёт быть невыносимо скучной.

Из всей армады дредноутов пера, мне заходят единицы. Но если заходят, то прям любовь навеки, готова набить портрет на левую грудь (на правой занято Марксом, Энгельсом и Владимиром Ильичом).

Я безумно люблю братьев Стругацких. С великой нежностью отношусь к их таланту, можно сказать, к гению. Вообще, по-моему мнению, фантасты круче всех. Поясню. Описать какую-то историю из серии «Пусть говорят», о страданиях юной и не очень души, это труд. Ну, и неплохо иметь талант, да. Иначе тягомотина выйдет, как у некоторых. А вот создавать новые миры, переплетённые между собой, живущие своими законами, со своей моралью, это абсолютно иной уровень.

Стругацкие пишут не простым языком, но он заставляет тебя работать, а не клевать носом. По ниточке, петелька за петелькой получается невероятное полотно повествования.

Я часто заставляю друзей что-то читать. Что впихнуть товарищу из творчества Стругацких?

«Повесть о дружбе и недружбе». Казалось бы, для подростков, сказочка. О том, на что ты готов пойти ради товарища и товарищ пойдёт ради тебя. О смекалке. О храбрости. О важных вещах. Классная вещь для любого возраста.

«Гадкие лебеди». Как и во многих произведениях братьев, основная проблема – проблема выбора. Символичное название намекает на то, что не всегда мы зрячи, не всегда адекватно оцениваем людей вокруг, подменяя истину общественным мнением.

«Трудно быть богом». Одна из моих любимых книг, читанных-перечитанных, наверное, она у меня в ТОП-5 даже. Как ты поведешь себя, оказавшись в обществе, которое ниже по уровню развития, чем твоё? А если ты в нём можешь что-то изменить? А если не можешь? А если ты станешь его частью? А если оно станет частью тебя? Где границы дозволенного поведения и вмешательства? Где условная граница того, что ты можешь себе позволить? В этой книге много вопросов к читателю, они почти на каждой странице, а еще их больше после перевернутой последней. Очень ярко и образно очерчен и мир условного будущего и мир условного прошлого.

Очень боюсь смотреть экранизацию. Наверное, так никогда и не решусь.