Яростные русские рок-оперы

Гитарист ансамбля "Ариэль" Сергей Антонов
Гитарист ансамбля "Ариэль" Сергей Антонов

За первые 10 лет своего существования челябинский ансамбль «Ариэль» стремительно прошел сразу несколько творческих этапов. Самодеятельные музыканты начинали с битловских каверов, потом на музыку Леннона-Маккартни накладывали свои тексты, затем перешли к биг-биту собственного сочинения. Добились успеха у себя в городе, но тут же ушли от битловского копирования в арт-рок на основе русских народных песен, чем удивили уже весь СССР. И немедленно обратили на себя внимание лучших композиторов страны. Для «Ариэля» специально писали Раймонд Паулс, Александр Зацепин, Александр Морозов. Их усилиями оригинальный челябинский прогрессив-фолк сменился на набор отменных поп-шлягеров: «На острове Буяне», «В краю магнолий», «Баба-Яга».

Однако на исходе уникальной десятилетней дороги к успеху челябинская группа резко шагнула за творческий горизонт, создав, быть может, самые главные свои музыкальные произведения – трилогию из русских национальных рок-опер: «Емельян Пугачев», «Мастера» и «За землю русскую». Игравшихся на сцене вживую силами одного только «Ариэля» - шестерых талантливых уральских артистов. Увы, сегодня те рок-оперы абсолютно забыты, они не были изданы на «Мелодии», удивительные произведения не были даже записаны в нормальной студии, у челябинских меломанов остались только ужасающего качества «концертники».

ЕМЕЛЬЯН ПУГАЧЕВ

Валерий Ярушин в роли Кирпичникова в рок-опере "Емельян Пугачев"
Валерий Ярушин в роли Кирпичникова в рок-опере "Емельян Пугачев"

Первая рок-опера вышла у «Ариэля» в 1978 году – «Емельян Пугачев». Автором идеи и продюсером выступил музыкант ансамбля «Песняры» Валерий Яшкин, он же написал удачное либретто, переработав поэму Сергея Есенина «Пугачев».

- Яшкин предложил мне сочинить для всего этого мелодии, и чем больше я вчитывался в поэму, тем сильнее ощущал какую-то беспомощность перед потрясающим есенинским стихом, - вспоминает лидер «Ариэля» Валерий Ярушин. - Несколько месяцев я просто не мог приступить к написанию музыки - все обдумывал, писал на бумажных клочках неожиданно возникающие темы. Потом подсчитал, на работу над «Пугачевым» у меня ушло ровно 9 месяцев.

Из более двадцати действующих лиц есенинской поэмы Яшкин выбрал шесть главных персонажей и сделал под них либретто. Емельяна Пугачева сразу прописали под харизматичного вокалиста группы Льва Гурова. Образ Сторожа очень подошел поющему барабанщику, очень артистичному Борису Каплуну. Валерий Ярушин взял себе скромную роль Кирпичникова. И совершенно звездный час наступил для вокалиста и клавишника Ростислава Геппа, который сыграл и спел партии мятежника Хлопуши. Того самого Хлопуши, знаменитый монолог которого в те же годы читал со сцены театра на Таганке Владимир Высоцкий. От сравнений было никуда не деться, но умеющий когда надо включать отменный баритон, а когда надо просто по львиному рычать, челябинец сыграл без малейшего заимствования.

Ростислав Гепп в образе Хлопуши
Ростислав Гепп в образе Хлопуши

Как водилось, «Ариэль» обкатал рок-оперу в родном Челябинске, премьера состоялась 8 мая 1978 года в ДК «Автомобилист». Восторг! А 13 декабря «Емельян Пугачев» сделал то, что не удалось совершить 200 лет назад казачьему атаману – взял Москву. В клуб МГУ Ярушин и администратор ансамбля Юрий Белишкин (позже работал с группой «Кино») собрали весь бомонд: чиновников из Союзконцерта и Госконцерта, композиторов Никиту Богословского и Александра Журбина (автора первой советской рок-оперы «Орфей и Эвридика»), авторитетных журналистов. И вишенка на торте, среди зрителей – Алла Пугачева! Первые ряды трясли драгоценностями и, самодовольно оглядываясь вокруг (о, а неплохая компания собралась!), вежливо сводили ладоши. А с галерки веселые и жадные до всего нового студенты МГУ отчаянно аплодировали практически после каждой сцены.

- Мы старались, ведь это была первая отечественная рок-опера, поставленная силами одного ансамбля, - говорит Гепп. – Вышедшая годом ранее «Орфей и Эвридика» Журбина формально принадлежит «Поющим гитарам», но по факту там человек сорок выходило на сцену, а нас – всего шестеро. Журбин, кстати, потом поздравил с успехом, Алла Пугачева нашу рок-оперу очень хвалила, за кулисами после премьеры хлопала Гурова-«Пугачева» по плечу и с усмешкой называла Батей. А заслуженный композитор Богословский, который своими публикациями нас нередко выручал, не сказал после премьеры ни слова, ушел молча и затем вообще от «Ариэля» отвернулся. Выяснилось потом, что Никита Богословский как раз в это время начал активно продвигать своего сына Андрея, который написал мюзикл «Алые паруса», тоже рок-оперу, по сути. И тут мы семейству Богословских дорогу перебегаем со своим «Пугачевым».

Пролог из "Емельяна Пугачева"

С «Пугачевым» «Ариэль» проехал весь Советский Союз, дав по всей стране 274 представления. И везде челябинскую рок-оперу принимали отлично. Но до записи на «Мелодии» дело так и не дошло.

МАСТЕРА

Валерий Ярушин решил не останавливаться на достигнутом, вновь в творческом тандеме с Валерием Яшкиным погрузившись в работу над рок-ораторией «Мастера» на стихи Андрея Вознесенского. Это было очень смелое решение. Ведь еще недавно Первый секретарь ЦК КПСС на съезде Союза писателей в лицо именно Вознесенскому выкрикнул с трибуны: «Господин Вознесенский, вон из страны!». Но «Ариэль» продолжал гнуть свою тему русской народной рок-музыки, а для этого стихи гонимого поэта подходили как нельзя кстати.

Кудри - стружки,
Руки - на рубанки.
Яростные, русские,
Красные рубахи.

Холод, хохот, конский топот да собачий звонкий лай.
Мы, как дьяволы, работали, а сегодня - пей, гуляй!
Гуляй!
Девкам юбки заголяй!

«Мастера» - это положенный на музыку взволнованный рассказ о строительстве храма Василия Блаженного, о страшном противостоянии отчаянных русских зодчих и государственной бюрократической машины, о творческом русском восстании перед боярской элитой, преклоняющейся перед Западом. (Сегодня, кстати, рок-опера звучит мегаактуально!). Поэма о Средневековой Руси, написанная современным языком, дала возможность «Ариэлю» раскрыть ее содержание современными же музыкальными средствами. Экспрессивный текст. Смелые мелодии Ярушина. Профессиональная игра музыкантов, знающих толк в арт-роке. И во время премьеры для большего погружения в тему – видеоряд слайдов иконописи Андрея Рублева.

Оформление сцены на премьере рок-оперы "Мастера"
Оформление сцены на премьере рок-оперы "Мастера"

- Это был шок! – делится впечатлениями от первого просмотра «Мастеров» Александр Красноперов, один из побывавших на премьере зрителей. - 40 минут рок-оратории ввели меня в какой-то столбняк, так что в перерыве я мог только молча курить, стоя у стены, не в силах что-либо сказать. Подобное состояние было почти у всех присутствующих в зале. Это было откровение, открытие, прозрение и катарсис! Я, разбирающийся в рок-музыке как в своем доме, побывавший на «Тбилиси-80», читающий лекции по музыке и поэзии, был оглушен и раздавлен. Это был РУССКИЙ РОК! Нет, не тот рок, который поют на русском языке с английским акцентом. Это была рок-музыка, созданная на основе русских народных гармоний, входящая прямо в душу и выворачивающая ее наизнанку.

- Если в «Емельяне Пугачеве» было, на мой вкус, слишком много театра, то «Мастера» - это шедевр, который во время прослушивания не требует визуального ряда и действа, здесь царит МУЗЫКА, - говорит композитор Дмитрий Локтионов. - Арт-рок, сочиненный по стандартам мирового уровня, с яркими аранжировками и классными инструментальными находками. «Мастера» - это сложная, разносторонняя, многоплановая интеллектуальная музыка, совершенно не похожая на тот примитив, который играется современными группами в XXI веке.

В начале 80-х одним людям хотелось делать сложную музыку, а другим - хотелось ее слышать. В «Мастерах» чувствуется влияние на «Ариэль» и Yes, и Genesis, и King Crimson, где-то слышен Рик Уэйкман. Минимум фирменной для «Ариэля» фолк-составляющей, по максимуму – самая продвинутая на тот момент музыка Запада. Замечательная клавишная работа, за которую отвечали в челябинской группе Сергей Шариков и Ростислав Гепп. Потрясающий инструментальный тандем! «Ариэль» в 81-му году был экипирован отличными инструментами, которых не было у «Веселых ребят» или «Голубых гитар», игравших примитивный ВИА-музон. А у челябинцев кроме рояля имелось и «Хоннер-пиано», клавишный инструмент, внутри которого проходили гитарные струны, с помощью него Гепп создавал «Ариэлю» уникальный саунд. И у Шарикова – аналоговые клавиши Korg Delta и Korg Poly-61, которыми он умел пользоваться в совершенстве. Слова «похоже на Рика Уэйкмана» - это комплимент, а не усмешка. В аналоговую эпоху сыграть так, как Уэйкман, в мире могли единицы! Это вам не цифровой синтезатор, тогда нужно было играть и думать. Шариков с Геппом создавали тембры авторские, дизайнерские, бутиковые - удивительно красивую музыкальную палитру. Так же мастерски в «Мастерах» работает ритм-секция в лице Валерия Ярушина и Бориса Каплуна, как инструменталисты они здесь выложились по полной.

Отрывок из "Мастеров"

«Мастера» произвели фурор среди музыкальных экспертов, но не тронули массовую аудиторию. Слишком сложно… Плюс «Ариэль» допустил продюсерский просчет, строя премьерную программу из двух отделений: в первом давались «Мастера», во втором шли эстрадные «В краю магнолий», «На острове Буяне» и прочая «Старая пластинка». Конечно, необычное впечатление от завернутого арт-рока и сложных стихов Вознесенского тут же смазывалось более доступными танцевальными хитами. Трудно представить, чтобы творивший в одно время с «Ариэлем» Алексей Рыбников после представления «Юноны и Авось» (вышедшей в один год с «Мастерами») вдруг бы начал после арии Резанова и финального «Аллилуйя» потчевать зрителей поп-песенками типа «Бу-ра-ти-но!» или «Я тебе, конечно, верю». Мол, а вот еще это у меня есть…

Увы, на «Мелодии» охотно издают «ариэлевские» развлекательные «магнолии», но опускают шлагбаум худсовета перед музыкой серьезной и очень русской.

С МЕЧОМ И ГИТАРОЙ

Фотосессия для оформления афиши для рок-оперы "За землю русскую"
Фотосессия для оформления афиши для рок-оперы "За землю русскую"

И все же Валерий Ярушин решается на эксперимент по созданию еще одной крупной музыкальной формы – рок-думы «За землю русскую» на тему «Слова о полку Игореве».

- В 1985 году исполнялось 800 лет знаменитому славянскому писанию, и я по предложению все того же Яшкина опять окунулся в серьезную атмосферу, - вспоминает Валерий Ярушин. - Челябинская филармония раскошелилась на очень дорогие костюмы и даже холодное оружие – мечи, копья, кинжалы, а в мастерских оперного театра делались отличные декорации. Особенно эффектным у Стаса Геппа, сыгравшего хана Кончака, был головной убор, - балахон с рыжей лисицей. Увы, премьера в Москве в кинотеатре «Новороссийск» прошла не так, как бы я хотел, - скромновато. Собрался бомонд, но кайфа, какой был в «Пугачеве», не случилось. Отсутствовал трепет - самая важная составляющая любого успеха.

Идет представление "За землю русскую"
Идет представление "За землю русскую"

Валерий Ярушин скромничает, а зрители приняли его рок-думу очень тепло, собрав на премьерный показ аншлаг во дворце спорта «Юность». В «За землю русскую» уже больше фолка, и оттого произведение выглядит очень цельным. У Ярушина получился практически идеальный синтез западного арт-рока, прогрессив-рока и русской пентатоники. Пожалуй, это в наибольшей степени «ариэлевская» работа, чем предыдущие рок-оперы, здесь царит напевность и народность в музыке, присущая челябинскому ансамблю. Талант Валерия Ярушина как аранжировщика в ней проявился в высшей степени. Безумно обидно, что такая достойная рок-опера не была записана в нормальной студии. Рыбникову с его «Юноной и Авось» повезло (она ставилась в Москве), а работавшему в провинциальном и не имевшем своей студии Челябинске «Ариэлю» зафиксировать ни на виниле, ни даже в виде магнитоальбома «За землю русскую» не удалось.

Мастера челябинской филармонии сделали для "Ариэля" специальные доспехи и отковали холодное оружие
Мастера челябинской филармонии сделали для "Ариэля" специальные доспехи и отковали холодное оружие

- В «За землю русскую» поражает сочетание хтонических русских мотивов и современных, - говорит поэт и автор мюзиклов Константин Рубинский. – Вообще всей этой трилогией «Ариэль» четко застолбил себе место в высшей лиге мирового фолк-рока. Да, иногда фрагменты и даже аккорды «ариэлевских» рок-опер почти дословно повторяют западную музыку. Например, начало композиции «Сторож» из «Пугачева» очень похоже на начало фрагмента «This Jesus Must Die» из знаменитого произведения Уэббера и Райса. А в «Мастерах» - «Их было смелых семеро» - аккомпанемент мне напоминает почему-то музыкальный рисунок в композиции «Fasten Seat Belt» ансамбля Space. Но это и понятно, ведь «ариэлевцы» жили этим тогда, дышали тем, что очень неявственно доносилось из-за рубежа. И что могли, подхватывали, отражали, развивали, транслировали, но и прививали к исконно русскому народному корешку, подвергали перекличке времен, рифмовали со знаковыми событиями русской истории и культуры. Вот почему музыкальная ткань этих сюит разнообразна, динамически подвижна, эмоционально пластична. И в то время эти вещи, думаю, были невероятным открытием для слушателя.

"За землю русскую" - ария князя Всеволода и его дружины

Все три произведения Ярушина и «ариэлевцев» пронизаны любовью к России, содержат элементы русской народной музыки, сюжеты всех трех рок-опер держатся на событиях русской истории. То есть тренд на «народность» и «русскость» в своем творчестве, заданный Ярушиным и «Ариэлем» в середине 70-х, был бережно сохранен и увеличен в иной форме, подаче и стиле – оратория и арт-рок. Настоящий патриот России Валерий Ярушин при этом не имеет звания народного артиста России. Малахольный танцор «голубой луны» Боря Моисеев – народный артист. Поп-куколка из «Рефлекса», без голоса, но с четвертым размером, награждена орденом «За заслуги перед Отечеством». Болгарин в перьях, поющий про синюю яму – народный. А сделавший в миллион раз больше для русского искусства Ярушин – не заслужил. Когда звучат слова «Министерство культуры РФ», хочется взять в руки автомат…

Сергей Антонов из "Ариэля"
Сергей Антонов из "Ариэля"

Советская трилогия русских рок-опер из Челябинска сегодня прочно забыта. Концертные записи переизданы не были и беспорядочно гуляют исключительно по Интернету. Живой камбэк возможен, но, увы, не в полном составе. Двое из великолепной уральской шестерки, с гитарами наперевес вышедшими постоять «за землю русскую», Лев Гуров и Сергей Антонов уже поют вместе с ангелами.