"Ты должна помочь брату! Давай, привози деньги. И какую ты там расписку у нотариуса выдумала?"

06.06.2018

С детства аллергия на слова "ты должна" и "ты обязана". А ещё я с детства мечтала побывать в Париже. Не просто мечтала, я им бредила - самым романтичным городом в мире.

фотография с сайта https://pixabay.com
фотография с сайта https://pixabay.com

Днём я сижу в офисе и перебираю бумажки, по вечерам вожу в такси женщин и детей. В своей съёмной комнате я только ночую. Живу я в квартире с хозяйкой - одинокой женщиной, брошенной собственными детьми. Она давно всё поняла и всё осознала, но её сыновья не хотели знать свою мать. Поэтому ко мне относилась так, будто пыталась перенести свою любовь к детям: сердобольная женщина ругала меня за моё питание всухомятку, и подкармливала супчиками и кашками.

Живу я с ней 4 года. съезжать не планирую. Наше близкое знакомство сыграло свою роль, и со временем она понизила мне цену за аренду до символической. Тем самым она приблизила меня к соей мечте - Парижу.

Мама живёт с моим старшим братом, его женой и их детьми. Брат систематически уходит в загулы, кутит на скопленные деньги - они пытаются насобирать на квартиру, потом возвращается к жене и вымаливает прощение. Мама не очень любит жену брата, да и я тоже не особо хорошо к ней отношусь: она слишком добрая и мягкотелая, брат постоянно вытирает об неё ноги, а она и довольна.

Последний раз в загуле братишка был пару лет назад, поэтому кое-какая сумма у них была. Как сказала довольная мама:

- Ещё чуть-чуть и им хватит на взнос по ипотеке. Наконец-то они съедут!

Я мысленно порадовалась за брата - характер у мамы далеко не сахарный, и я уверена - стоит им съехать, как отношения с женой сразу наладятся.

- А у тебя как? Как Париж? - поинтересовалась мама. знавшая о моей идее-фикс.

- Скоро, мамуль. Ещё несколько месяцев, и мечта сбудется! - я не удержалась и похвасталась, ой язык мой - враг ещё какой!

Через пару дней я очень пожалела о своей болтливости. Ко мне пришёл брат с женой. Они вручили мне постер с изображением Эйфелевой башни и радостно заржали:

- Теперь ты всегда будешь в Париже!

Я поблагодарила гостей, пригласила их на кухню. Моя хозяйка тут же оттуда ретировалась:

- Не буду вам мешать, уж больно редко к Алисоньке гости ходят.

Слово за слово и цель визита была обозначена: деньги. Мои кровно заработанные, родненькие заначенные купюрочки, я должна была отдать грабительскому банку ради того, чтобы брат и его супруга влезли в ипотечную кабалу.

- Мы всё вернём, честно-честно! До копеечки! - горячо уверял меня брат.

Расставаться с мечтой я не хотела. Но и не помочь близкому родственнику, я не могла. Прекрасно зная как живут ипотечники - коллега на работе с ипотекой, третий год в одних и тех сапогах ходит, я попросила чтобы займ был оформлен у нотариуса, с чётко прописанными сроками возврата.

- Ты мне не доверяешь? - вскочил брательник. - Как ты можешь думать, что я тебе не верну?

В брате-то я была уверена, и то не полностью. А вот его супруге я не доверяла ни капельки.

В общем, брат ушёл, прихватив жену, и серьёзно на меня обидевшись. К всеобщей истерии подключилась и мама:

- Ты должна помочь брату! Никуда твой Париж от тебя не денется. Давай, привози деньги. И какую ты там расписку у нотариуса выдумала? Бросай фигнёй маяться, родственники так не поступают.

Мы живём в очень ужасном мире. Верить нельзя никому. Я не понимала, почему моё предложение оформить займ официально вызвало такую бурю эмоций? Ведь если человек действительно собирается всё вернуть, то договор его не возмутит. И я сама, если бы собиралась занять, настояла бы официальном оформлении моего долга - чтобы займодавец спал спокойно.

Осудила меня не только мама, но и бабушка. Узнав об алчной внучке, требующей с собственного брата расписку у нотариуса, бабушка забрала брата и его семью жить к себе. завещав им квартиру. Так что, можно сказать, я помогла брату решить квартирный вопрос. Правда, своеобразно помогла.

А вот общаться со мной никто не хочет - я жмотина, не достойная общения с членами моей семьи. Ведь так не принято, надо верить родственникам. Так что я теперь - изгой. Но изгой, который через неделю приземлится в Париже и будет гулять по Версалю и Елисейским полям.