Актеры после работы. Журналистское расследование на примере пяти театров.

14 March 2019

Есть ли среди вас те, кто терпеливо дождавшись окончания спектакля, не бежал стремглав к метро, чтобы успеть на последнюю электричку в Одинцово, остался стоять возле театрального подъезда, чтобы... чтобы что?

Однажды меня посетила мысль - актеры на сцене такие бодрые, веселые, даже когда умирают на сцене ух как резво. Бодрыевеселые всегда? Что же происходит после этого? После того, как занавес, гримерка и до-мой...Наверняка в мыле, масле, едва волочат ноги, приходят домой и не раздеваясь падают на кровать, если успевают до нее доползти.

И мне конечно делать нечего, как стоять до ночи возле служебных входов, как маньяк, поджидающий жертву. Но я это сделал, а именно проследил, как тайный сыщик какими выходят актеры, в каком состоянии из театров города М. Чтобы мною не заинтересовались конкретные службы, я решил не выдавать имена, фамилии, называя разве что театры, где все это происходило.

МХТ Чехова

Как определить что выходят актеры, а не служебный персонал - самая сложная задача. Но мы в столичных театрах, где лица актеров неоднократно примелькались.

Администраторы, светлячки, монты, проходите, не задерживайте, гости... придется подождать какое-то время, пока смоют грим, пока переоденутся, пройдут кишку коридоров... ага, вот и дождался, наконец. Актеры МХАТа. Изможденные и нервные? Я готов встретить агрессию. Сейчас в радиусе пяти метров будет пылать земля. Оголенные, как провода, взгляд - уничтожающий...

Но что это... бодрые, веселые, обнимаются, садятся в такси. Следующие стоят курят, не торопятся домой к борщу и тапочкам. А эти заруливают в "Чехов", кафе что рядом.

Ладно, наверняка старейший театр обязывает быть такими. Пойдем дальше.

Современник

Кругом камеры, и я стою, как будто жду кого. Пришлось закурить, хотя я в принципе не курю. Проходит персонал и ну же... На Чистых атмосфера счастья. Стоит весенний гомон.

Выходят актеры. Замерли, как будто все разом что-то забыли. Выкурили сигарету, сели в машины и все с бешеной энергией...

Где же та усталость, что должна быть после 100%-тного "выложились". Где? Спряталась в гримерке? Или сейчас актеры не выкладываются по полной?

Нет, ну понятно школа Ефремова, Волчек им тоже спуску не дает.

Может быть в театре Пушкина все по-другому.

Театр Пушкина

После Шекспира они точно будут как звери. Я даже специально отошел как можно дальше, встал за припаркованным "Ниссаном", поглядывая как угонщик, нет ли рядом хозяина.

Но я же из добрых побуждений, чтобы всему миру сказать, какие они актеры после работы.

Тихо, идут. Совсем, не тихо. Торопятся. Какой шаг. Только что он прыгал, падал, скакал... и кажется продолжает играть...

Издеваются как будто. Словно устроили грандиозный флэшмоб. "Разыграйте зрителя".

МТЮЗ

Сегодня играют старики. Ну все, точно будет все по-другому. Старики они разве сдержатся, обязательно выругаются. Все приходится делать через силу, значит после работы все болит и хочется выть и говорить о болячках.

Но что это с ними. Стоят, опираются на палочку и громко смеются. Не смотря ни на что. На боль, на язву, на то, что нога не слушается продолжают смеяться? Потом в такси и по доброму так таксисту: "Поехали!"

Разве я мог там долго оставаться. Побежал в сторону театра, где спектакль должен был уже завершиться

Сатира

Актеров я кажется пропустил. Большую часть. Только персонал. Рабочие сцены, охранник вышел покурить. Я уже хотел было уходить, но тут...

Говорят худруков не увидишь. Они как будто по другим коридорам ходят и другим улицам. Но мне повезло.

Он как будто и не хотел никуда ехать. Все стоял и разговаривал с охранником, как будто не наговорился там. В его глазах светилось счастье - какое наверное бывает утром, когда энергии полный вагон. Усталостью здесь и не пахло.

Он сел в машину, выехал на Садовое и слился с потоком.

Имеет ли смысл следить дальше. Все я снимаю шапку сыщика. Ну разве что...

Я не удержался и решил проследить дальше. Может быть по пути домой, актриса сорвется, на мое счастье ей будет нужна помощь. Театр... не стану говорить какой, а то все сотрудники театра отныне будут оглядываться.

Но эта актриса, которая только что выдала сложнейший монолог, отчего рыдал весь партер и два балкона, спокойно дошла до подъезда дома и мягко сказала в домофон "Дашуль, это я".

Не следует ли за этим, что актеры не устают. Они как роботы, которых программируют в институтах?

А если мы просто не видим эту усталость. Она как бы есть, только выражается иначе.

Не по нашему - пришел, упал, накричал, примешивая сюда раздражения и злость, а как-то внутренне.

Может быть они ее прячут во сне?

Или утром, когда никого нет?

По понедельникам, когда все на работе, а они дома стучат в боксерскую грушу?

Или их злость это совсем не злость, а доброта наоборот. Они умеют кричать тихо и когда хочется сказать что-то резкое заставляют себя промолчать...

Если так, то наверное, есть чему у них поучится.