Органическое сельское хозяйство России: как построить миллиардную индустрию

11 November 2020

Автор | Яков Любоведский, эксперт Национальной ассоциации квалифицированных производителей, Руководитель проекта "Органичное сообщество" (Программа органической сертификации и торговли), член Экспертного совета Национального аграрного агентства.

Идея о том, чтобы оказывать государственную поддержку производителям органической продукции (коих в стране пока единицы), вызвала серьезную дискуссию в нашей стране.

Основная проблема в том, что в России ещё незрелая и даже слабая Национальная система гарантий качества органической продукции, она всё ещё неэффективна, не отлажен механизм сертификации, нет четких единых правил, много бессистемного. Поэтому меры в любой форме прямой финансовой господдержки, в таких условиях действительно будут профанацией, скорее похожей на разбазаривание бюджета.

Федеральный уровень господдержки в России (при том, что всего несколько десятков предприятий имеют сертификаты "органик"), выглядит очень сомнительной историей. Например, в США на момент принятия Национальной органической программы рынок органической продукции составлял примерно 8 млрд. долларов, а субъектов органической экономики было на тот момент уже около 6,5 тыс. По моему мнению, развитие органического земледелия - это только вопрос политической воли, не требующий никаких новых затрат из бюджета. Что и как делать - давно придумано. Мировой рынок органической продукции уже превышает 100 миллиардов евро. Достаточно честно посмотреть, что и как работает в практике. Предлагаю разобраться, что же такое органическое сельское хозяйство, и как в России можно развивать органическую экономику.

Что же такое «органик»?

Определение от International Federation of Organic Agriculture Movements – «Мы определяем органическое сельское хозяйство как производственную систему, которая поддерживает здоровье почв, экосистем и людей; опирается на экологические процессы, биоразнообразие и циклы, адаптированные к местным условиям, уход от использования ресурсов с неблагоприятными последствиями. Органическое земледелие сочетает традиции, инновации и науку в интересах общей окружающей среды и поощрения справедливых отношений, а также повышение качества жизни для всех участников». © IFOAM

Само органическое движение берет свои истоки с начала прошлого века в Европе (Альберт Говард, Эвелин Барбара Бальфур, Рудольф Йозеф Лоренц Штайнер и др.). Именно в Европе сформировались основополагающие принципы органической системы производства, на которых сегодня основываются все современные стандарты.

Ключевым различием между российским и европейским законодательством регулирования является наличие в ведущих странах Европы развитой системы общественных институтов (социальных систем) управления: влиятельные кооперативы, ассоциации, различные профессиональные сообщества (PGS), а также организованные сообщества покупателей (CSA). Это можно выразить как движение от частного к общему. Надзорные и регуляторные функции часто выполняют специализированные организации, сформировавшиеся из профессиональной среды. Это дает возможность ассоциациям органического земледелия выступать в качестве органа сертификации, либо в качестве регистрационного органа.

Легитимность системы гарантий качества органического производства определяет именно общество. Национальные и международные стандарты - это обобщение, объединение в одно различных кооперативных (Bioland, Naturland, Demeter и т.п.) и корпоративных (Hipp) стандартов.

Далее это уже встраивается в практику международных институтов системы гарантии качества. Как пример:

• Международная организация по стандартизации www.iso.org

• Международный Регистр Сертифицированных Аудиторов www.irca.org

• Международная Служба Органической Аккредитации www.ioas.org и др.

Швейцария, европейский пример

Швейцария - показательный пример европейской модели. Территория страны - 41300 квадратных километров (чуть меньше Московской области). Большую часть занимают горы и лес. Более 90% продуктов питания в Швейцарии собственного производства. Сельское хозяйство имеет ярко выраженную животноводческую направленность, характерно преобладание мелких хозяйств. При этом сельское хозяйство обеспечивает производство продуктов питания на 55-60%, остальное сырье импортируют. Импортные продукты питания - экзотические фрукты, морепродукты и т.п.

Население Швейцарии 8,5 млн. человек. Форма правления - федеративная республика. Это значит, что у 26 административных делений (кантоны, полукантоны) есть своя конституция и своё законодательство. Местные органы самоуправления имеют абсолютный приоритет в решении своих внутренних задач. Органическая продукция там маркируется как "bio".

Bio Suisse - ведущая организация в Швейцарии, которая представляет интересы местных "bio" сообществ. Bio Suisse представляет собою федерацию из 32 швейцарских фермерских сообществ. Примерно 7000 фермеров и садоводов и более 1000 перерабатывающих и торговых предприятий заключивших лицензионное соглашение, работают по единому регламенту, в едином юридическом поле.

В Швейцарии есть так же органы федерального уровня, такие как Bio-inspecta и ProCert, они не вмешиваются в дела фермерских сообществ без "приглашения". Организации федерального уровня выступают в роли арбитражного судьи (в случае спорных ситуаций), они же рассматривают, принимают и отрабатывают жалобы, а продукцию или на проводимую сертификацию, на качество продукции или услуги, а также организуют обучающие мероприятия, проводят исследования и гармонизацию стандартов между сообществами и т.д. Федеральные органы власти несут ответственность перед наделяющими их властью, то есть перед представителями гражданского общества. Никак не вмешиваются в работу добросовестных участников рынка.

Важный и показательный пример в Швейцарии, характерный для европейского общества в целом, - это взаимодействие крупнейшей розничной сети MIRGOS с Bio Suisse. Ими создана торговая марка Migros-Bio, продукция под этим брендом как минимум на 90% сделана из сырья со швейцарских био-ферм. Импортной organic продукции закрыт вход на полки Migros-Bio. Даже если продукт сделан в Швейцарии, но не из сырья с местных био-ферм, он не попадет на полку к MigrosBio. Защита и развитие локальной экономики, сохранение за собой своего внутреннего рынка. Это частая практика Европы. Кооперативы, ассоциации оказывают сильное влияние на местные рынки сбыта. Торговым организациям выгоднее дружить с местными кооперативами и ассоциациями. В органическом земледелии, большое внимание уделяется местной экономике, локальному продукту как главному элементу устойчивого развития сельских территорий.

А как в Америке

В США так же, как и в Европе, сильно развито органическое движение, социальные институты регулирования, частные и кооперативные стандарты. Впервые юридические основы для organic food (органические продукты) были заложены в 1990 году, но Национальная органическая программа США (NOP USDA) начала работать лишь с 2002 года. Она направлена на развитие национальной системы сертификации и поддержку бизнеса через продвижение продукции с маркировкой NOP. Отличительной чертой требований к органической системе производства в США является допущение гидропонных технологий выращивания (что не принимается, к примеру, в европейском сообществе), а также возможность указывать долю органического сырья в продукте при национальной маркировке. Например, продукция ORGANIC USDA может быть на 70%, 95% и 100% произведена из органического сырья.

Задачи и требования к органическому земледелию в Европе ориентированы на решение социальных, общественно значимых задач, на развитие устойчивой сельской экономики и сохранение экосистем. Из бюджета ЕС, а также из национальных бюджетов стран ЕС, политика развития экологичного и устойчивого земледелия, активно финансово поддерживается прямыми субсидиями. В США прямая финансовая поддержка непосредственно участников органического земледелия осуществляется только в виде компенсации затрат на сертификацию в NOP. Из бюджета США фактически поддерживается только сам рост капитализации товарного оборота с логотипом USDA ORGANIC. США - крупнейшая экономика органического рынка; по последним данным FiBL, оборотный капитал органической продукции в США в 2018 году составлял более $44 млрд., и он постоянно растет.

В условиях пандемии COVID 2020 года, темпы роста продаж органической продукции выросли ещё больше. На международном органическом рынке самыми распространёнными знаками, гарантирующими органическое качество, являются маркировки по Регламенту ЕС и Национальной органической программе США. В международной торговле органической продукции используются в основном эти маркировки. Свыше 95% всего мирового рынка органической продукции имеет хотя бы одну из них.

Несмотря на то, что наибольшее число органических сельхозугодий и производителей органической продукции находится за пределами стран ЕС и США, эти два региона совокупно дают 81% мировой экономики органической продукции. Именно это определяет, почему органическая сертификация по нормам Евросоюза и США является своего рода market-maker, и они задают общие тренды на мировом рынке органической продукции.

Структура продаж органической продукции по странам мира в 2018 году (%)

Восточный опыт

Особое внимание заслуживает и опыт Китая (КНР). Перейти сразу из сельского хозяйства с токсичными технологиями в органическое земледелие проблематично. Грамотнее идти последовательно. Когда органические процессы почвы, агробиоценозов, экосистемы в целом нарушены, нужно сначала восстановить их здоровье (здоровье почвы и экосистемы) - тогда уже можно экономически эффективно работать как органическое сельхозпредприятие.

У Китая есть три национальные системы гарантии.

В 2003 AQSIQ выпустила регламент, регулирующий деятельность по сертификации и обороту органических продуктов в КНР "Методы управления сертификацией органических продуктов" (Приказ №67). С 2004 года были организованы и начали работу местные отделы сертификационного надзора за органами органической сертификации. Весной 2005 года AQSIQ выпускает "Национальный стандарт органических продуктов" и "Правила сертификации органических продуктов". Появляется национальный логотип органической продукции. Отличительной чертой Национальной системы качества Китая является возможность специальной маркировки продукции, которая находится в переходном периоде, то есть еще не имеет статус organic, но уже производится по органическим технологиям.

В марте 2012 года вступил в силу обновленный Национальный стандарт органической продукции КНР (GB/T 19630-2011), действующий по настоящее время. По характеру регулирующих документов в Китае был взят курс на защиту собственных внутренних рынков. Согласно "Методу управления сертификации органических продуктов", импортируемые органические продукты обязаны соответствовать законодательству Китая, административным и отраслевым правилам, а также Национальному стандарту органических продуктов. Продукты, не сертифицированные по нормам и требованиям Китая, не могут быть отмечены вышеупомянутыми знаками на упаковке. На внутреннем рынке национальная сертификация стала обязательной, иначе рекламная информация расценивается властями как вводящая в заблуждение. Темпы роста продаж органической продукции на внутреннем рынке у Китая стали самые высокие в мире, с 2012 года ежегодный прирост составляет более 1 млрд. евро.

Глобальные продажи органических продуктов питания и напитков в 2012 году достигли $63,8 млрд., 85% из которых приходится на США и страны ЕС. В Китае совершенно по-новому подошли к рынку органической продукции; в результате Национальный стандарт органической продукции КНР стал намного строже, детальнее и требовательнее в сравнении с Регламентами ЕС и США. Европейское органическое движение опирается на идеи и принципы органического земледелия, а модель развития органического движения в Китае - на вполне стандартизируемые характеристики и запросы рынков органической продукции.

В Китае преобладает коллективная сертификация. Чаще всего производители органической продукции - это кооперативы и консорциум. Система гарантий органического производства в крупных консорциумах Китая обеспечивается глубокой вовлеченностью фермеров в общее виденье, разъяснение задач и требований органического земледелия, получение от сельскохозяйственного работника заверения о выполнении правил производства и согласия с условиями контроля. Участники одной производственной группы контролируют деятельность друг друга и разделяют ответственность за органическое производство. Контракты предприятий с малыми кооперативами и фермами, по своей сути, являются регулирующим документом. Эти документы, определяющие организацию контрактных закупок у малых форм хозяйств, имеют много общего с Уставами, Регламентами которые используются при сертификации PGS IFOAM. Программы гарантий качества сообществом по модели PGS, которые используются в органических консорциумах при заключении контрактов, оптимально подходят для работы с малыми формами хозяйств. Система сертификации с проведением аудита необходима уже на следующем этапе, для доступа к экспортным рынкам или крупным пунктам переработки. Это методология позволила быстрыми темпами вводить сотни тысяч гектар сельхозугодий в органическое земледелие.

А что у нас

У Российской Федерации как постсоветского государства в нормативной и регуляторной политике с Китайской народной республикой, чем с европейскими странами. России бессмысленно под кого-либо подстраиваться, пытаться угодить той или иной модели гарантии качества органической продукции. Забываем очевидные вещи - свое благополучие мы можем обеспечить только сами. В связи с этим меня очень сильно удивляет вера в заботу о нас зарубежных структур, тем более вера тем, кому мы можем представлять серьезную конкуренцию. Другими словами, абсолютно не верю в пользу трендов, которые формируются в России иностранными организациями.

• Во-первых, у нас есть определенный конфликт интересов в секторе, а поэтому даже при желании отдельных коллег, институционально зарубежные организации никогда не станут нам реально помогать, так как это может мешать достижению их собственных интересов.

• Во-вторых, весь международный опыт показывает, что распространяемые европейским и американским бизнес-сообществом тренды, вся их зарубежная активность в сфере органик, служит лишь развитию влияния их собственного капитала. По-моему это всем ясно и, вообще говоря, вполне логично.

Если хотим видеть рост своей нашей отрасли, нам необходимо руководствоваться исключительно собственными соображениями. Безусловно, нам нужно поддерживать тесные и дружественные отношения с коллегами органического сельского хозяйства из других государств, но на первом месте должны стоять интересы своего Отечества, пользы для России. Это простые и очевидные истины, но от многословия и громких лозунгов "друзей и вассалов" - иностранных организаций, мы правда часто забываем о своих собственных интересах и о пользе для нашего российского общества.

Движущей силой развития производства экологически чистой продукции и продукции органического производства в России является внутренний рынок. Но этот потенциал абсолютно не реализован, и по-прежнему находится в серой зоне экономики страны. По данным NeoAnalytics, емкость российского рынка экологической продукции оценивается в 300 млрд. руб. Рынок заполнен лишь на 2% и имеет большой потенциал для роста.

Характер российской модели рынка "экопродуктов" [презентация]:

Экономика России позволяет создать условия бизнесу для развития экологичных и органических производств. По различным оценкам, внутренний рынок «здоровой еды» в России оценивается примерно в 900 млрд. рублей. Экспортный потенциал не меньше. Несмотря на сильную конкуренцию со стороны Украины и Казахстана, Россия смело может выйти на экспорт органической и экологичной продукции в 1-3 млрд. долларов. Нужны условия для бизнеса. Масштаб новой экономики (цивилизованного рынка органик в России нет) можно смело оценивать как минимум примерно в 15 тысяч сертифицированных сельхоз производителей, 3-5 тысяч сертифицированных предприятий переработки, торговли и т.п. Для России это должно послужить созданием новых рабочих мест с высоким уровнем дохода в селе, условием для притока капитала в сельские населенные пункты, на развитие сельских территорий и для роста малого и среднего бизнеса в сегменте переработки, логистики и торговли.

Согласно различным исследованиям, из 2,9 миллионов производителей органической продукции в мире примерно 2/3 - это фермеры из небогатых регионов. Если посмотрим тройку лидеров, это Индия, Уганда и Эфиопия (1,55 миллионов органических производителей). В прошлом году на заметные позиции вышла Мексика – плюс 210 тысяч. Большая часть этих фермеров в год зарабатывают меньше, чем стоит сама сертификация. В среднем одна сертификация для экспорта в Европу или США обходится примерно 3-5 тыс. евро. Но она им доступна за счет институтов. Сертификация должна стать доступной и в России для всех, включая личные подсобные хозяйств (ЛПХ), все должны иметь возможность пройти сертификацию органик. Финансовые и бюрократические барьеры нужно устранять. Как показывает мировая практика, в дальнейшем из простых семейных ферм, из их кооперации вырастают мировые бренды. Создав условия для выхода малых и средних форм хозяйствования на рынки органической продукции мы будем способствовать выполнению поручения Президента РФ В.В. Путина о создании в России отечественных зеленых брендов (п.«е» п.2. Перечня поручений от 26.02.2019 № Пр-294), а так же в реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство (МСП) и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» (“Акселерация субъектов МСП”). В мире, большая часть производителей имеет либо коллективный сертификат органик, либо проходят сертификацию согласно методологии PGS IFOAM. Глупо ограничиваться сертификацией только на условиях внешнего индивидуального аудита (дорого/богато), в то время как есть ряд других систем гарантий качества.

Рецепт развития отечественного органического движения, органической экономики в России.

Задача - создать условия и тренд на сертификацию в сфере национальной органической системы производства и продукции с улучшенными экологическими характеристиками. Обеспечить рост внутреннего рынка сертифицированной органической продукции административными и маркетинговыми мерами поддержки. Нужно в течении 5 лет создать минимум 5-10 тысяч производителей с экологически чистой и органической продукцией.

Необходимо развивать инструменты коллективной сертификации (через кооперативы, консорциумы, трасты и т.п.), нам необходима общероссийская методология системы гарантии качества органическим сообществом, по аналогии с Participatory Guarantee Systems (PGS). Дальнейшее признание этой системы гарантии качества в IFOAM как PGS-Russia. Система гарантий сообществ позволит по аналогии с Европой и США (в частности Швейцария) выстраивать взаимоотношения между региональными трендмейкерами органического и экологического движения в России. Нам будут задавать тренды либо чужеземцы, либо отечественные региональные общественные и профессиональные организации. Что выберут  федеральные органы власти, к сожалению, пока остается загадкой.

Должна быть организована работы от частного к общему в усиление национальной стандартизации и для местных систем гарантий качества в пользу отечественного производителя. Главная роль в этом за региональными объединениями по типу PGS и CSA. России нужна сильная структура, способная продвигать качество органической продукции. Например, РОСКАЧЕСТВО может быть в роли координирующего субъекта управления вопросами, систем гарантий органического качества в России. Де-факто, только РОСКАЧЕСТВО сегодня и может выступить консолидирующим партнёром для самых различных региональных и специализированных органических сообществ РФ.

Под предлогом экспорта дальше продолжать заигрывать с иностранными организациями бесполезно и даже вредно. Пока мы топчемся на месте, мы теряем рынки сбыта. Китай экспортирует примерно на 1 млрд.евро органической продукции в год, невзирая на все экономические конфликты и давление со стороны США и Европы. Для экспорта нужно не «дружбу водить», а дать выгодное коммерческое предложение, отвечающее требованиям заказчика. Поэтому попытки подстроить российских сельхозпроизводителей под иностранные нормы производства (словно мы в колониальной провинции) лично для меня выглядит как минимум дико, а порой и как предательство интересов страны.

По аналогии с КНР и США, господдержку лучше всего направить на развитие благоприятного имиджа органической продукции и продукции с улучшенными экологическими характеристиками. Проведение на системной основе обучающих мероприятий, организации социальной рекламы в поддержку отечественного органического производства, проведение бесплатной квалификационной оценки и подготовки сельхоз предприятий для перехода на систему органического производства. Единственное, что нужно дотировать, так это сертификацию по Национальной системе качества органик (и, естественно, только российским производителям).

От государства требуется также административная и маркетинговая поддержка на федеральном уровне. Прочую прямую поддержку новой органической экономики России выстраивать лучше уже на региональном уровне в рамках единой федеральной политики развития органического сельского хозяйства. На местах виднее. В каждом регионе работа государственных органов, в направлении поддержки органического производства и рынка сбыта будет отличаться. Это естественно, Российская Федерация огромна и многообразна. Основными партнерами для органического земледелия в регионах являются, конечно, субъекты управления сельским хозяйством и экономического развития. Партнёрами могут выступать представители ассоциаций (например, АККОР, СОЗ, НАКП и др.), а так же региональные центры инжиниринга, инфраструктура поддержки предпринимательства и т.п. Государственный аппарат, который способен эффективно поддерживать органическое сельское хозяйство и продажи органической продукции есть, его не нужно изобретать, не нужны новые чиновники. Хватит. Нужны новые предприниматели.

Везде только внутренний рынок, собственный спрос - локомотив роста органической экономики!

Так происходит даже в Китае, где изначально в органическое производство шли с ориентиром на увеличение прибыли с экспорта, шли в свободные ниши международной торговли. Но везде органическое движение растет не за счёт налогоплательщиков (дотаций) и прочих вливаний из госбюджетов, а исключительно благодаря условиям благоприятным росту внутреннего рынка органической продукции. Это аксиома. Правительства США, Китая и стран ЕС не стимулируют деньгами рост органического движения. Создаются условия бизнесу, дают возможность заработать сторонникам идей органического земледелия. Это обычно малые формы хозяйства, это МСП, чаще всего локальные бренды. Рынок органической продукции - это ниша малого и среднего бизнеса. В Китае, как и в Европе, преобладает мелкоконтурное земледелие, мелкие фермеры объединены в консорциум, либо кооперативы, которые уже получают коллективный сертификат. Консолидация малого и среднего бизнеса, может стать и для России главным фактором роста кооперации в органической экономике.

Необходимо активнее вовлекать бизнес круги, нужна обратная связь органического сообщества, необходимо активнее содействовать формированию профессиональных, квалифицированных производств. Нет смысла оглядываться, что от нас хотят другие страны, как там "в европах и америках". Нам нужно чаще задавать себе вопрос: В чем польза для нашего общества, а значит для России.

Резюмируя.

Государственная поддержка федерального уровня:

• Дотации на сертификацию по ГОСТу 33980. Усилить Национальный знак ОРГАНИК.

• Административная поддержка отечественных производителей. Защита их интересов.

• Региональная работа по консолидации органического производства. (PGSi & CSAii )

• Маркетинговая поддержка органической продукции на внутреннем рынке.

• Поддержка контрактов на экспорт. Маркетинг. Исследование рынков. Реклама.

• Информационная поддержка. Социальная реклама. Ознакомительные мероприятия.

P.S.

При реализации положений Федерального закона №280-ФЗ «Об органической продукции и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», комплекса мероприятий по созданию условий для устойчивого развития органического сельского хозяйства (поручение Правительства РФ №АД-П11-221 от 19.01.2017), в первую очередь хотелось бы учитывать положения, обозначенные в основном документе страны – Конституции.

Конституция Российской Федерации:

  • Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.
  • Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
  • Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Только сообща мы можем достичь повышенияю качества и конкурентоспособности российской сельхозпродукции и продуктов питания, увеличения экспорта продукции АПК, повышения качества жизни и здоровья россиян, снижению риска алиментарно-зависимых заболеваний населения, восстановления и повышения плодородия почв, сохранения экосистем, повышения агробиоразнообразия.