Что случится на моем веку

21.09.2017

Автор - Владимир БУШИН

Когда Александр Зиновьев жил ещё в Мюнхене и уже хорошо прозрел от своей антисоветчины, мы переписывались. В 1990 году я послал ему свою статью о А.Солженицыне, он по этому поводу писал мне: «Солженицына надо не просто критиковать, его надо громить. Эту б…. всеми силами навязывают нам как со стороны Запада, так и со стороны пятой колонны Запада в России». Я был с ним совершенно согласен  во  всем, начиная с б…и.

Но вот минуло почти тридцать лет. И что же мы видим? Сам президент, почти за пять лет до даты, подписал указ о всенародном  праздновании 100-летнего юбилея Солженицына. А что со стороны Запада? Запад открыто орудует в этом деле уже не у себя, а  на нашем телевидении. Вот только один пример. 

Телеведущему Владимиру Соловьеву мало тутошних малограмотных и горластых антисоветчиков вроде Жириновского или  Веллера, он еще выписывает таких из-за границы, оплачивая им дорогу и проживание в гостиницах. Вот явился к нему из Америки  некто Ариэль Коен, бывший советский еврей, подлинное имя которого, возможно, Коган. Впрочем, не в этом дело.

На одной из последних передач Соловьева зашла речь о том, что как несправедлива бывает власть к художникам. Ну, с нашей стороны сразу естественно, вспомнили о маккартизме, о Чаплине, вынужденном уехать из США в Англию, о Хемингуэе… Тут заезжий американец воскликнул: «А у вас? Изгнали великого русского писателя Солженицына! Сослали великого борца за свободу Сахарова!» И наши – как в рот воды набрали. Ни слова хотя бы о Солженицыне. Знает же хотя бы Вячеслав Никонов, носящий имя своего великого деда и принимавший участие в передаче, что  Солженицын лгал о нашей родине так и столько, как и сколько за всю её историю не лгал никто, даже Геббельс, помноженный на Гитлера; знает же доктор исторических наук, что Солженицын, чемпион мира по лживости, абсолютный рекордсмен клеветы, еще и  мечтал об атомной бомбе Трумэна на наши головы, когда у нас такой бомбы не было. Все знает, но вместо отповеди заезжему гостю промурлыкал что-то невнятное.

Жалко смотреть на наших политологов. На них спустили стаю злобных антисоветчиков и русофобов, но заранее обрекли на  проигрыш. Как? Во-первых, так: их противники заранее знают, с чем они придут на шоу, какие вопросы будут поднимать  и имеют возможность подготовиться, а для наших почти всегда предстоящая схватка – полная неожиданность, и подготовиться они не имеют возможности, они должны находить ответ сразу, а для этого часто не хватает или знаний, или быстроты ума... Вот в передаче «Время покажет» откуда-то недавно взявшийся Григорий Амнуэль (шустрый, как собрат Ариэль,  помянутый выше) вдруг обрушил на ведущего Артема Шейнина благородное негодование по поводу того, что  в 1912 году поставили в Москве против дома генерал-губернатора памятник генералу Михаилу Скобелеву, а большевики его  снесли. Какой вандализм!.. А.Шейнин человек эрудированный, но не нашелся, что тотчас ответить.

А памятник Скобелеву снесли не по случаю70-летия Октябрьской революции, а в 1918 году, в самую начальную и бурную пору революции, когда действительно, как во всякой революции,  было побито немало лишних горшков. В-третьих, на этом месте против здания Моссовета в 1954 году поставили памятник не кому-нибудь, а князю Юрию Долгорукову, основателю Москвы, т.е. человеку, памятник которому имел больше оснований стоять на этом месте, чем памятник  Скобелеву. Ну, и наконец, в 2014 году памятник генералу поставлен на гораздо более подходящем для него месте – у Академии Генерального штаба. Самое генеральское место! Увы, ни один из этих доводов Шейнин не привел, видимо, сходу и не мог привести…

Вот другой эпизод. В передаче «Право голоса» тот же Амнуэль (они дрейфуют по всем программам) с благородным негодованием того же сорта, что и о Скобелеве, завел речь и Катыньской трагедии как о деле наших рук… И что же  ведущий Роман Бабаян? Он оправдывается: это признали и принесли извинения три наших президента – и Горбачев, и Ельцин, и Путин. И вот, мол, я тоже признаю. Чего еще надо? Ему и в голову не приходит, зачем признаваться и извиняться на высшем уровне три раза подряд и что они за это получили от поляков. А уж  сказать о том, что официальные признавальщики и извиняльщики лишь повторяют антисоветскую и русофобскую клевету Геббельса и, как штурмбандфюреры, плетутся у него в хвосте, что они предали нашу Комиссию во главе с академиком Бурденко и митрополитом Николаем, или привести хотя бы тот довод, что если немцы истребили 6 миллионов поляков, то что им стоило прибавить к этому еще несколько тысяч  своих врагов, - об этом ни Бабаян, ни кто другой из наших храбрецов и слова сказать не смеют.

А вот в программу Дмитрия Куликова «Право знать» приглашен посол Европейского Союза Вигаудгас Ушацкас, литовец, хорошо говорящий по-русски. Целый час он спокойно, свободно, как  о всем известном и всеми признанном насыщает наш эфир речениями: «железный занавес», «аннексия Крыма», «оккупация Донбасса» и т.д. Какой «занавес»! Это был «санитарный фильтр», оберегавший наш народ от духовной заразы Запада, но его беспрепятственно проходили Чарли Чаплин, Рокуэлл Кент, Поль Робсон, Дин Рид и другие большие мастера Запада. И хоть бы раз кто-нибудь рассказал толком этим гостям, что такое для нас Крым. Они же наверняка не знают. Они уверены, что как, допустим, Гитлер в 1938 году аннексировал соседнюю Австрию, так и мы сейчас – Крым. Именно к этому сравнению прибег принц Чарльз. Вот и напомнить бы для начала, что Австрия никогда не была немецкой. А Крым как самостоятельное ханство возник в 1443 году, когда в первой половине ХV века единая Золотая орда распалась на ряд самостоятельных государственных образований. Долгие годы воинственные крымские татары совершали многочисленные набеги на Русь и до того, как в 1475 году стали вассалами Турции, и после. Несколько набегов было даже в царствование Ивана Грозного. Отбиваясь от очередного набега и преследуя татар, русские во главе с воеводой Данилой Адашевым ещё в 1459 году впервые ворвались в Крым, но ненадолго. Особенно опустошительный набег в мае 1471 года совершил хан Девлет-Гирей. Современный историк пишет, что тогда татары дотла сожгли Москву, уцелел лишь Кремль. В пожаре погибли десятки тысяч человек, из Москвы и других попутных  городов и селений угнали в рабство более 100 тысяч русских. Грозный покончил с Астраханским и Казанским ханствами, но до Крыма добраться не смог. Это в ходе войны с Турцией в 1783 году сделала Екатерина Вторая. И тогда, и в 1856 году в Крымской войне, и в 1918-20 годы в ходе войны Гражданской – Украины ещё и не было -, и в 1941-м и 1944-м земля Крыма так обильно полита русской кровью, как ни одна другая пядь нашей земли.

В Советское время Крым всегда был автономной республикой  Российской федерации. Но, придя к власти, украинец Хрущев, не прождав и года, вопреки всем законам добился включения Крыма в состав Украины. Это было националистическим самодурством и глупостью. Изменения административного деления бывали и раньше. Например, когда-то из нескольких областей была создана огромная Центральная черноземная область (ЦЧО). Она просуществовала недолго, вернулись к прежнему губернскому делению. А Крым – особая земля. Он был всесоюзной здравницей, в его дома отдыха и санатории приезжали люди со всей страны, всех национальностей и свободно общались там  на русском языке. А тут вдруг всюду, начиная с вывесок, стали насаждать мову, которую и на Украине-то знали далеко не  все. Один этот языковый фактор изобличал глупость и вредность передачи Крыма. Но если бы только это…

В.Путин пытался свалить крымскую проблему на Советскую власть: ну, действительно, передачу-то учинил не кто-нибудь, а советский лидер. Да, это была административная дурость 1954 года, но – дурость  в пределах одного государства; когда же Украина обретала свою незалежность, то это совсем другое дело, тут безразличие Ельцина к судьбе Крыма, добровольная уступка его Украине было уже не только международной глупостью, но и государственным преступлением. Так что, возвратив Крым в состав России, мы просто вернули то, что у нас  стянули, пользуясь непробудностью президента Ельцина. Эту историю в кратком виде и следует втемяшивать тем, кто твердит об «аннексии Крыма», как о захвате Австрии.

И вот, запустив в наш эфир орду антисоветчиков, клеветников  и русофобов, наши политологи не устают хвастаются: смирите, мол, какая у нас демократия! Нас в Америку или на Украину не приглашают, там нам слова не даете, а мы им – пожалуйста!  ради Бога! да о чем угодно! Мы живем по принципу нашего первого президента: нет сфер, закрытых для критики! А какова первая, главная забота нашего нынешнего президента? Прозрачность  и открытость! Нет на  свете ничего важнее и прекраснее этих двух милых сестричек демократии!

Так они восхваляют свою собственную и власти сервильность. Конечно, они вызывают сострадание. Они же в окружении. Впереди прямо по фронту перед ними антисоветчики и русофобы, клевещущие главным образов на славное Советское прошлое и на русский народ, и сзади, в тылу антисоветская власть, тоже клевещущая на наше прошлое. И наши политологи не смеют в полную силу, используя правду Советской истории, дать отпор атакам по фротну и вынуждены глухо молчать перед теми, у кого в руках власовский флаг, на лбу – двуглавый орел, для кого Мавзолей – чумное место, кто ставит памятники царю Николаю и Столыпину, кто субсидирует извращенцев вроде Серебренникова и Урина. Власть лет пятнадцать была убеждена, что после предательства и удушения Советской власти её во всем мире бескорыстно полюбили, никаких врагов у России не осталось, а сплошь – партнеры, коллеги и друзья. Это же беспримерное коллективное тупоумие, безмозглость, не поддающиеся объяснению. Теперь им потребуется ещё лет двадцать, что бы понять, чем занимаются помянутые деятели подмостков.

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку…

 Что случиться?.. Гул не затих, а все нарастает. И сквозь него слышны не столь далекие  отголоски краха Советского Союза. И они доносят: если власть, не способная уберечь от погрома даже свой парк в ста метрах от Кремля, то случится то самое, что случилось с Советским Союзом и с этим вашим парком, разбитом по французской моде за 14 миллиардов русских рублей.

РОССИЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ - газета Союза писателей России