Патриотизм в идеологии консолидации российского общества

Автор - Василий СМИРНОВ, доцент НовГУ (Великий Новгород)

С точки зрения понятийности, поступок считается патриотическим, если человек совершает его в интересах своей страны (родины) и делает это из чувства любви к родине и верности ей. Однако патриотизм, при всей кажущейся ясности данного понятия, характеристика не индивидуальная, а массовая. Чувство патриотизма не является прирожденным, и не пробуждается одномоментно, циклом каких-нибудь «охранительных» передач по телевизору, это чувство является продуктом длительного и кропотливого процесса воспитания со стороны соответствующих идеологических аппаратов государства. Часто ссылаются на поведение советских людей в годы войны с гитлеровской Германией как на образец патриотизма. Однако почему-то не любят вспоминать, что массовый патриотизм был организован колоссальными усилиями системы власти и идеологического аппарата. В результате действия совокупности факторов в массе народов Советского Союза было выработано идеологическое сознание, важным компонентом которого была высокая степень патриотизма. Она проявлялась в миллионах поступков людей, и это стало одним из факторов Победы. Не стоит забывать, что одним из первых указов Совнаркома было положение «О единой трудовой школе РСФСР», которое вводило бесплатное и совместное обучение детей школьного возраста. 19 июня 1920 года Совнарком РСФСР образовал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по ликвидации безграмотности. Шло активное создание государственной системы образования для взрослых. Таким образом, большевики задолго до коллективизации и индустриализации начали процесс идеологического воспитания населения. 

В той ситуации, которая сейчас сложилась в России, степень патриотизма российского населения чрезвычайно низка. Очевидно, что патриотизм – это явление духовное, которое может возникнуть только в том случае, если есть идея, объединяющая все общество. Правомерен вопрос: есть ли в России такая интегративная идея? Есть ли у нас объединяющая идеология?

Есть все основания предполагать, что идеологическая сфера в России формируется по нескольким взаимоисключающим и противоречивым направлениям. Во-первых, это линия внедрения западных ценностей. Данный процесс начался в 1980-е гг. и продолжается до сих пор. Причем, внедрением западной идеологии занимается как государство через подконтрольные ему СМИ, так и оппозиционные «Кремлю» общественные структуры. Во-вторых, несмотря на разрушение советской идеологии, иногда государство в своих краткосрочных целях использует советскую риторику и демонстрирует преемственность советскому строю. Недавняя реанимация советского гимна есть тому весьма убедительное подтверждение. В-третьих, предпринимаются попытки реанимации дореволюционных ценностей в виде православия и консервативного монархизма. В-четвертых, происходит усиленная пропаганда антисоветских идей. Внедрение в сознание населения противоречащих друг другу по своим базовым установкам идейных концепций (по линии западной идеологии, антикоммунизма, православия, советизма и реанимированного дореволюционного консерватизма) мешает формированию здорового патриотизма. Кроме того, помимо идеологического хаоса, царящего РФ, можно констатировать, что ряд действий наших властей прямо противоречит целям патриотического воспитания. Возьмем для примера несколько самых вопиющих случаев. 

Всем известно, что в 1943 г. Гитлер для того, чтобы сплотить народы Европы против победоносно наступающей Красной Армии приказал разрыть могилы с расстрелянными немцами в 1941 г. под Смоленском польскими офицерами и сообщить миру, что они якобы убиты в 1940 г. НКВД. С целью развала социалистического блока, эта провокация была реанимирована во времена Перестройки предателями из ЦК КПСС во главе с Горбачевым. Кстати, в 1943-1944 гг. следствие и комиссия Бурденко полностью изобличили эту геббельсовскую провокацию. Ни один из западных представителей, который был свидетелем работы данной комиссии, впоследствии не поменял своих взглядов и не обвинил в расстреле поляков СССР. Было установлено, что оружие, из которого расстреляли поляков – это немецкие пистолеты калибра 7,65-6,35 и 9 мм. Поляки убиты немецкими пулями, это подтверждали и сами немцы. Место расстрела и захоронения поляков в Катыни было совершенно обжито, здесь находился пионерский лагерь, он действовал до июня 1941 г. И НКВД расстрела 12 тысяч человек в таком месте в принципе не мог допустить. Однако Горбачеву в свое время нужно было развалить советский лагерь и убедить мир в правдоподобности «сталинских преступлений». Поэтому силами горбачевских аналитиков была подготовлена схема фальсификации Катынского дела при помощи документов из архивов СССР. Сначала вещдоков не было, а через пять лет после эксгумации выяснилось, что в могилах, оказывается, было найдено огромное количество писем, удостоверений, и, главное, много газет с первой страницей, по которой ясно, что пленных расстреляли до лета 1941 г. Понимаете, в могилах от костей почти ничего не осталось, а газеты 50 лет пролежали в черной жиже и буквы на них читались вполне прилично. В. В. Путин в статусе президента и премьер-министра России несколько раз делал заявления, осуждающие Катынский расстрел как преступление сталинского режима. 

Кроме того, российское руководство признало подлинность т.н. «секретных протоколов»*, якобы заключенных межу СССР и Германией в 1939 г. Всем серьезным историкам очевидно, текст этого соглашения никоим образом не мог быть написан СССР и Германией в 1939-м году: слишком уж много там и нарушений дипломатического протокола, и географических несуразностей. Кстати, впервые фотокопия секретного протокола была опубликована в 1946 году в провинциальной американской газете «Сан-Луи пост диспач». Это чистой воды историческая фальшивка. Во-первых, оригиналы «протоколов» до сих пор не найдены. Во-вторых, в этом якобы официальном документе сделаны такие ошибки, которые ведомство Молотова допустить просто не могло (например, Финляндия именуется там «прибалтийской страной», в некоторых местах отсутствуют запятые, есть такая фраза – «обоими сторонами» и т.д.). Признание такого «договора» официальными российскими властями (кстати, он фигурирует во всех российских учебниках истории) может иметь для нас весьма печальные последствия. Таким образом, и «катынское дело» и «секретные протоколы» (оба – исторические фальшивки) ставят нас в один ряд с гитлеровской Германией и делают виновником развязывания самой кровопролитной войны в мире. Вот только непонятно, зачем это признается на официальном уровне? 

Кроме того, ясно, что в 1941-1945 гг. советские граждане воевали не за березки у дома, а за вполне конкретный социальный строй, который дал населению много благ. Есть миф, что мы в 1917 г. потеряли Россию, в которой все хрустели французской булкой и прекрасно жили. Однако булка была только у 10-15% граждан, остальные 80% даже черный хлеб считали большим лакомством, существуя от урожая до неурожая, и у мужчин из-за постоянного недоедания был в среднем 44 размер одежды. Естественно, что советский строй дал этим людям, которые должны были сдохнуть лет этак в 40-50 после тяжелой, нищей и беспросветной жизни в бедной общинной деревне, шанс на переезд в город, образование и возможность вырваться из вековой нищеты. Вот за этот шанс они и воевали. А вокруг чего сплачиваться современным россиянам? Вокруг шубохранилища Якунина или яхты Ротенберга? 

Многие так называемые российские «патриоты» возмущаются, что российский обыватель в массе своей не готов отдать всё за Родину. А что вы хотели? Для всех нормально, что Кремль признал организованные немцами расстрелы польских офицеров в Катыни «преступлением сталинского режима». И обещал покаяться за это «преступление» всей страной. У граждан не вызывает вопросов тот факт, что в Петербурге устанавливают памятные доски в честь пособника Третьего рейха Маннергейма. Никто не возмущается, что самый почитаемый «писатель» в современной России - это долгое время сотрудничавший с ЦРУ Солженицын, который запустил байку про «100 миллионов репрессированных» в советские времена. И никто никогда не пытался негодовать, что в России массово ходили книги перебежчика Резуна-Суворова, утверждавшего, что Россия повинна в развязывании Второй Мировой войны гораздо больше Гитлера и являлась более опасным агрессором, чем Третий Рейх. И при этом, все удивляются, что патриотизм у нас на низком уровне. 

Таким образом, можно констатировать, что до тех пор, пока не появится, единая интегративная идеология, сплачивающая граждан на основе единой национальной идеи, пока процесс патриотического воспитания не примет системный и планомерный характер, и не будет поддержан государством, пока наше государство не выработает единую позицию относительно нашей истории, говорить о патриотизме как значимом факторе духовной сферы России преждевременно.

______________________

* "Секретный дополнительный протокол" к Договору о ненападении между Германией и СССР 1939 г.

РОССИЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ - газета Союза писателей России