Владимир Бушин: Три источника, три составных части антисемитизма

(Три источника, три составных части антисемитизма)

Автор - Владимир БУШИН

9 сентября в телепрограмме «60 минут» в связи с очередной годовщиной чудовищной трагедии  киевского Бабьего Яра было сказано много справедливых, гневных и скорбных слов. Однако, как бывало не раз и прежде, из содержания  выступлений получалось, что это только еврейская трагедия. Между тем, давным-давно известно, что это трагедия киевлян всех национальностей. Даже Евгений Евтушенко, выдающийся юдофил ХХ и ХХ1 веков, в своем знаменитом стихотворении «Бабий ЯР» писал:

                               Я здесь стою как будто у криницы,

                               Дающей веру в наше братство мне:

                               Здесь русские лежат и украинцы

                               С евреями лежат в одной земле….  

Так эти строки и звучали в оратории Шостаковича.

Но я не об этом. В писаниях и выступлениях о войне, о её жертвах иные авторы еврейского происхождения, вольно или невольно обособляя судьбу своих соплеменников от общенародной трагедии, заявляют: нас-де фашисты  преследовали и уничтожали только за то, что мы евреи. Признаться, мне давно не приходилось читать и слышать этот довод, когда-то очень частый, но в помянутой телепередаче его горячо и убежденно  твердил бывший депутат Госдумы, а ныне известный политик, сотрудник Национальной гвардии Александр Хинштейн: «Только за то, что евреи!..Только за то!…» Образованный, умный человек, он убежден, что это исключительно, чрезвычайно  веский, неотразимый довод, обязывающий нас и весь мир чтить прежде всего и с особым чувством еврейские жертвы.

Да ведь за этим доводом отчетливо видно вот что: вы, русские, сопротивлялись, боролись, поэтому, естественно, вас немцы и расстреливали. Чего ж вы хотите?- на войне как на войне! А мы, евреи – мирные люди, вели себя прилично, ничего не имели против фашистов, но они нас только за то… Вот, мол, какие мы особенные и какая у нас особенно трагическая судьба…  Да это же прямая клевета на своих соплеменников!  На всех евреев-фронтовиков.

На самом деле немцы убивали евреев прежде всего за то, что они советские люди и вместе со всем советским народом давали отпор фашистам. А вы хотите их отделить, выделить, обособить. Зачем? В чьих интересах? И каково в стране, пережившей пять холокостов, вновь, вновь  и вновь семьдесят лет слушать о еврейском холокосте. Езжайте в Америку, Англию или Францию, потери которых в войне ни у кого не превысили 300-400 тысяч душ, вот там, надо полагать, вам предоставят самые высокие трибуны.

Слышал ли А.Хинштейн что-нибудь хотя бы о Аджимушкайских каменоломнях под Керчью, где после прорыва  немцами Крымского фронта в мае 1942 года под землей укрылись тысяч 15-18 наших войск и мирного населения, жителей города и окрестностей – женщин, детей, стариков. 170 дней и ночей, испытывая голод и жажду, они предпринимали боевые вылазки, держали оборону, сопротивлялись до тех пор, пока немцы не пустили газы. И вместе с солдатами гибли дети, женщины, старики. Наверняка среди них были и евреи…

Т. Хинштейн наверняка знает слово «Катынь», но я не  слышал, чтобы он уличил нашу власть в сотрудничестве по трагедии Катыни с Геббельсом,- иначе как бы он оказался в Думе, а потом – в Нацгвардии! Но дошло ли до слуха гвардейца слово «Хатынь». Это белорусская деревня, все жители которой – 149 человек, в том числе 74 детей - были заживо сожжены фашистами. И это – лишь одна из 818 белорусских деревень, все население которых, вероятно, там были и евреи, было уничтожено фашистами.    

И образованному еврею надо бы ещё знать, что  советских евреев немцы с помощью местных прихвостней действительно истребляли, но  не советских – далеко не всегда. Тут бывали и такие, например, истории. По данным «Энциклопедии Третьего рейха», еврей Эдхард Мильх был создателем и долгие годы руководителем люфтваффе (военной авиации), и его происхождение не помешало ему при Гитлере дослужился даже до генерал-фельдмаршала (с.287). А Геринг говаривал так: «Кто еврей, кто не еврей, решаю я!».

  После войны у нас в плену оказалось более 10 тысяч евреев. А еще - сколько было убито! Да в три раза больше – раненых. Сколько же получается и что это за люди? Откуда они? Да ведь немцы воевали не одни, а вместе почти со всей Европой. Как граждан Франции, Венгрии, Румынии, других стран этих евреев немцы не расстреляли «за одно то», а  мобилизовали и отправили на  наш фронт да, вероятно, и на запад, и там одни погибли, другие  оказались в плену.

Образованному еврею хорошо бы знать и то, что фашисты прежде всего принялись за коммунистов и лишь потом – за евреев: знаменитый процесс над Георгием Димитровым по обвинению в поджоге рейхстага, на котором коммунист загнал в угол и снял штаны с фашиста Геринга, как обвинителя, начался 21 сентября 1933 года и продолжался три месяца, а антисемитскую «Хрустальную ночь», во время которой было убито 36 евреев, фашисты учинили через пять лет, с 9 на 10 ноября 1938 года. А до этого все пять лет  в гитлеровской  Германии, где, судя по числу разгромленных и сожженных, было около 300 синагог, больше 800 магазинов и предприятий, принадлежавших евреям, никто их не трогал. А поводом к этой «ноченьке» послужило убийство 7 ноября в Париже польским евреем Гершелем Грюншпаном советника германского посольства.

Евреи не были главной целью и главной жертвой фашизма. Главным для них было хаусхоферовское «lebens Raum» (жизненное пространство). А евреи никакого «пространства»  не занимали, они жили среди других народов, государства Израиль еще е было, да он по своей малости и не заинтересовал бы Гитлера. Подходящие пространства занимали славяне, больше всего – русские. Об очищении прежде всего от русских пространства до Урала немцы и мечтали, потому русские и были их главным врагом, подлежащим уничтожению. А евреев они истребляли, так сказать, попутно, заодно согласно своей расовой теории.

В безвозвратных потерях  Великой Отечественной войне русские составляют 66,40%, евреи – 1,64% (Г.Ф.Кривошеев. Книга потерь. М. 2009.С.52). 

Тот же юдофил Евтушенко был прав:

                             Самое подлое из лжесвидетельств –

                             Лжесвидетельство о войне.

Хотя сам этим и занимался. А довод Хинштейна ничто иное, как еврейский национализм в его не совсем пассивной форме. Но есть формы и весьма активные. Если одни твердят о безвинном истреблении фашистами мирных евреев, то другие стараются дополнить это сетованиями о несправедливости в дела награждения евреев на войне.

Вспоминается не столь давняя телепередача «Без ретуши» накануне очередного Дня Победа. Ведущий Сергей Торчинский говорил писателю Григорию Бакланову, герою передачи: "Я знал участника войны Гурвича. У него было два ордена Красного Знамени… Вам, фронтовику, известно, конечно, как трудно было человеку с такой фамилией получить две столь высокие награды…" Так и сказал: с такой, мол, трудной, непроходимой фамилией. Я замер. Ну, думаю, сейчас мой старый друг Гриша, однокашник по Литературному институту, врежет этой балаболке. Уж Гриша-то, писатель-фронтовик, еврей-интернационалист, знает правду.

Я ожидал, что он скажет примерно так: "Любезный Сергей Григорьевич, а не знаете ли вы другого Гурвича, члена партии с 1944 года? Он с такой точно непроходимой фамилией, как понимаете, да еще с таким именем, как Семен Исаакович, получил на фронте не два, а четыре ордена Красного Знамени, да еще орден Александра Невского, два ордена Отечественной войны первой степени, два ордена Красной Звезды, а в октябре 1944 года — Золотую Звезду Героя и орден Ленина. Неужто не слышали? Какой же вы еврей!.. Правда, дослужиться до генерал-полковника, как Давиду Абрамовичу Драгунскому, тем паче до генерала армии, как Якову Григорьевичу Крейзеру, Семену Исааковичу не удалось, но полковника все-таки получил. Как полезно подумать бы вам, милый Сережа, о таких фактах, прежде чем лезть на экран со своими намеками, изобличающими олуха царя небесного…"

Впрочем, я был не совсем уверен, что Торчинский назвал Гурвича. Может быть, Гуревича? Тогда Бакланов мог сказать ему так: "Я, молодой человек, знаю двух Гуревичей — Михаила Львовича и Семена Шоломовича. Вы кем в армии были — не кашеваром ли? Не по военторговской ли части? Или вовсе не служили? А Михаил Львович был артиллеристом, командовал батареей "сорокапяток". Слышали? Противотанковая пушчонка такая. Ее на фронте звали "прощай, родина!", ибо частенько выходила она на прямую наводку. И впрямь, 17 сентября 1943 года у деревни Тарасово на Смоленщине в обнимку со своей "сорокапяткой" попрощался Михаил Львович с родиной. Но перед этим бой он вел так доблестно, что тоже заслужил звание Героя. А Семен Шоломович был связистом. Звание Героя получил за мужество при форсировании Днепра… А знаете ли вы, кашевар, сколько всего евреев за годы войны удостоились звания Героя Советского Союза? В эти предпраздничные дни по одной программе вашего телевидения говорили: 135, по другой — 150. На самом деле 108. О, это немало! Один лишь Солженицын, звуковой разведчик, может уверять, что "на фронте Героя давали только отличникам боевой да политической подготовки". Есть среди евреев и дважды Герои, как упоминавшийся Д.А.Драгунский

Но что же Бакланов, еврей-интернационалист?  И  н промолчал, он пропустил невежественно-лживую поджигательскую реплику Торчинского мимо ушей, словно это была всем давно известная истина, — что ж о ней рассусоливать. Взгляд у него был отсутствующий.Вот такие пустозвоны да молчальники и стонут: антисемитизм заел! Да кто же делает для этого больше, чем они? Вот так и дополняют они друг друга – Торчинский и Хинштейн.

А есть ещё третья высшая степень антисемитизма. Это такие, как М.Веллер, готовый в своё время расстрелять бы русского маршала Жукова; как Л.Улицкая, изображающая русских больными и вшивыми африканцами, которых надо еврейскими руками лечить; как А.Минкин, сожалеющий, что не Гитлер нас, а мы Гитлера пустили по ветру, да если бы ещё не в 45 году, а в 41-м,- о таких что же писать, их давно пора вместе с министром культуры и главой правительства поместить в зоопарке в одном вольере с  орангутангами и кормить раз в неделю тараканами.

РОССИЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ - газета Союза писателей России