Зачем нагнетать или как российские каналы молчали про Кемерово

Ренат ДАВЛЕТГИЛЬДЕЕВ

Дмитрий Киселев слово "пепел" произнес в воскресном эфире главной итоговой программы России несколько раз. И жалел, что не его вариант, "пепел", победил в конкурсе на лучшее название для ядерной ракеты Путина.

Сюжет про "пепел" пошел сразу после короткого включения корреспондента из Кемерово на фоне догорающего торгового центра.

20 часов 25 минут по Москве. На Кузбассе – глубокая ночь. "Зимняя Вишня" горит уже восемь с половиной часов. 5 погибших – говорят в эфире у Киселева. Но по официальным данным МЧС, уже свыше 30 жертв, в том числе десять детей.

О трагедии в "Вестях недели" и вовсе ни слова.

"Жизнь Пи", фильм "Петрович", кино о Владимире Путине – никто, ни один федеральный канал не изменил сетку, не выпустил в эфир экстренные выпуски новостей. Все идет по плану.

Воскресное "Временя с Валерием Фадеевым" на Первом канале, как и "Вести с Киселевым" писали на Дальний Восток, пока пожара в Кемерово не было, но всегда можно вставить экстренное включение. У Фадеева оно появилось на 67-ой минуте – когда про переизбрание Путина закончились все запланированные слова.

Лишь у Владимира Соловьева, и то сильно после полуночи, когда обсудили президента и его новый срок, у ведущих федеральных каналов нашлось время для разговора о трагедии.

Сетку эфира телеканалы изменили лишь в понедельник утром. Поменьше развлечения – побольше новостей о пожаре. Хотя, и тут – "зачем нагнетать".

Дневной новостной эфир Первого канала: фашиствующая Украина, гнилой Запад, кругом враги… Вот любимые темы программы. Даже в понедельник не удержались. Коротко – о Кемерово. И дальше привычно – об антироссийском заговоре – с потрясающим объяснением ведущего первого канала Артема Шейнина, того самого, который обычно ходит в студию с ведром навоза, и бьет по лицу неугодных гостей.

В этом информационном вакууме, недосказанности и шепоте, телеканалы живут уже 14 лет.

...Все началось с Беслана. Маргарита Симоньян, тогда корреспондент "Вестей", сейчас – главред пропагандистской махины RT. Это она, то ли по указке из администрации, то ли предрекая ее, завела моду не пугать людей. Зачем им, то ли телезрителям, то ли электорату, знать о плохом? Зачем нагнетать? Любимый вопрос, который задают даже сегодня.

"354 заложника", – говорила в прямом эфире Симоньян. Хотя с самого начала было известно их точное число – 1128. "Террористы не выдвигают требований", – заверяла Симоньян. Хотя с первых минут им, этим требованием, был вывод российских войск из Чечни. Но зачем нагнетать?

Это был сентябрь 2004. Первые месяцы второго срока Владимира Путина. Срока, который затем в каждом поступке и указе будет отталкиваться от того теракта в Беслане. Как первый срок – был символично окрашен цветом воды Баренцева моря, в которой тонул "Курск". И вот четвертый срок – небо над Кемерово и прыгающие из окон дети.