Значок

29 октября - 100-летие Ленинского Комсомола

Леонид СЕВЕР (Таганрог)

(Поэма о Комсомоле)

Конец октября... Пятиклассник внучок,
С прогулки принёс старый, грязный значок,
Нашёл он случайно его на земле,
Почистил, протёр, обратился ко мне:
- Дед, глянь-ка, здесь буквы написаны в ряд,
И дядька какой-то... Он кто? Депутат?

Затёртые буквы виднелись едва,
Коррозией съеден портрет и канва,
Эмаль на значке потускнела совсем,
Внук вслух произносит:  
- В Л К С М ...
ВЛКСМ - это что за фигня?..
Себя "ископаемым" чувствую я,
У парня каникулы, день на дворе
И двадцать девятое в календаре.

- Фигня, говоришь, а в руках у тебя
Осколок великой страны Октября,
Осколок пылающих юных сердец...
Всегда в этой жизни найдётся подлец,
Готовый за тридцать монеток продать
Сестру или брата... Отца или мать...
Жестокую правду ты внучек нашёл -
И честь! И позор! Это всё - комсомол!!!
Коль так интересно - пойдём, расскажу,
ВЛКСМ я тебе покажу...

* * *
Бульвар над морем... Много молодёжи,
Резвятся пацаны у маяка,
Осенний день... Он тёплый и погожий,
Не за горами зимняя тоска.
Порт кранами могучими кивает,
Спешит на рейд буксирный катерок,
На лавочках бабульки обсуждают
Какой теперь Лужков получит срок.
Гудят машины где-то под обрывом,
За бледной дымкой прячется Ростов,
Незыблем Пётр... А рядом сиротливо
Темнеет монумент среди кустов.
Он не высок, его почти невидно,
За блеском современной "крутизны",
Дельцы от демократии бесстыдно
Перекроили прошлое страны...

Звенит колоколами храм Никольский,
Я внука крепко за руку держу:
- Бульвар вот этот назван Комсомольским...
На край обрыва парня подвожу...
Что ж! Слушай, внучек, правду без прикрас,
Коль нет её в учебниках у вас...          

17 октября 1941 года

Азовское море на три стороны,
Бульвар, почерневший от смрада войны,
С винтовкой лежит неживой паренёк...
В крови на груди комсомольский значок.
Штыком трёхлинейки броню не сдержать,
Парнишка погиб, но не стал отступать!

На танках кресты... Смерть вползла на обрыв,
Завыл! Застонал Таганрогский залив.
Прямою наводкою от маяка,
Как в тире, прицельно и наверняка,
Орудия били в борта кораблей -
В клочки разрывало больных и детей...
Флаг с красным крестом никого не сберёг,
Так «новый порядок» пришёл в Таганрог.
Кровавое месиво... Вопли кругом...
Здесь много белуги кормилось потом...

* * *
Ворчат трактора, воет бензопила -
Корчуют заброшенный сквер.

- Пустует земля и доход не дала! -
Решил новоявленный мэр,
- Здесь будут большие витрины сиять,
К нам деньги польются рекой,
Застроим всю площадь… Довольно рыдать
О прошлом - Второй мировой!

Работа кипит от утра до утра,
Теперь толерантность вокруг,
Всё больше обмана, всё меньше добра,
Всё шире предательства круг!
Нет площади Мира - свидетеля той,
Кровавой и страшной войны,
Был памятник... Сквер... А теперь новострой,
Где деньги - там бал сатаны!

26 октября 1941 года

Широкая площадь... Эссэсовцы в ряд,
Из уст полицаев отборнейший мат,
Старинная школа... В ней слышится крик:
- Где ключ от квартиры, вонючий старик?!.
Свинцовый, холодный, колючий рассвет... 
Всем ясно одно: «Им спасения нет!»
На площади несколько тысяч людей,
Пощады не будет... Ты жид! Ты еврей!
Под рокот эссесовских грузовиков
Прикладами гнали детей, стариков
Под тенты машин... Полицай прокричал:
- Везите их в балку!
Мотор зарычал...
А тех кто покрепче погнали пешком,
Как скот на убой... И убили потом!
Петрушина балка... Три тысячи тел!
Так город узнал, что такое расстрел...

26 октября 1955 года

А после Победы на площади той,
Собрался народ озорной, молодой.
И школу отстроили после войны...   
Решил комсомол:
- Мы забыть не должны!
Сажали ребята деревья, кусты,
Отчаянно спорили до хрипоты:
- Каким будет сквер, если век пролетит?
И в мире во всём коммунизм победит?!

* * *
- Послушай, дед! Про рядового Райна
Ты видел фильм?..
- Нет, внучек, не видал.
- А то, что было здесь, наверно тайна?
- Для юных да! Ты ж этого не знал!
- Стреляли прямо так, как в «Аватаре»?
- Ох, внучек, я не знаю этих слов,
Но тот, кто выжил в огненном кошмаре,
Не видел с той поры спокойных снов.
- А коммунизм когда-нибудь наступит?
- А как же! Пусть жируют господа,
Когда Господь на эту землю ступит,
Он враз определит: кому - куда...
Ну, что? Пойдём, пока уснули черти,
В Петрушино дорога далека,
Увидишь сам, какая Балка Смерти,
Там Слава комсомольского значка...

* * *
Над балкой высокий обугленный крест...
- Здесь многие знают про стон этих мест,
Стон боли и страха, стон выжженных тел,
Фриц в годы войны никого не жалел...
Кто был посмелее, вставал на борьбу,
А кто послабей - бил поклоны врагу.
Мальчишки, девчонки, чуть старше тебя,
Воспитаны были страной Октября.
Они и поднялись её защитить...
Родители их не смогли схоронить,
Все здесь, под обрывом остались лежать,
А сколько могли бы детей нарожать?..

Четыре надгробных могильных плиты,
Венки почернели, завяли цветы...
Сюда ещё долго никто не придёт,
Лишь в серых акациях ветер поёт.
Акации плачут горючей слезой,
И внук задаёт мне вопрос непростой:
- Не так тут и страшно, я думал страшней,
А где же фамилии этих парней?
- Нет прежней страны! Ни с кого не спросить!..
Спешат господа всё скорей позабыть...

23 февраля 1943 года

Двух девочек Валю и Раю...
Пятнадцать безусых ребят,
Эссесовцы в спины толкают...
Морозное утро... Закат...

Закат юных жизней, которым
Всегда благодать от Христа,
Такие - России опора,
Хотя не носили креста.

Две девочки Валя и Рая...
Изранена нежная грудь,
Босыми ногами ступают
По снегу... Осталось чуть-чуть...

Пять суток побоев, допросов
И похоть хмельных кобелей,
Честь девичья рваными косами
Вопила: "Убейте скорей!"

Две девочки Валя и Рая...
Пятнадцать безусых ребят,
Разделись у самого края,
Морозное утро... Закат...

Сулили им жизнь за измену
И боль вырывала глаза,
Но так и не став на колени,
Их души ушли в небеса...

Рыдало февральское солнце,
Рыдала безудержно мать,
Все были они комсомольцы
И это никак не отнять!

Две девочки Рая и Валя...
Пятнадцать ребят... С высоты
На мёрзлую землю упали...
Внучок, подари им цветы...          

* * *
Над Балкой Смерти стонет тишина!
Давно ушла в историю война...
Как жаль, что бронза, мрамор и гранит
Уже не помнят тех, кто здесь зарыт!
На серых плитах надписи молчат
И нет имён расстрелянных ребят.
Другие наступили времена -
В забвении героев имена...

* * *
Центральный пляж... Люблю тебя я с детства,
Твои обрывы, с тропками наверх,
Песок горячий, чайки по соседству,
С тобой мы помним улетевший век...

Ты был один, когда в шестидесятых,
Весёлый, дружный ленинцев отряд,
Создал Приморский парк не за зарплату,
Советской Власти было пятьдесят...

Центральный пляж... И отдых, и рыбалка,
В жару всегда ты радость нам дарил,
И сколько раз меня ругала мамка,
Чтоб я один на море не ходил.

Центральный пляж, ты помнишь, где на спуске
Мария Константиновна жила?
Её глаза с глубокой стынью грусти...
Погибли дети... Не уберегла...

"Здесь жили активные участники
  Таганрогского подполья
  в годы  Великой Отечественной войны
  ПЁТР, РАИСА, ВАЛЕНТИНА  ТУРУБАРОВЫ"

- Вот здесь, в этом доме, был штаб у парней,
Сюда мы всегда приводили детей,
И папа твой был тут со мной... И не раз...
Жестокая правда, внучок... Без прикрас!
- Дед, слышишь? Ты фильм про «Бригаду» смотрел?
- Смотрел! Много Белый чудес навертел,
Хоть крепкая дружба у хлопцев была,
Энергии много... Делов — ни хрена!..
«Бригада» - бандиты! Запомни, внучок,
Лишь ратным трудом ты заслужишь почёт                       
— А как же случилось, что наших ребят    
Вдруг немцы поймали...
                             — Да предал их гад!
Нашёлся подонок  готовый продать,
Сестру или брата... Отца или мать...
Недаром среди самых смертных грехов
Предательства грех... Николай Кондаков
Донос написал на геройских парней,
Ему заплатили по двести рублей
За каждую душу... Так платят рубли
Иудам! Предателям русской земли!!!
Повешен был гад! Наши с боем пришли,
Но жизнь патриотам сберечь не смогли.
Подполье, внучок, было очень большим,
Про всех остальных не сказал ни один!
Тебе нужно книгу об этом прочесть:
О наших ребятах... Она у нас есть...
- Дед, слушай, а в дом этот можно зайти?
- Не знаю, пойдём, хоть во двор погляди...

За старым забором идёт новострой...
Крутой особняк исполинской стеной
Уже навалился на старенький дом,
Остался кусочек земли и проём.
Увы! Новоселье совсем «на носу»,
Так дом Турубаровых вовсе снесут...  *
Три сотки священной российской земли
Ни замы, ни мэр нам сберечь не смогли!
Зачем это им? Толерантность вокруг -
Всё шире и шире предательства круг...

* * *
- А в чём же позор комсомола тогда?
- Теперь Кондаковы у нас господа...
Мой дед семь наград заслужил за войну,
Отец молодым поднимал целину,
Я нефть добывал из сибирских болот
И папа твой честно на свете живёт -
Коль выпало в армии время служить,
Он сам попросился, хоть мог «откосить».
Статистика Божья, внучок, говорит:
«Двенадцать нормальных, один - паразит!»
Уж так получилось, что те, кто хитрей,
Корыстней, практичней, ну, в общем «умней»,
Вползли в комсомол словно мухи на мёд,
Лакейством стяжали карьеру, почёт...   
И продали Западу нашу страну,
Как только Союз показал слабину.
Теперь комсомольские секретари,
На «Хонды» и «Мерсы» сменив «Жигули»,
Живут в навороченных особняках,
Купаются в роскоши, тонут в деньгах
И, зная предательства грех за собой,
Клянут прославляемый прежде «застой».
Поганят заслуги отцов, матерей... 
Им нужно одно, чтоб скорее... Скорей!
Истлели осколки страны Октября...
И льются с экранов потоки вранья
На юные головы нашей страны,
Вы правду истории знать не должны!
А правда горька, ведь по сути они -
Иуды! Предатели русской земли!!!
Блестит позолотой чиновничий клан,
Набросив на шею России аркан...
И вместо реформ толерантность одна,
Риторики много... Делов - ни хрена!...
Хоть Путин пытается что-то менять,
С таким «комсомолом» страны не поднять...
- А Путин из них? Как ты думаешь, дед?
- Когда подрастёшь жизнь подскажет ответ.              
- А можно друзьям про значок рассказать?   
Да нужно, внучок! Вам страну возрождать!!!

1 октября 2010 года
____________
8 мая 2018 года за сутки до Дня Победы и в преддверии 75-летия освобождения города Таганрога от немецко-фашистских захватчиков дом Турубаровых был снесён.   
В постановлении, подписанном ещё в 2004 году заместителем главы администрации Ю.В. Лакаевым, говорится: «...разрешить строительство жилого дома при условии сноса всех строений и установки демонтированной мемориальной доски на вновь построенное здание на этом участке». Владелец дома - уроженец Западной Украины (Закарпатья) Степан Степанович Чуфещук, будучи человеком приезжим, историей Таганрога сильно не интересовался...  Ведь техника, призванная отправить дом на слом вызвана, ответ из Ростова, подтверждавший, что здание не входит в перечень объектов культурного наследия, получен!..

Леонид Юрьевич Север - поэт, переводчик.
Член Союза писателей России, член Высшего творческого совета Союза писателей России, член Союза писателей Беларуси.
Леонид Юрьевич – один из основателей Международного молодёжного фестиваля-конкурса поэзии и поэтических переводов «Берега дружбы»,  автор слов гимна Неклиновского района Ростовской области, лауреат Международных литературных премии им. В. Нарбута «Пять хлебов»; им. К. Туровского и Всеукраинской литературной премии им. Т. Г. Шевченко.