Как жили москвичи во время Великой Отечественной

15.05.2018

Великая Отечественная война - тяжелое время в истории Москвы. Несмотря на то, что немцам так и не удалось захватить Москву, жителям столицы приходилось существовать в трудных и опасных условиях военного времени. 

Военное положение было введено в Москве через три дня после начала войны

- 25 июня 1941 года.

Тогда в городе был введен комендантский час. Все учреждения работали строго до 22 часов 45 минут. С 24 часов до 4 часов утра по Москве было запрещено перемещаться пешком и на автомобилях. Иногородним въезд в Москву был запрещен, а работающие москвичи были обязаны носить с собой спецпропуска. С первых дней войны началась эвакуация и маскировка города.

Театральная площадь. Маскировка под обычный дом.

Первая бомбардировка Москвы была 21 июля 1941 года.

Но это было только начало. На следующий день, ровно через месяц после нападения на СССР, произошла первая массированная бомбардировка, в которой участвовала четверть состава «Люфтваффе». Продолжалась она 5 часов. На город было сброшено больше 10 тысяч зажигательных бомб, в Москве, на 2/3 состоящей из деревянных домов, произошло 55 пожаров. 46 из которых было потушено самими жителями.

Налет немецкой авиации на Москву 26 июля 1941 года. Зенитчики бьют по немецким самолетам, сбрасывающим осветительные ракеты (семь ярких следов в небе) на парашютах для подсветки местности и ориентирования бомбардировщиков.

Бомбардировки продолжались. В одном только августе 1941 года на Москву было совершено около 20 налетов, воздушных тревог было ещё больше. Было уничтожено несколько больниц, две поликлиники, три детских сада, разрушены жилые дома и мелкие предприятия.

16 октября 1941 года Москву охватила настоящая паника.

В военной истории Москвы этот день считается самым «темным». Метро не работало, а по городу шли слухи о том, что Сталин покинул Москву, что заводы и фабрики будут взорваны, что в случае прихода немцев жизнь в столице должна стать невыносимой. Линия фронта в те дни находилась в получасе езды от города. Массовый исход из Москвы и панику удалось пресечь. Как водится, провокаторов и паникеров расстреляли на месте.

В годы войны московское метро стало бомбоубежищем.

Переоборудование метро в бомбоубежище потребовало колоссальных усилий, но все они были оправданы. За время войны московский метрополитен перевез почти полтора миллиарда пассажиров. На станции «Курская» была библиотека, в метро работали магазины, парикмахерские. За годы войны в «подземке» родилось 217 детей. Поражает и то, что в военное время, несмотря на все тяготы, строились и открывались новые станции, началось строительство кольцевой линии метрополитена.

В военное время в Москве действовал указ о затемнении.

При угрозе авианалета запрещалось включать свет в квартирах. Запрет был настолько жестким, что по стеклам забывчивых граждан могли стрелять патрули, чтобы напомнить. Автомобили могли передвигаться по городу только со специальными нафарниками, вагоновожатые трамваев, чтобы никого не задавить, были вынуждены буквально прижиматься к лобовым стеклам, оправдывая их название.

Темнота была такая, что люди часто сталкивались на улицах. В конце ноября 1941 года в продаже даже появились светящиеся в темноте карточки, которые можно было прикрепить к одежде. Стоили они 1 рубль 60 копеек.

В аптечных лавках невозможно было купить ни шалфея, ни чабреца, ни дубового листа.

Почему? Дефицит курева! Кроме проблем с электричеством, отоплением и едой остро встал в военной Москве вопрос с табаком. Его дефицит приводил к тому, что люди курили чай, вишневый лист, хмель. На привычке людей к табаку наживались спекулянты. В ноябре 1941 года стакан махорки у спекулянтов на Преображенском рынке стоил 10 рублей, пр этом не было никаких гарантий, что в купленном свертке действительно махорка, а не сено. Курили все.

За неимением спичек самокрутки раскуривали при помощи луп или добывали огонь при помощи камня и примитивного трута, сделанного из старых бинтов.

В Москве на огороды выдавались участки даже на кладбищах.

Конечно москвичи не видели ужасов блокады, но еды все равно не хватало. Спасала земля. Уже летом 1942 года вся Москва взялась за лопаты и грабли. В профсоюзных ячейках распределяли участки земли в Москве и пригороде. Земли хватало не всем: кому-то доставались участки на кладбищах. В Москве только мостовые и тротуары остались нетронутыми, все остальное было засеяно картошкой. Конечно, были и мародеры. Существовала даже статья статья 79 УК РСФСР за хищения с огородов сроком до двух лет. Но смотреть на голодных детей по вечерам было страшнее.