АННА
83 subscribers

РОЗА

Начало

Они быстренько обсудили условия, на следующей перемене Колька должен был подкатить к Лейле. Весь урок он сидел как на иголках и не слышал ни одного слова учителя. 'А вдруг не выгорит? Да мать ему за шарф голову оторвет'. Прозвенел звонок, и отличница Лейла стала неторопливо складывать тетради в портфель.  

- Лейла, - окрикнул девочку Колька, на ватных ногах пробираясь к ней сквозь ряды парт.  Она удивленно подняла головку, которая казалась совсем маленькой для такой тяжелой длинной косы.  -

Да, Коля? - тихо спросила она.  

- Лейла, ты это..., - он то бледнел, то краснел и заметно заикался, чего за ним обычно не водилось. - Ты не могла бы меня подтянуть по литературе? Понимаешь, ну не могу я осилить эту 'Войну и мир', а ты, наверняка, уже прочла. Ну, в общем, вот, - на одном дыхании выпалил Колька. Ожидая ответа Лейлы, он не дышал и спиной чувствовал буравящие его глаза друга.  

- Конечно, прочла, - наконец, важно кивнула Лейла, - и тебе советую, - но, увидев умоляющие глаза парня, она сдалась.  

- Ладно, завтра после уроков в столовой, - и, защелкнув портфель, выплыла из-за парты. Колька шумно выдохнул, сердце колотилось о ребра как бешеное.  

- Завтра после уроков, - он с победоносным видом смотрел на съежившегося друга, молча протягивавшего ему нож.

У победы был горький привкус. Увидев Витькин несчастный, затравленный взгляд, Кольке даже стало совестно, но уговор есть уговор. Он с достоинством принял нож и с чувством пожал другу руку.  

- Спасибо, - радостно произнес Колька.  

- На здоровье, - буркнул Витек, выходя из класса.  

Яндекс картинки
Яндекс картинки

Следующим и последним уроком была ненавистная литература с Анной Трофимовной, их классным руководителем. Ученики ее не любили и за глаза, иначе, как Торчиловна, не называли. И Колькин восьмой 'А' не был исключением. Вообще-то Трофимовна не была злобливой, просто скучной и нудной.

Затурканная жизнью женщина с большими печальными глазами. Вся школа знала, что она тянет мужа-инвалида и наркомана-сына. Но, если сослуживцы и директор сочувствовали несчастной женщине, то ученики презирали. Дети часто жестоки к слабым.  

В середине урока широко распахнулась дверь, впустив бледного молодого человека с туго обтянутой кожей лицом.  

- Мааа, - выжидательно протянул он. Анна Трофимовна затравленно оглянулась и, схватив сумку, бросилась к выходу.  

- Опять деньги пришел просить, - шепнул Витек Кольке.  

- Похоже, - без всякого интереса отозвался последний.

Он был поглощен созерцанием ножа под столом. Когда Торчилка выскочила за дверь, не таясь, вытащил новое приобретение из-под парты и любовно провел ладонью по блестящей поверхности, потом ногтем большого пальца вытащил лезвие. Он даже не заметил, что учительница успела вернуться и наблюдала за ним.  

- Соколов? - взвизгнула она прямо над Колькиным ухом, заставив того подпрыгнуть от неожиданности, - Встань.  Парень покраснел и неуклюже поднялся на ноги, на две головы возвышаясь над учительницей.  

- Чего, Анна Трофимовна? - пробасил ученик.  

- Не чего, а что, - ее лицо покраснело от гнева, - Это ты нацарапал на парте?  

- Нет, Анна Трофимовна, это не я, честно, - Колька переминался с одной ноги на другую.  

- Останешься после урока, - отрезала она, оборачиваясь к классу.  

- Вечно Торчилка как с цепи срывается после посещений сыночка, - попытался поддержать друга Витек, но хмурый Колька не удостоил друга взглядом. Даже нож его больше не радовал. Тихо выругавшись, он спрятал его в карман.

Продолжение следует...