Мы подглядывали за ними через плетень. Нам казалось, что у немцев головы должны быть нечеловеческие. Потому что они людей...

...Когда наступила война, мне исполнилось 8 лет. Все жители поселка побежали к сельскому клубу, на котором висело радио. И из этой тарелки голос диктора что-то говорил страшное. Потому что все закричали, зашумели и нам стало страшно...

...Когда закончилась война, через наш город проходили колоны пленных немцев. Мы бежали и кричали им: "Гитлер капут!" Они шли и соглашались с нами:"Капут, капут"...

...В нашем детском доме воспитатели решили сделать нам подарок на день победы в 1945 году. Они хотели, чтобы мы навсегда запомнили это ощущение счастья. И у них получилось! Наши добрые воспитатели с большим трудом нашли где-то яйца, молоко, сахар. Сложили все в большой бидон. Поставили его в деревянную бочку и обложили льдом. Затем стали крутить бидон, чтобы на стенках образовалось что-то подобие инея, который они соскребывали и давали нам. Каждому досталось по несколько ложечек самого вкусного мороженого весны сорок пятого года...

...Когда была война, мы спасались кореньями. Выдергивали их из земли и варили. А корни камыша были очень вкусными и сырыми. У него сладковатый вкус. Если находили клубни мерзлой картошки, то готовили из нее самые вкусные оладьи...

...Мы спали в одной комнате с родителями. Однажды родители долго не спали, разговаривали, папа целовал маме руки, лицо. Потом они вышли во двор, папа стал куда-то уходить. Мама страшно закричала, схватила его за руку, и держала. Тогда я выскочила испуганная, и тоже закричала:"Папа!" Своим криком разбудила братика с сестрой, они выбежали на крыльцо и заплакали. Наш папочка схватился руками за голову и побежал не оглядываясь. Больше мы его не видели. Война-это когда папы нет...

...Я жила в Минске. Окончив шестой класс я шла домой счастливая. Потому что впереди было целое лето. Но когда пришла домой, все говорили о том, что началась война. А на следующий день моему старшему брату уже пришла повестка. Всю свою зарплату он передал маме со словами о том, чтобы мне купили красивое пальто, о котором я давно мечтала. И ушел на фронт. Через некоторое время мой любимый город стали бомбить. Мы бегали прятаться в каменный погреб соседей. Звуки падающих бомб не забуду никогда. Это так страшно, ладошки тут же становятся влажными. Беженцы из города шли и шли. Мы выбежали из дома без денег, без одежды. Жители деревень нас кормили просто так, без денег...

...Некоторое время я не могла поверить, что началась война, и что все выжжено. Сгорели и столетние липы, и даже чернозем куда-то делся, а вместо него появился желтый песок. Я ходила и смотрела на все безумным взглядом. Фашистов я не увидела, я услышала их шаги. Кованые сапоги громыхали по земле. И мне казалось, что даже земле больно от того, как они шли по ней...

...Когда мы бежали из города, то из-за голода и отсутствия еды пили воду из канав. И тут же все начали болеть. Я сильно заболела и лежала с температурой без сознания. Мама на какой-то станции выбежала из вагона найти мне питье и еды. Из соседнего поезда ей стали делать комплименты военные. Мама ответила, чтобы они ее не трогали. У нее ребенок умирает, и ей не до шуток. Среди военных был врач. Он побежал, посмотрел на меня, сбегал к себе в вагон и принес бутылку чая, сухари и таблетки белладонны. Благодаря врачу я выжила...

...Утром 9 мая кто-то стал в подъезде громко кричать. Все проснулись и стали выбегать в подъезд. Мама тоже выбежала, а когда вернулась, стала плакать и говорить, что война закончилась, и что пришла победа. Потом все соседи стали приносить еду, у кого что имелось, и мы праздновали победу. Вскоре вернулся с войны мой папа. Я была очень счастлива. Он даже привез мне красивую куклу. Я смотрела на нее и думала, почему фашистская кукла такая красивая...

...В нашем доме поселились немцы. Я, мама и бабушка спим за печкой. Дедушка живет в сарае. Немцы просто на нас не обращают внимания. Как будто нас нет. Или начинают смеяться надо мной и тыкать в меня ножом. Я пугаюсь-реву, мама тоже плачет, а они смеются. Помню, как мы убежали и спрятались в болоте. А когда через несколько дней пришли домой, то дома не увидели. Только горелые бревна...

...Когда мы увидели, как первые бомбы падают, то сначала ничего не поняли. Потом нам сказали, что если не хотим оглохнуть, то надо открывать рот. Стали открывать рот, закрывать уши, но все равно слышно, как бомба свистит. И это очень страшно. Хотелось, чтобы все быстрей закончилось. Бомбежка закончилась, и я снял с плетня ведро. Там было шестьдесят дырок. Наверное немцы думали, что это женщина в платке стояла, поэтому стреляли...

...Немецкие солдаты заезжали в наш город на огромных машинах. А может мне так казалось, что они огромные. Еще на машинах были ветки деревьев. Мы подглядывали за ними через плетень. Нам казалось, что у немцев головы должны быть нечеловеческие. Потому что они людей просто так убивают. А немцы ехали и резвились, на гармошке губной играли...