Русские отличались по ведению боя от всех союзников. Даже в окружении они оборонялись и не сдавались в плен...

1941 год. Начало Великой Отечественной Войны... По замыслу Гитлера, воевать осталось совсем чуть-чуть... Несколько выдержек из писем немецких солдат, многие из которых тоже не желали воевать.

..."Ночью командир объявил нам, что завтра мы начнем войну с Советским Союзом. Мы были в шоке от сказанного. А как же договор о ненападении?.

..."Когда я смотрел на карту Советского Союза, я не очень представлял, как мы сможем завоевать такую большую территорию. Почему-то я сразу вспомнил Наполеона. Нам пообещали, что через несколько недель мы завоюем Советский Союз. Кто-то сказал, что наверное за несколько недель не получится, но все стали смеяться над ним и вспоминать, за какое время мы завоевали Францию и Польшу.

...Мы наступаем. Идем вперед, очень хочется пить и есть. Но некогда. Проезжая по дорогам видим сгоревшую технику, пленных и убитых русских...

...Первый день на войне я увидел, как наш солдат сам себя застрелил из винтовки, которую поставил между колен и выстрелил себе в рот. Ужас войны для него остановился...

...Мне удалось подбить сегодня несколько танков русских. Я верю, что скоро мы победим, потому что русские бегут от нас. Мы повесим наш флаг над Кремлем, а потом оккупируем территории "янки". Мы обрушим на врагов всю силу оружия...

...После первого замешательства противник стал сопротивляться. В плен не сдавались. Сражались до последнего. А сегодня мы видели убитого русского на обочине дороги. Лицо монголоидное, все изуродовано, одежда разорвана в клочья, живот в осколках. Оружие зажато в окровавленных руках. Мне стало не по себе от увиденного...

...Мы шли в атаку и увидели русский танк. Тут же его пристрелили, но когда подошли к нему ближе, из люка появился человек и стал стрелять из пистолета. Мы его подстрелили и увидели, что ему нашим снарядом оторвало ноги. А он продолжал палить. Когда мы шли по пшеничным полям, русская пехота пряталась в них. Заметить человека в таком поле очень сложно, и это создавало нам большие неудобства, когда внезапно танки оказались подорванными...

...Мы все время спорили - нужно ли убивать русских за помощь партизанам? Пришли к выводу, что нужно. Недавно мы расстреляли жителей всей деревни, а их дома сожгли. Они помогали партизанам устроить засаду, в которой погибло несколько наших мотоциклистов...

...Русские сражались, как звери. Один раненый, без оружия, с огромной раной в плече, бежал на нас с одним топором в руке. Мы его застрелили. Но это было безумно. Русские гибнут десятками, ползут на нас полуживые, от их криков невозможно никуда спрятаться. От них не знаешь чего ожидать. Откуда у них берется военная техника и снаряды? Как будто из-под земли все возникает...

...Это просто безразмерная страна. Все города, деревни одинаковые, жители этих городов и сел тоже похожи друг на друга. А если приходится сворачивать куда-нибудь в поле, то можно идти только по компасу-никаких ориентиров. И ощущение безысходности от таких просторов. Противник же возникает всегда неожиданно и внезапно. И его становится все больше и больше...

...Я не могу описать обстановку на фронте, не испытывая муки совести. Огромная разница между тем, что мне говорили перед войной о русских, и тем, что я здесь на самом деле увидел...

...Красная Армия осталась для нас неразгаданной тайной. Мы недооценили русских. Самый крайний срок окончания войны для нас был зимой 1941 года. Мы были убеждены, что битва нужна и победа не за горами. Но попав на просторы этой страны мы поняли, что цель наша отодвигается в необозримое будущее...

...У меня стало меняться восприятие о войне. Безудержный оптимизм сменился сомнениями о том, что все идет не по плану. А затем появилась апатия и страх неотвратимого поражения. Особенно меня пугают эти просторы, которым нет конца и края...