Грузин о женщинах и русской душе

08.11.2017

Когда-то 17-летним парнем Бадри Какабадзе приехал в Ленинград и поступил в ВУЗ. По распределению устроился в организацию, где работает и по сей день. С тех пор Россия стала его второй родиной.

О знакомстве с Ленинградом…
Для Грузии поехать учиться в Ленинград – было очень страшно: большой город с такими театрами, с такими музеями, с такой культурой! Меня сюда привезли родители, и когда я поступил, они сняли мне комнату в коммунальной квартире. Соседями у меня были бабушки-ленинградки, которые голодного студента часто подкармливали. Это же были добрые традиции и теплые чувства. Я хорошо помню Марью Ивановну, которая звонила иногда моей маме, если я хулиганил или устраивал мальчишник, от которого гудела вся квартира (смеется). Понимаете, эти добрые теплые отношения дают возможность еще раз сказать, что мы не можем этого забыть. Наши два народа должны жить по-братски, помогать друг другу, и культуры наши должны пересекаться. Я мечтаю о том времени, когда мы сможем от грузинского землячества привозить сюда детей, чтобы они побывали в Эрмитаже, в Русском музее, посмотрели Петергоф и другие музеи Санкт-Петербурга, чтобы не было разрыва в культуре.


Для Советского Союза, для большой такой страны, несмотря на то, что Москва – столица, Ленинград, а ныне Санкт-Петербург, всегда был идеалом. Он и сейчас остается идеальным городом.


Восхитило то, что здесь такое количество музеев и театров.

О женщинах…
Русские женщины, могу вам сказать, удивляют весь мир, поэтому я не стал исключением.

О России, о русской душе и о русском гостеприимстве…
Русские - такие же теплые, такие же гостеприимные и такие же добрые и приятные, как грузины. Все, что мешает сейчас отношениям между двумя народами, это все политическая скорлупа. Я же говорил, что Марья Ивановна за мной следила и кормила меня, потому что я всегда был голодным, и самое главное – она это тепло оставила во мне. Ее, наверное, давно нет в живых. Я даже не знаю, потому что потом я переехал на одну квартиру, потом на другую, затем свою получил, в конце концов. Но ее (Марью Ивановну – прим.автора) я запомнил на всю жизнь. Вы не забывайте, сколько писателей и поэтов воспевали и воспевают русскую душу, поэтому нельзя сказать, что из-за этой политической скорлупы Россия другая. Нет. Россия – великая страна! А тепло души в Петербурге, в Ленинграде чувствуется особенно сильно.

О своих мечтах…
Моя хрустальная мечта – поехать на Байкал, побывать в Самарканде. Я объездил весь мир, но не был в таких местах. Я считаю, что у нас столько корней, которые нам надо познать, чтобы мы были сильнее и богаче духовно.

О своей исторической родине – Сакартвело…

- Название Грузии на языке оригинала звучит как Сакартвело. Почему это название не используют во всех языках?

- На американский манер Грузия – это Джорджия, на немецкий – Георгия, а по-грузински это Сакартвело. Я хотел бы, чтобы нашу страну называли по-грузински, но почему-то переводят. Почему? Я не знаю, я не лингвист. Вообще Сакартвелло переводится как «земля для грузин». По этому поводу есть притча. Когда Бог все земли распределил, оставил лишь маленький кусочек и сказал: «Это только для себя». И вдруг проснулся грузин, который гулял, встречал гостей, кутил где-то. Он пришел к Богу и говорит: «Слушай, Бог, ты всем дал земли, а мне ничего не осталось?». Бог осмотрелся и говорит: «У меня остался один маленький кусочек для меня, ну ладно, я же не могу тебя обделить». И отдал ему свою землю, а сам ушел вверх на небеса. Вот такая история.