Турок о Крыме до и после референдума

19.07.2017

Этот турецкий гражданин родом из Антакьи, что в 25 километрах от места, где в свое время был сбит российский бомбардировщик СУ-24. Сейчас он крымчанин, житель Симферополя. В украинском Крыму жил с 2001 года. В марте 2014-го Зафер Джомерт из «украинца» превратился в «россиянина».

Меня зовут Зафер Джомерт, гражданин Турции. Приехал сюда пятнадцать лет назад. Мне 34 года, будет. Живу сейчас в России, в Крыму, в Симферополе. Женат, двое детей. Старшей 9 лет, а младшей 9 месяцев.

Родился в 1982 году после большого переворота, то, что было в Турции. И я там учился. Я сам араб, родители арабы. Но я родился в Турции, поэтому гражданство турецкое получается.

Давайте коснемся темы Крыма. Вы, получается, в 2001-м, если не ошибаюсь, приехали в Крым?

- Да.

Скажите, как люди жили в украинском Крыму? Обстановка, условия, в двух словах.

- Ну, 2001 год, конечно, Украина, Крым. Я студентом приехал, да. Мы жили в общежитии, у меня друзья были студенты. Вот, когда смотрите на студентов, как они живут, это будет означать, вот родители дают своим детям все, что можно… И они не очень хорошо жили. Вот мы, иностранцы, мы жили намного лучше. Хотя я рассказывал, у меня были финансовые проблемы, у родителей. Даже если сравнить с этим, я хорошо жил, сравнивая со студентами.

Очень тяжело было студентам, я знаю, знакомые, которые жили там неделю за 4 доллара. В общежитии. Купили на год вперед, и вот живут неделю на 4 доллара. Когда гривны, до 20 гривен хватало неделю жить. Зарплаты были маленькие. Жене родители до того, как я начал работать, они… Я к ним приходил в гости, жил у них, видел, как они живут. Хотя работали, все равно было видно, как не хватает ни зарплаты, ни того, что есть в руках.

Давайте сейчас немножко в будущее отправимся. То есть вы приехали, жили в Крыму, учились, работали, и подойдем к 2014 году. Вы были в Крыму в момент, когда был проведен референдум?

- Я был в Турции до референдума. И, когда я сел в самолет, чтобы в Крым лететь, 11 марта 2014 года, нас высадили и сказали: «Крымское воздушное пространство закрыто». Типа сюда уже нельзя лететь, так как референдум будет. И я два дня ждал в Турции, пытался на этом же самолете, потом сказали, что всё. Я через Одессу прилетел, получается, 13 марта уже в Одессу и на поезде в Крым приехал.

И, когда был референдум, я был уже дома. И утром, когда референдум, да, я сразу семью взял, говорю – пойдем голосовать. Жена такая, ну, за кого? Я говорю, что значит за кого? Я живу здесь уже 13…14 лет, да, и я всегда задавал такой вопрос: ну, хуже не может же быть? И каждый раз мне доказывали, что может хуже. И с каждым разом становилось все хуже и хуже. Я в 2004, когда была оранжевая революция, тоже был там. И я ездил в разные города по работе, видел, что происходит, что творится. И вот пошли мы – и голосовали, конечно, за Россию.

А окружающие, крымчане, вы наверняка общались со многими крымчанами, как вообще люди относились ко всему происходящему? Какая витала атмосфера, и какое мнение было самое подавляющее, что ли? И были ли мнения против России, то есть если посмотреть по тенденции?

- Когда мы пошли на этот, на участок, то мы там увидели всех своих соседей, и все такие счастливые. Идут голосовать, наконец-то что-то может измениться. С надеждой шли.

И, конечно, надежда не впустую была. Мнения, конечно, разные были, если читать просто с интернета, говорили – типа это неправда, но я видел все это глазами. Я ходил и видел, как люди счастливые, как пошли голосовать, и как толпами вот там ходили свой выбор наконец-то делать. Что-то изменять.
Они понимали, что будут изменять своим одним голосом, изменять свое будущее.

То есть Вы реально увидели, что эти больше 90% людей, которые проголосовали за присоединение к России – и, действительно, это подавляющее большинство такого мнения и придерживалось, да? То есть не было такого, что 50 на 50, кто-то кричал, что нет, ни за что, какая Россия и так далее? То есть люди к присоединению к РФ относились положительно, правильно получается?

- Я то, что видел, было так. Я не знаю в других местах что было, но где я живу, там люди разные: и татары, и русские, и украинцы. Там очень «помешанный» район. Я кого видел, все с уверенностью и с улыбкой ходили, что наконец-то будем решать за себя и за свое будущее.

То есть люди выражали свободное волеизъявление?

- Да. Скажу еще, что между друзьями были разговоры: почему такой выбор? Я не знаю, лучше, наверно, национальности не говорить, но я всегда говорил так: вы как смотрите, экономически, например. Тогда на востоке Украины война была. И это, я думаю, и в Крыму тоже было бы такое, если бы серьезно власть Крыма бездействовала. Я всегда благодарен им за такое действие, что они взяли всё под контроль, и не дали никаких боевых действий чтобы в Крыму не было. Вот я спасибо говорю, что войны не было там, и никто не остался без отца, без сына, без брата. Все живы и здоровы. А всё остальное можно исправлять.

Вы считаете, что Россия поступила правильно?

Сначала крымские власти правильно поступили, потом крымский народ правильно поступил. И Россия тоже правильно поступила, что приняла Крым. Это всё пошло постепенно.

Вы были в Крыму украинском, Вы живете в данный момент в Крыму российском. Есть ли различия? Как поменялась жизнь после референдума там?

- После референдума первые времена до того, как начались санкции, люди были просто шокированы. Я в глазах видел у людей… Пенсии в 3-4 раза подняли. Тогда если была 80 долларов пенсия (до того, как поднялся доллар и экономические санкции ввели). Люди не просто пытались выживать, а начали ремонты делать в своих квартирах, домах – уже им не просто хватало денег, чтобы жить, но чтобы еще улучшить жизнь.

Когда разговоры идут политические против России, о санкциях, я всегда говорю, что крымский народ сделал свой выбор и соединился с Россией. Это демократия. А Европа и Америка берет и вводит против России санкции. Почему? Потому что крымский народ выбрал Россию, не Украину. Это же демократия. Они, получается, начинают давить экономически. И получается, что экономически они не только россиян давят, но, получается, крымскому народу тоже. И в чем прикол получается, у меня вопрос всегда такой: раз вы хотите, чтобы люди лучше жили… Сами не приходите, не видите, что здесь происходит, и начинаете за крымский народ решать. И получается, хуже делаете своими поступками народу.

И это сразу ясно и понятно, что это не просто демократия, это их политика: если наш, значит мы с тобой, если нет, то сами понимаете.

На Ваших ощущениях, на мнениях окружающих крымчан, как поменялась обстановка на полуострове? Жить стало легче?

- Люди сразу ощущали это в карманах. Как пенсии поднялись, как зарплаты поднялись госслужащим, и, получается, экономически очень хорошо люди начали получать: и зарплаты, и пенсии. Они не просто выживали на то, что приходится, они уже начали улучшать себе жизнь. Ремонты начали делать, лучше жить. Начали думать о своем будущем. Какие вложения делать. Действительно поменялось, экономически лучше стало. Кроме этого, в городе сразу было видно, как дороги начали ремонтировать, как новый асфальт укладывать стали.

Как санкции повлияли на жизнь крымчан, на Вашу жизнь?

- До санкций у людей была пенсия, например, в 4, в 5 раз больше, после референдума. Доходила почти до 400, до 500 долларов.
После санкций, из-за того, что доллар поднялся, получается, соответственно, и зарплаты долларом упали. Цены поднялись: на сыр, на молоко. Жизнь дороже стала. Но всё равно сейчас, когда сравниваешь «до референдума» и сейчас «после референдума» и после санкций, я всё равно скажу, что люди лучше живут.

У меня жена – инвалид второй группы, несчастный случай был, она не может работать. И она пенсию получает. Я почему о пенсиях говорю, потому что сам вижу, как они поменялись.

Конечно, после санкций стало хуже, не хватает, да. Но если сравнить с тем, что было, ее просто мы не считали пенсией при Украине. Скажем так: не то, что государство давало, чтобы человек выжил, это просто какие-то копейки были.

Крымчане не жалеют о своем выборе?

- Когда смотрите, что творится в Украине, в парламенте, на Майдане… Восток… Любого человека спросить, я думаю, вряд ли скажет, что лучше бы мы в Украине жили. Потому что сами украинцы, украинские политики, говорят, что чтобы достигнуть времени Януковича, нам нужно еще 10 лет. Представьте себе, чтобы это достигнуть, нужно 10 лет Украине.

В социальной сфере в Крыму что проводится? В сфере культуры, в сфере социально-значимых мероприятий, школы, образование и так далее. Что Вы видите? Активно ведется работа?

- Работа ведется очень активно. У меня вот ребенок учится, и я вижу, как преподаватели наши тоже учатся. Аттестат дают. Тоже видно, как в школе образование поменялось. Всё к лучшему идет.

А культурно-массовые мероприятия проводятся часто?

- Конечно. Все праздники отмечаются очень хорошо. Кроме этого, скажем, день города, праздники – во всех этих сферах в городе хорошо отмечается.
По Крыму я еще хочу добавить, что было и что стало. Я когда учился, у нас в университете был русский язык, учился на русском языке.
А когда заканчивал университет, был принят закон в Украине, что все учебные заведения должны на украинском быть. Когда заканчивал, ввели всё на украинском. Когда с друзьями (украинцы или татары, например) разговаривал… Татары сказали, что будут протестовать и не будут на референдуме голосовать, что им не очень с Россией нравится. Я знаю, я учился там, и я слежу очень близко ко всем принятым решениям. Слежу за ними, смотрю, как всё происходит. При Украине был один украинский язык, было одно. Религиозные праздники: всё было, как в Киеве. Сейчас, как Крым стал российским, приняты законы, что в государственных учреждениях будет три языка: русский, украинский и крымско-татарский. В школах, где татары больше живут, будут татарскоязычные школы. И они есть уже.

Раньше были праздники религиозные только христианские. Теперь и мусульманские праздники официально считаются выходными днями.
Я постоянно задаю такой вопрос: и по религии, и по языку уже дано вам право. В зависимости от религии, национальности, вам дают это право – как можно отказаться от этого!? Сказать, что это нехорошо?

Видео интервью

Беседовал Виктор Б (noordenwind)