Как на Руси добывали огонь

10.03.2018

Русский человек обычно осваивал те места, где зима хозяйничала большую часть года. Так что огонь, или, как его называли наши предки, смага, был главным условием выживания, и особенно для тех, кто отправлялся в далёкий поход, через глухие и безлюдные места. А, как известно, средневековая Русь представляла собой один бескрайний медвежий угол с дикими лесами и непроходимыми болотами. По крайней мере, так считали иностранцы...

Я. Калиниченко "Думы у печки" 1897 год
Я. Калиниченко "Думы у печки" 1897 год

В крестьянской избе жар в печи поддерживался постоянно, а, если уголёк погас, шли за ним к соседям. Позже зажиточные поселяне, кто мог себе позволить елей, возжигали перед святыми образами лампаду с неугасимым огнём.

Во многих жилищах, где не было огнива, крестьяне хранили специальные приспособления, позволявшие «вытирать живую смагу из древа», то есть добывать огонь старинным способом - путём трения друг о друга двух сухих деревяшек. В разных уголках Руси такие нехитрые устройства различались по конструкции и названию. Например, на смоленщине их величали «агневицей», а на новгородчине – «вертушком».

Отправляясь в путь, наши предки обязательно запасались трутом. Так назывался любой материал, который мог возгореться от искры: сухая трава, кора деревьев, высушенный мох, птичьи гнёзда, стружки, частички еловых шишек, сосновые иголки, волокна льна, хлопчатобумажная тряпица, размельчённые сухие грибы – трутники или трутовики.

Если у путника не было огнива, ему приходилось «вытирать» огонь из дерева. Как и трутом, сухими брусками запасались заранее. Во время походов всё это бережно хранили от влаги в самой середине котомки.

Е. Димаков "Гусары у костра"
Е. Димаков "Гусары у костра"

Но самым надёжным средством добычи тепла, испокон веков считалось огниво, состоявшее из кресала - стального бруска (его ещё называли «тресалом», «резалом» или «мусатом») и кремня – твёрдого камня. Искры, высекавшиеся от ударов кресала о кремень, попадали на трут, который начинал тлеть. Потом при помощи растопки раздувался огонь.

Те, кто побогаче, имел при себе серники – прототип спички, представлявший собой лучину, пропитанную расплавленной, а потом затвердевшей серой. Достаточно было прижать серник к тлеющему труту, и он вспыхивал.

Зажигательные спички с головками из ядовитого белого фосфора с примесью серы, попали в Россию в 1830-е годы. Фосфорные запалки зажигались от трения о любую твердую и сухую поверхность. Так как они легко самовозгорались, хранили их только в стальных или серебряных коробочках.

В. Максимов "Крестьянская изба" 1869 год
В. Максимов "Крестьянская изба" 1869 год

Безопасные спички без токсичного фосфора изобрели в 1855 году, в Швеции, поэтому у нас их долгое время называли шведскими. В отличие от прежних, тех, что зажигались от трения о любую твёрдую поверхность, для новых спичек требовалась специальная тёрка, которую только со временем стали приклеивать на коробку.

Со времён язычества на Руси сохранился обычай обновления огня. В случае падежа скота, засухи, неурожая, эпидемии и прочих бедствий старый огонь в печи и лампадах гасился и возжигался новый -«живой». Он «вытирался» при помощи двух кусков дерева. Кроме того, огонь обновляли в Чистый четверг на Страстной предпасхальной неделе и в Ильинскую пятницу – последнюю перед днём святого Ильи Пророка.
К. Коровин "Песни у костра"
К. Коровин "Песни у костра"