Смертельный бросок «Барракуды»: тайна боевой звезды на рубке АПЛ «Кострома»

Атомные подводные лодки проекта 945 «Барракуда» стали первыми субмаринами третьего поколения в советском флоте. Они стали ответом на бурное строительство современных подлодок в США. Как того требовал дух времени от советских конструкторов, «вероятного партнёра» нужно было не только догнать, но и перегнать. В связи с этим на проектирование «Барракуды» были брошены все доступные силы и средства, а генеральным конструктором назначен Николай Иосифович Кваша, позже получивший за «Барракуду» звание Героя России.

Субмарина вышла на редкость удачной и стала фундаментом для основных подлодок ВМФ России «Щука-Б». По ряду показателей «Барракуды», несмотря на свой почтенный возраст, соответствуют всем современным требованиям, а по ряду показателей остаются лучшими. Так, магнитное поле корабля является наименьшим среди существующих субмарин, что отлично сказывается на незаметности.

Успеха удалось достичь во многом за счёт совершенно уникального корпуса, выполненного из титанового сплава. Прочность материала намного превосходит по показателям сталь, используемую для строительства обычных подлодок.

Вполне предсказуемо, что наши «партнёры» из США развернули полноценную охоту за всей информацией, которая касалась нового секретного советского оружия. Особенно дерзко американцы начали действовать в 90-х, когда вероятность вооружённого ответа на наглость была сведена к нулю.

В начале 1992 года к берегам России отправилась американская подлодка «Батон-Руж» проекта «Лос-Анджелес». Капитану Гордону Кремеру поставили задачу снять акустический отпечаток с «Барракуды», чтобы в будущем опознавать советскую субмарину по звуку. Через несколько недель патруля «Батон-Руж» сел на хвост одной из «Барракуд», носившей на тот момент имя «Краб». «Крабом» командовал капитан Игорь Локоть.

Обнаружив слежку, советская подлодка попыталась сбросить неприятеля и ушла на глубину. Благодаря титановому корпусу субмарина погружалась куда глубже «одноклассников» - если рабочая глубина погружения «Лос-Анджелеса» составляет 250 метров, то у «Барракуды» этот показатель составляет 500 метров.

Но Кремер не отвязывался и был твёрдо настроен выполнить задание. Тогда советский «Краб» применил единственный доступный способ в данной ситуации, который позволял избежать межгосударственного конфликта – «случайное» столкновение. 11 февраля 1992 года «Барракуда» пошла на таран. Американский капитан решил, что его просто берут на слабо и посчитал зазорным для офицера ВМС США показывать испуг, поэтому приказал не менять курс.

Вот только капитан Локоть знал возможности своей субмарины и намерение протаранить «партнёра» у него было самое что ни на есть настоящее. На относительно небольшой глубине «Барракуда» рубкой вспорола брюхо «Лос-Анджелесу». После такого манёвра оба корабля ушли на свои базы оценивать повреждения.

«Краб» отделался повреждениями рубки, в частности обтекателя акустической антенны. Через три месяца в доке советская субмарина вернулась в строй.

Американцы же заявили, что «потерь нет». Только спустя несколько дней после инцидента, когда стало понятно, что грозный «Лос-Анджелес» придётся списывать, выяснилось, что подлодка получила множественные вмятины и два глубоких разреза корпуса, устранить которые по адекватной цене не представлялось возможным, проще было заказать новую. Демонстрировать повреждения своей лодки Пентагон не стал.

После того, как стало известно о смертельном ранении «Батон-Ружа» экипаж «Краба» нанёс на рубку белую звезду с цифрой 1 – именно так вели счёт потопленным врагам советские подводники времён Великой Отечественной войны.

Сегодня героическая «Барракуда» носит имя «Кострома» и всё также козыряет «американской» звездой. В настоящее время подлодка готовится пройти глубокую модернизацию, что позволит ей находится в строю ещё 10 лет.