Чего хотят отцы?

Два дня на заседаниях и в кулуарах I Всероссийского Форума отцов.  

Двери зала прилетов аэропорта «Кольцово» открываются, в руках у встречающей девушки табличка: «Форум отцов». Спешащий по своим делам пассажир даже приостанавливается и делает фото. Наверное, удивлен… Можно его понять.

Раньше в России большинство инициатив по привлечению мужчин в полезную для детей деятельность принадлежало матерям, отцовские объединения создавались чаще всего при поддержке союзов женщин, и даже адекватной защитой прав разведенных пап занимались в основном «представительницы слабого пола». Сейчас уже можно говорить о полноценном мужском, а точнее, отцовском движении. Подтверждение тому – I Всероссийский Форум отцов, прошедший в феврале в Екатеринбурге. Чего хотят собравшиеся на нем мужчины?

Ровно в 7 утра по екатеринбургскому времени возле гостиничного кафе, в котором сервируются завтраки, стояла толпа мужчин. Кто-то пока еще в тапочках и спортивном костюме, кто-то уже в деловом и при галстуке. Очевидно, сотрудники отеля не ожидали, что 10-минутная задержка с открытием кафе может вызвать такой ажиотаж и что отцы, на пару-тройку дней оторвавшиеся от своих семей, окажутся настолько дисциплинированными. В 8 утра все уже в автобусах, пора ехать на (о, это страшное словосочетание) пленарное заседание. Настрой – рабочий.

В здании Правительства Свердловской области женщин не так уж и мало – одновременно с Форумом отцов проходит и встреча региональных уполномоченных по правам ребенка, а среди них женщин по-прежнему большинство. В президиуме на центральном месте Анна Кузнецова – Уполномоченная по правам ребенка при Президенте РФ.

Анна Кузнецова, Уполномоченная по правам ребенка при Президенте РФ:  «Хочу сказать спасибо моему папе. Методы воспитания отцов не всегда  укладываются в классические методы педагогики. Вспоминая свое детство, я  понимаю, что сказкам, которые мне рассказывал мне мой папа, я бы  поставила, как минимум, 10+. А до трех лет я их хорошо знала… Или  солдатские песни, которые он пел мне вместо колыбельных. Зато я знаю,  что он больше всего меня поддержит, когда какие-то трудности. И напишет:  «Ты что, я же за тебя болею, как за нашу хоккейную сборную!» Поэтому,  когда будет все хорошо у вас, папы, будет все хорошо и у наших детей».
Анна Кузнецова, Уполномоченная по правам ребенка при Президенте РФ: «Хочу сказать спасибо моему папе. Методы воспитания отцов не всегда укладываются в классические методы педагогики. Вспоминая свое детство, я понимаю, что сказкам, которые мне рассказывал мне мой папа, я бы поставила, как минимум, 10+. А до трех лет я их хорошо знала… Или солдатские песни, которые он пел мне вместо колыбельных. Зато я знаю, что он больше всего меня поддержит, когда какие-то трудности. И напишет: «Ты что, я же за тебя болею, как за нашу хоккейную сборную!» Поэтому, когда будет все хорошо у вас, папы, будет все хорошо и у наших детей».

Рядом Андрей Коченов, руководитель Совета отцов, созданного при омбудсмене, — можно сказать, объединяющего органа. Советы отцов, зарегистрированные на федеральном уровне, существуют уже более чем в 60 регионах, еще 20 регионов готовы вступить в общее движение.

Советы и союзы отцов – это общественные объединения мужчин, стремящихся защитить права и интересы своих детей, улучшить социально-воспитательную среду вокруг них и свои взаимоотношения с ребенком, поднять статус отцовства в обществе. Советы отцов создаются независимо, при образовательных учреждениях, при структурах власти. Советы сами выбирают род и форму своей деятельности: это могут быть спортивные и досуговые мероприятия (кружки, праздники, фестивали, рыбалка, соревнования, ралли, мотокроссы, всероссийская акция «Мы ГоТОвы» и пр.), патриотическое воспитание (клубы, поездки, школа юнг и пр.), образовательные проекты, наставничество и любые другие инициативы, направленные на сближение отцов и детей и создание возможностей для разностороннего и здорового развития личности ребенка.

Впрочем, не все в зале планируют действовать именно в рамках предложенной структуры. Помимо советов существуют еще и союзы со своей системой централизации, а некоторые объединения относятся и к первым, и ко вторым. В общем, разобраться во всей этой кухне не так-то просто.

После прочтения обращения Владимира Путина к Форуму, приветствий чиновников, красивых слов о том, что «сейчас как никогда нужен отцовский пример» (а разве он нужен не всегда?) и вводных докладов, одна из наиболее дискуссионных тем – взаимодействие детских омбудсменов и власти в целом с отцовскими организациями.

Одни сами собрались и вышли на улицы городов и поселков, чтобы сделать жизнь своих детей лучше. Другие, имея полномочия, сверху создают советы отцов «своим приказом». Кажется, это два совершенно разных взгляда…

— Мы ни при правительстве, ни при уполномоченном, никто нас не создавал, — рассказывает прямо из зала представитель совета отцов с севера страны, — но с уполномоченным мы всегда на телефонной связи, а губернатор приходит на наши мероприятия и говорит: «я не губернатор, я отец». И неважно, как эти советы будут называться, при ком будут существовать, они будут работать на исполнительную власть.

— Работать они будут на благо общества! – доносится из другого конца зала от отца с совсем другого края России.

Так или иначе, но взаимодействовать с властью любому общественнику придется. В России около 20 ведомств заняты детскими вопросами. В идеале отцовские сообщества должны участвовать в работе на благо детей вместе, а не вместо государства. Здесь делились опытом и предлагали не бояться пробовать. Положительных примеров сотрудничества – в первую очередь с уполномоченными по правам детей – оказалось на самом деле немало.

Есть, правда, и другие истории, но их озвучивают негромко, все-таки в итоге-то работа идет, а уж как все начиналось, может, и не так важно…

— Я пришел в минобр, — рассказывает папа с юга России, руководитель одного из отцовских объединений, — давайте сделаем, говорю. А мне в ответ: «кому это надо?» Пришлось спорить с министром образования! Мне говорят: «Да вы так не горячитесь! Ладно… Только делайте сами». Ага, а потом, когда мы сделаем, так медаль себе на грудь…

Отцы в большинстве своем делают не за медаль (хотя получить признание многим тоже приятно, что уж). Много, много раз повторяется то тут, то там: «избежать формализма», «не превратиться в очередную неживую структуру». Похоже, этого здесь на самом деле боятся…

Ну а пока, судя по ярким реакциям и реальным спорам, возникающим в зале, в десятках регионов России идет живая и разнообразная работа. Чем только не занимаются отцы: от организации семейного досуга до уличных патрулей, от спортивных мероприятий до предупреждения несчастных случаев и детской преступности, от просто попыток привлечь внимание конкретных отцов к своим детям до решения глобальных вопросов. Для кого-то это волонтерство, кто-то вполне официально работает в общественной организации. Подходы, взгляды, понимания у всех разные. Выступать перед такой аудиторией нелегко: то, что нравится и оказывается близко одним, вызывает полное отторжение у других. Оппоненты прямолинейные, резкие. Разговор, что называется, мужской.

Вечером, в неформальной обстановке, сидя, как на «комсомольской свадьбе», за чайником чая, отцы тоже говорят в основном о своих проектах и о своих детях.

— Вот у нас семейный бал проводится ежегодный, за несколько месяцев до него профи начинают учить детей и родителей танцевать. И это такое ощущение необыкновенное. Жена с сыном танцевала, а я с дочкой.

— Научился, а с женой-то хоть станцевал?

— С женой я уже 20 лет танцую. А это – другое…

— А вы какую организацию представляете? Сиротами занимаетесь? У нас тоже это одно из направлений работы. Вы как решаете вопросы с…?

— Мне вот работу предлагали, ну, с очень хорошей зарплатой и бонусами. А я уже тогда пришел работать в фонд, занимающийся отцовством. И вот задумался… Шел домой, как жене объясню? А потом решил, я же уже на таких позициях не раз работал, год-полтора – и мне надоедает. А здесь я уже дольше, и мне все интересно!

— Хорошо, что мы все такие разные…

Очень разные. Тем не менее, одно из основных предложений по итогам секционной работы двух дней – систематизация, создание общей терминологии, банка проектов, специальной онлайн-площадки. Но не для того, чтобы всех под одну гребенку.

— Андрей Юрьевич, — спрашиваю в свободную минуту руководителя Федерального Совета отцов (Коченов все время тут нарасхват, даже сделать два глотка кофе не всегда получалось), — а вот если есть какие-то объединения, есть активные отцы – при школе, при садике, в своем районе или городе, то они должны сами к вам обратиться, или вы их найдете, или, вообще, нет необходимости им вступать куда-то, где-то регистрироваться?..

– Наверное, не всем отца это и надо… Делают свое и делают… Но чем-то поможем – может, будет легче, — размышляет. – Да вот тут со мной случай был. Мужчина мальчика в лесу спас, мне говорят: позвоните ему от имени Совета отцов. Я набрал, а он мне: «Кто это? Что вам надо?!» Я объяснять, а он мне: «Да пошел ты!» Послал меня. И правильно сделал. Что ему какие-то слова, он не ради них же. Он просто мимо пройти не мог…

Андрей Коченов, руководитель Совета отцов при Уполномоченном при президенте РФ по правам ребёнка:  «Мой отец, Коченов Юрий Васильевич, будучи инвалидом первой группы,  всех нас – пятерых детей – поднял. Он работал, вкалывал с утра до ночи.  Отец никогда никого ни о чем не просил, никому не жаловался, и вот так  до конца проявил свой такой отцовский пример. Моему бате огромное  спасибо за то, что я вообще есть. <…> Здесь много отцов, о которых  не пишут в газетах, о них не снимают кино, они просто, как в той песне,  «вкалывают на комбайнах», и занимаются не только воспитанием своих  детей, но и помогают воспитывать тех детей, кто остался без отцов…»
Андрей Коченов, руководитель Совета отцов при Уполномоченном при президенте РФ по правам ребёнка: «Мой отец, Коченов Юрий Васильевич, будучи инвалидом первой группы, всех нас – пятерых детей – поднял. Он работал, вкалывал с утра до ночи. Отец никогда никого ни о чем не просил, никому не жаловался, и вот так до конца проявил свой такой отцовский пример. Моему бате огромное спасибо за то, что я вообще есть. <…> Здесь много отцов, о которых не пишут в газетах, о них не снимают кино, они просто, как в той песне, «вкалывают на комбайнах», и занимаются не только воспитанием своих детей, но и помогают воспитывать тех детей, кто остался без отцов…»

Странно после двух дней Форума слышать распространенное мнение: российские отцы не участвуют в жизни детей, ничем не интересуются. Интересуются, да еще как! А что спорят, что не во всем единство, так:

— Споры и конкуренция – признак хорошего дела, — сказал на мое недоумение один рассудительный папа. – Пусть всего этого будет больше, в итоге – останется главное.

Больше отцовских советов и союзов – хороших и разных! Пиар-проекты, объединения для галочки – все это уйдет. Останется настоящее: неравнодушные и любящие отцы, которые просто хотят счастья для своих детей.

Текст: Александра Оболонкова, журнал для настоящих пап Батя.

Фото: пресс-служба Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ.