Российская молодежь сделала из Жигулей культ. Как так?

Для членов «Боевой классики», тазы – это стиль жизни, а не средство передвижения.

НИКОЛАЙ ШЕВЧЕНКО

Фото - Николай Шевченко
Фото - Николай Шевченко

Ранним утром жигули тянутся по федеральной трассе из Москвы на запад. Льет дождь. Хлипкие дворники и слабый обдув лобовых стекол мешают обзору. Водители опускают боковые окна, высовывают головы, подставляя лица под встречные капли дождя, и жмут на газ. Впереди гоночная трасса Moscow Raceways и сходка участников движения «Боевая Классика».

Николай Шевченко
Николай Шевченко

«Боевая классика» неформальное сообщество любителей тазов. Владельцы жигулей всех моделей от 01 до 07 тусуются в одноименных интернет сообществах и «вваливают боком» в столице и регионах. Но раз в год они стягиваются в назначенное место, чтобы побыть среди своих. 29 июня 2019 любители тазов заняли подмосковный трек.

Подростки на тазах

После касс зрители проходят по узким коридорам подмосковной гоночной трассы и выходят на огромную площадь, под завязку забитую жигулями.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

Начиная с ржавых, убитых колымаг и заканчивая прокаченными до неузнаваемости жигами с отполированными блестящими кузовами, стройными рядами запарковалась вся российская «боевая классика».

Николай Шевченко
Николай Шевченко

Видимо, именно сюда попадают тазы после смерти. Иногда в буквальном смысле этого слова.

«Один дедушка владел ей 13 лет, а потом умер. Машина три года после его смерти стояла в гараже. Когда ее выставили на продажу, я купил ее за 60 тысяч рублей. Мне было 18 лет», говорит 21-летний Евгений Гарков.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

На слет «Боевой классики» Евгений приехал из Новой Москвы. После покупки он серьезно вложился в свою «пятерку». «Я полностью переделал переднюю подвеску, поставил рычаги, амортизаторы, пружины, поставил мотор от Нивы и сделал закос под 82-ой год: бампера, фары, дворники, все, что возможно поставить с 82-го года, я поставил», радостно сообщает владелец. По его подсчетам, в прокачку своего таза он влил больше 100% его первоначальной стоимости.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

Вообще, возраст большинства участников фестиваля не переваливает за второй десяток. Прелесть «боевой классики» в том, что ее может позволить себе даже школьник. Часто, подростки готовы пойти на крайние меры, чтобы заполучить заветный таз.

Свою первую «пятерку» Сергей Якушин из Рязани купил в 13 лет. «У меня была Playstation, я продал её за 30 тысяч рублей и папа предложил на эти деньги купить тачку для зимнего дрифта», говорит Сергей, которому сейчас исполнилось уже 17.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

За это время он успел продать свою первую «пятерку» и купить «семерку» за 35 тысяч. Как всегда с «боевой классикой», не обошлось без капитальных вложений.

«Мы всю ее разобрали до голого металла, проварили, выкрасили и два года строили. Установили новую подвеску, поставили новый 150-сильный мотор от «Приоры», поршни, валы, прямоточный выхлоп, салон переделали под спортивный. 30 декабря 2018 года она выехала в первый раз», гордится Сергей проделанной работой.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

Школьник уже вложил в свой таз больше 300 тысяч рублей. Зато выглядит машина соответствующе. Пока что Серега вваливает боком по снегу и мокрому асфальту в Рязани и опасается гаишников, а в планах у него «строить полноценную дрифтовую машину уже этим летом».

Деньги не важны

Чем же отечественные тазы так привлекают молодежь, что они готовы вкладывать непропорционально большие суммы в их прокачку? Ответ: для многих, «боевая классика» это стиль жизни.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

«Я ее как увидел, сразу понял, что мое», говорит 26-летний Евгений Славев из Иваново о своей «Копейке». Но если для миллениалов прокачка одного таза становится пределом мечтаний, то их более взрослые и обеспеченные товарищи превращают свое увлечение в бизнес.

33-летний Алексей – один из таких предпринимателей. Он кастомизирует тачки в своем личном гараже и, параллельно, собирает коллекцию жигулей. На съезд «Боевой классики» Алексей приехал на праворульной «четверке», заточенной под английское левостороннее движение. Дома его дожидается коллекция из еще семи личных тазов.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

«Это очень дорогое удовольствие. Это как дети. Имеешь детей – не имеешь машин, имеешь машины – не имеешь детей», проводит бородач неоднозначную связь.

Для предпринимателя, жигули представляет прежде всего ностальгическую ценность: он вырос, рассекая на них по городу. «А так езжу я на Тойоте», смеется он.

Самая дорогая машина в его коллекции – Жигули 2102 74-ого года, которую Алексей оценивает в полмиллиона рублей.

Николай Шевченко
Николай Шевченко

Но не из-за денег ценят любители тазов свою «боевую классику».

«Меня часто в городе тормозят Рендж Роверы и Крузаки и просят продать мои жигули за бешеные деньги. Я им всегда говорю, "чувак, если хочешь такую тачку, сделай ее себе сам"».