Что такое "НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ ОФИЦЕР"

10.02.2018

В армии, как и в жизни, все люди разные. Разные и офицеры. Есть такие, о которых и вспоминать не хочется, а есть такие офицеры, про которого можно сказать: «Это настоящий офицер».

Служил я в Свердловске, который ныне именуется Екатеринбургом. Наша часть стояла в 32 военном городке.

Начальником артиллерии нашего полка был подполковник, Андрей Иванович Пивкорец. По прошествии уже более тридцати лет, я не уверен, что правильно вспомнил его имя-отчество, но буду называть его именно так.

Андрей Иванович, пользовался, у большинства артиллеристов, заслуженным уважением. Нет, в его отношениях к солдатам не было панибратства. Это был строгий офицер, который не давал солдатам поблажек. Но, даже самый ярый «залетчик», всегда с уважением отзывался о нем.

Ведь человека судят по его поступкам и про Андрея Ивановича можно утвердительно сказать: Это настоящий русский офицер.

Наш полк считался боевым и, очень много времени, мы проводили на полигонах. Были у нас и дивизионные и полковые и артиллерийские сборы.

Выезд на артиллерийские сборы был для нас небольшим праздником. Никакой излишней муштры, короткие утренние построения на развод, получение задач и батареи начинали заниматься, согласно поставленным задачам.

Действительно, обучение, по своей боевой специальности, это гораздо интереснее и увлекательнее, чем мести плац или чистить в наряде картошку.

Кормили на артсборах, прямо скажем, хорошо. Нет, не скажешь, что это было ресторанное питание, но, по сравнению с полковыми сборами, оно отличалось, как небо и земля.

А секрет был прост. Как сказали нам повара, на артсборах офицеры питались с солдатами из одного котла. Нет, конечно, им и мяска побольше и маслица, но супы и каши мы ели одни.

По этому, закладка в котлы, производилась по полной, иначе, Андрей Иванович мог вставить таких «люлей», что мало не покажется. Как то был случай, что у поваров закончился сахар, но на обед, чай был сладким. Это Андрей Иванович съездил в ближайший посёлок и на свои деньги приобрёл для нас сахар.

Как-то, в соседний артдивизион к солдату-грузину приехали родители. А, надо сказать, этот солдат не отличался большой любовью к дисциплине. И известен он был, как «большой залетчик». Жилье, в начале 80-х, снять было трудно, и Андрей Иванович, поселил родителей этого солдата на несколько дней в своей квартире. Это был, конечно, поступок.

Боец, конечно, переживал, что Андрей Иванович расскажет обо всех его «подвигах». Но, он и словом не обмолвился о «достижениях» солдата, а говорил только о том, какого хорошего сына воспитали родители. Они, уезжая домой, были уверенны, что их сын хороший солдат и у него хорошие командиры. Вы бы видели, с каким видом он нам об этом рассказывал.

Один, казалось бы, простой случай, надолго врезался в мою память. В столовую мы ходили строем и часто нас сопровождали или командир батареи, или старший офицер.

Вот и в этот раз мы возвращались с ужина. Стояла глубокая осень, дул свежий, пронизывающий ветерок, да и температура была уже минусовая. Мы идём строем, на нас только Х/Б, а строй ведёт новый командир батареи, ст. лейтенант «К», одетый в тёплую шинель. Уже стемнело.

У нас только одно желание, скорее добраться до казармы и зайти в тёплое помещение. У входа в казарму стоит командир батальона, капитан «П». Следует команды: «Батарея, стой!», и офицеры начинают задушевную беседу о чем-то своём

Мы стоим, замерзаем и клянём и погоду, и наших командиров «П» и «К».

В это время к ним подходит начальник артиллерии, поздоровался, и, первое, что мы услышали

-Заведите батарею в казарму.

Наши «П" и «К» отвечают.

-Да, сейчас, товарищ подполковник. - и, дальше продолжают свою беседу.

А что с солдатом может случиться? Ведь солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения.

Проходит ещё пара минут, и мы слышим раздражённый голос Андрея Ивановича: «Я же сказал, заведите батарею в казарму!».

И лишь после этого последовала команда: «Батарея! Справа по одному, в казарму бегом, марш!»

Казалось бы, мелочь, конечно! Подумаешь, солдаты мёрзли, а старший офицер приказал завести их в казарму. Но, из таких мелочей и складывается мнение об офицере, как человеке.

Да, солдаты, далеко не ангелы! Поэтому очень часто, требования и наказания, вполне справедливы. Но, каждый человек, это личность. Плохая это личность или хорошая, это уже другой вопрос.

Александр Иванович видел в солдате, прежде всего человека, а не однородную массу, серую скотинку. По мере своих сил, он следил, чтобы солдат всегда был одет, обут и накормлен. А если и наказывал, а это случалось нередко, то, только за дело. Излишних придирок не было. И это солдаты ценили. Поэтому, у большинства артиллеристов нашей части, начальник артиллерии полка, подполковник Пивкорец, заслуженно, имел высокий авторитет.

Именно про таких офицеров, для которых солдат, не БЫДЛО, СЕРАЯ СКОТИНКА, а прежде всего ЧЕЛОВЕК, можно сказать: Этот человек, НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ ОФИЦЕР!

Прошло уже 35 лет, как я отслужил, возможно, уже и подзабыл имя-отчество, начальника артиллерии 276-го мотострелкового полка, подполковника Пивкорца. Поэтому, заранее, приношу свои извинения.