"Рус, спасайте Катюшу!" -кричали немцы из своих окопов

Стояла весна 1943 года. На фронте наступило затишье, лишь время от времени противоборствующие стороны накрывали друг друга миномётным огнём Нейтральная полоса перед нашим батальоном была шириной не более двухсот метров. Часто, особенно по утрам, были слышны голоса с немецкой стороны.

Когда у немцев наступал обеденный перерыв, то до наших окопов доносился аромат немецкой кухни. Пищу и боеприпасы нашим бойцам на свои позиции приходилось доставлять лишь ночью, так как днём этого сделать было невозможно. Вся местность была как на ладони и простреливалась немцами.

В батальоне было две санитарочки, не отходивших от четверых раненых, которых не удалось эвакуировать в тыл. Вера и Лера казались нам настоящими русскими красавицами. Да они и на самом деле были очень красивыми. И зачем только девушек берут на войну?

С водой у нас были большие проблемы. Раненые постоянно просили пить, и нашим девушкам приходилось уговаривать их потерпеть до темноты. Воду можно было доставить только ночью. Недалеко от наших позиций, на нейтральной полосе, был родник и бойцы иногда ночью пробирались к нему, чтобы принести раненым холодной, родниковой воды. Немцы знали об этом и постоянно запускали осветительные ракеты. Последний раз солдат, рискнувший сходить за водой, уцелел лишь чудом. Котелок, который он брал с собой, в двух местах был пробит пулями и набрать с него удалось лишь стакан воды.

Тяжело было выдержать жалобные просьбы раненых, которые постоянно испытывали жажду, и Лера не выдержала. Надев белый халат и взяв в руки котелок, она, средь бела дня, выбралась из окопа и направилась к роднику.

Бойцы замерли. Они не ожидали такого поступка от этой хрупкой девушки, а она шла по нейтральной полосе, что-то весело напевая, как будто вышла на прогулку. С её плеч спадали белокурые волосы, и лёгкий весенний ветерок играл ими. Над позициями застыла напряжённая тишина. Похоже, и немцы опешили, увидев русскую красавицу, открыто идущую по нейтральной полосе.

Лера неспешно спустилась к роднику, набрала холодной воды и, так же неспешно, вернулась в наши траншеи. С немецкой стороны не прозвучало ни одного выстрела. Конечно, по возвращению Лера получила большой нагоняй от нашего комбата, но продолжала всех уверять, что никакой опасности не было, и простые немцы не будут стрелять в женщину, на которой надет белый халат.

Через несколько дней у нас опять возникли проблемы с водой и Лера, вновь надев халат, взяв в руки котелок, двинулась по хорошо известному ей маршруту. Но, в этот раз немцы открыли по ней такой интенсивный огонь, что наши сердца сжались от предчувствия неминуемой беды.

Однако, Лера, как заколдованная шла сквозь огонь и не один выстрел не причинил ей вреда. Стрельба стихла и Лера, зачерпнув полный котелок воды, возвращалась назад. До спасительных траншей осталось всего метров пятнадцать, как с немецкой стороны прозвучал выстрел.

Лера вскрикнула, котелок выпал из её рук и она упала. Лишь грозный окрик комбата не позволил нашим бойцам броситься в самоубийственную атаку. Каждый из них был готов отдать свою жизнь за эту отважную девушку, а Лера лежала недалеко от наших окопов и не понятно было, жива ли она.

Несколько бойцов заявили комбату, что они готовы рискнуть и попытаются вытащить Леру. Но, он не хотел напрасно терять бойцов и запретил им этого делать. Красноармейцы затихли в напряжённом ожидании и лишь в бессилии сжимали автоматы.

И вдруг со стороны немецких окопов они услышали крики: «Рус, спасайте Катюшу!» Солдаты смотрели на своего комбата. И лишь он кивнул, как двое бойцов, выскочив из траншеи, подхватили лежащую Леру. Через несколько секунд отважная девушка была в безопасности. К счастью, рана была неопасной. Пуля, пробив бедро, вышла навылет, не задев кости. Вера тут же обработала рану своей подруги, а уже через несколько дней неугомонная Лера опять начала ходить к роднику. Её походы немцы сопровождали восторженными криками «Рус, Катюша!» и не одного выстрела не прозвучало с их стороны.

Спустя пару недель наши бойцы выбили немцев с занимаемой позиции. Взяли много пленных. Возможно, их было бы меньше, но красноармейцы помнили, что против них стояли те, кто не стрелял в Леру. Но, им очень хотелось наказать того, у кого всё-таки поднялась рука на нашу девушку.

Один из пленных поведал им такую историю. Их командир роты, закоренелый нацист, увидев Леру, которая открыто, шла за водой, отдал приказ уничтожить её Солдат есть солдат, он обязан выполнять приказ, но не один из них не смог стрелять по смелой русской девушке. Офицер понял это. Он вырвал у одного из своих солдат винтовку, прицелился и выстрелил. Поймав на себе ненавидящие взгляды своих солдат, он отдал винтовку, повернулся и ушёл в свой блиндаж. Больше он не препятствовал походам русской девушки к роднику. Видимо, понимал, что это война и пуля в любую секунду может прилететь и сзади. Разберись потом, чья это пуля.