Потерянная Кристина. Рассказ

<100 full reads
113 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 68% of the total page views
1,5 minute — average reading time
Потерянная Кристина. Рассказ

Она стояла на маленьком острове с зелёной искусственной травой. Пожалуй, никому вокруг не было дело до её проблем. Кристина постояла немного, поворачивая голову в разные стороны и намереваясь увидеть своих родителей. Хотя бы кусочек знакомой куртки или пакет с покупками, который она сама выбирала на кассе. Но ничего этого не было. Толпа проходила мимо совершенно не замечая маленькой стоящей девочки с высоко поднятой головой. Она твёрдо для себя решила, что уже большая. Она знает, что не нужно паниковать. Ещё никогда не было ситуации, чтобы родители бросили её. Она знала, что они сейчас придут, что они уже ищут её.

И только маленький червячок сомнения зарождался у неё внутри, когда она задавала себе один единственный вопрос о том, как же они найдут её здесь среди такого огромного количества людей. В этот момент огромный красный шарф, повязанный вокруг куртки совершенно сдавливал ей горло и мешал дышать. Да и в куртке становилось невыносимо жарко, неуютно, хотя она была почти полностью расстёгнута.

Всё это не слишком волновало её. Она знала, что должна оставаться в той же одежде, что потерялась. Так её будет проще найти: красная шапка, красный шарф. Это же так очевидно!

И всё-таки они не приходили. Бесконечно тянулись минуты, шея, казалось, уже вытянулась и даже немного побаливала. Голова гудела от многочисленных пойманных фраз от совсем незнакомых людей.

Сколько же уже прошло времени? Полчаса? Может, даже час! От этих мыслей она совсем съёжилась, стала очень маленькой девочкой. Ей захотелось на ручки, прижаться к маме и даже немного заплакать. В обычные дни она, конечно, плакать себе никогда не позволяла, но сейчас она готова была даже разрыдаться, ведь прошло столько времени, а их всё нет и нет.

Да где же они, ну? Вот прошла семья с двумя детишками. Младший совсем как наш Павлик. Паша - старший брат - чувствует себя совсем взрослым, но мама всегда говорит, что он её малыш и одновременно мужчина. Кристина не очень понимала как это может быть одновременно, но даже гордилась братом. Он показывал ей как надо себя вести и рассказывал, что быть взрослым очень здорово. Он даже строил планы на будущее, рассказывая о них во всех красках младшей сестрёнке. Кристина всегда смотрела на него с благоговеянием. Но ведь и его нет рядом. Как же он мог её оставить одну? Он ведь старший!

Прошло ещё несколько томительных минут. Пожалуй, зря она показывала свою взрослость и решила не брать маму за руку. "Здесь же так легко потеряться", - сказала мама. Но Кристина считала себя гораздо больше, чем считали родители. Папа вовсе ничего не сказал, он был занят списком покупок к праздникам. И вот результат, она стоит одна на этом дурацком острове с каким-то нелепым оленем. Кристина зло посмотрела на игрушечное животное и с досадой про себя отметила, что даже олень не замечает её длительного присутствия.

Глупый выдался день. Но Кристина не уйдёт с этого места. Она знала, что если потерялся, не стоит идти куда-то искать, а лучше оставаться на одном месте. Она уверена, что когда родители посмотрят все места, которые они прошли, то найдут и этот декоративный постамент, на котором, вот, теперь стоит не только олень и сани, сюда примостилась ещё и маленькая девочка в красном шарфе и шапке.

Почему-то ей стало так себя жалко, так тяжело на душе. А что если правда они её никогда не найдут в такой суматохе? А может, с ними что-нибудь случилось и они нехотя её оставили? Или они на что-то обиделись. Эта мысль скользнула в голове внезапно, но заставила перебрать все возможные варианты обид, приведших к их расставанию.

Она отказалась заправлять сегодня утром постель. Папа ругался, а мама вздохнула и сделала это за неё. Потом не доела кашу, игралась за столом. Даже капризничала, когда собирались. Она припомнила, что её даже хотели оставить дома и не брать с собой в магазин. Но магазины Кристина очень любила, поэтому пропустить такую поездку не могла. Здесь всегда есть красивые декорации, ведь магазин всегда украшают к празднику. А скоро такой большой праздник Новый год. Будут подарки и сладости, а им с Павликом даже разрешат долго не ложиться спать. Ведь спать она тоже не любила укладываться. Уж сколько раз на неё ругались за это родители, и не счесть.

Выходит, что характер у неё и не такой уж покладистый. Как только у мамы хватило краски закрашивать седые волосы, добавленные заботливой дочкой? Неужели за всё это её могли здесь просто бросить? Или оставить в назидание таким же детям с неуёмным характером? Кристина немного пожалела себя, и на глазах появился блеск от выступивших слёз. Чуть сильнее сжав губы, она впервые за всё время стояния здесь опустила голову и смахнула слёзы рукавом куртки. Но смахивать было нечего, они ещё не потекли по щекам, а потому достаточно было просто взять себя в руки.

Но ведь она не такая уж и плохая, и вообще, она может быть очень даже хорошей. Она докажет, расскажет, исправиться. Полная решимости девочка подняла снова голову, незаметно для себя прикусив нижнюю губу. Только бы они её нашли. Только бы не забыли. Только бы не оставили.

Вдалеке в толпе послышался перекрывающий шум многих голосов грохот, недовольство и оскорбления. Все оборачивались, кто-то даже остановился. Кристина тоже повернула голову в направлении шума. "Дочка!" - услышала она мамин голос. Она нашла! И увидела, что мама бежит, бестактно расталкивая людей в её сторону. За ней суетливо поправляя чьи-то упавшие вещи, направлялись к ней папа и брат.

"Мама!" - Кристина бросилась к маме и обняла за шею что есть мочи. Всё что угодно, только бы не отпустить сейчас. Она и так слишком долго ждала, когда её найдут. "Мама", - я знала, что ты меня найдёшь. Я специально шапку не снимала, и шарф". Кристина немного отстранилась от мамы, показывая ей шапку, шарф, и только тогда увидела, что глаза у мамы мокрые от слёз.

"Мама, не плачь, пожалуйста", - попросила Кристина, - "Я никогда больше не буду, мама. Давай я с нового года совсем другой стану. Я обещаю. Я уже взрослая. Я теперь буду кашу есть, и спать буду сама ложиться".

"Я тебя люблю", - мама улыбнулась, поцеловала в щёку и крепко обняв, взяла на руки. В этот раз Кристина не стала вырываться, как она обычно это делала. Она была уже большая, и всё теперь будет по-другому. Но не сейчас, сейчас ей хотелось просто быть как можно ближе к маме.