Доносительство как норма в Петровскую эпоху

Кадр из сериала «Записки экспедитора Тайной канцелярии» (2011)
Кадр из сериала «Записки экспедитора Тайной канцелярии» (2011)

Тайная канцелярия и Преображенский приказ, которые занимались политическим сыском, унаследовали от средневековья старые методы сыска: единственным источником о совершении преступлений против государства был донос, а самым надежным методом расследования («розыска») — пытка.

Начинался розыск с доноса — «извета».

Началом же самого извета было громогласное объявление:

«Ведаю слово и дело государево!»

Заявить это мог любой человек в любом месте, главное — в присутствии свидетелей. А мог не объявлять, а просто направить властям письменный извет о «государевом слове и деле».

Здесь нужно пояснить, что такое «слово и дело государево».

В народе под этим понимались сведения о «великих государевых делах», требующих, чтобы о них непременно узнал лично царь. Это дела о произволе, казнокрадстве и взяточничестве местных властей.

В 1713 г. Петр I в указе определил, о чем именно должно «сказывать за собою государево слово и дело»: о «государском здоровье», «высокомонаршей чести» или о «бунте и измене».

В 1715 г. уточнил, что объявлять «слово и дело» нужно по трем пунктам:

1. «злой умысел против персоны» государя или «измена»;
2. «возмущение или бунт»;
3. «похищение казны».

Еще через три года снова немного видоизменил эти три пункта:

1. «злой умысел за здравие государя»;
2. «о чести государя»;
3. «о бунте и измене».
«О похищении народных денег и прочих делах доносить прямо судьям, кому надлежит, не сказывая за собою слова и дела».

Дела о «похищении казны» были переданы в фискальное ведомство и Юстиц-коллегию.

Иными словами, казнокрадство и взяточничество перестали считаться «великим государевым делом».

После смерти Петра I «слово и дело» свелось к «первым двум пунктам»:

1. «злой умысел против персоны Е.И.В. и измена»;
2. «возмущение или бунт».

И, наконец, в 1730 г. указом Анны Иоанновны были внесены важные уточнения в «материи первых двух пунктов»:

1. злоумышление на здоровье Е.И.В. и поношение чести Е.И.В. «злыми и вредительными словами»;
2. «бунт или измена против Е.И.В. или государства».

Карательная деятельность петровских учреждений политического сыска была весьма эффективной и тому было несколько причин.

Первая — всяческое поощрение доносительства. Донос был единственным доступным источником сведений об умысле на совершение государственного преступления.

Петр I грозил смертной казнью тем, кто ведал «о слове и деле», но не донес. Он взывал к «верным слугам своему государю и отечеству». Доносить о таких делах могли «всякого чина люди, от первых даже до земледельцев».

В своих указах Петр I уверял подданных, что нет в доносах по «слову и делу» никакой опасности. За «правые доносы» обещалась награда, приводились примеры «показанной милости» и фискалов, «которые непрестанно доносят на подлых, но и самыя знатныя лица». Крепостным крестьянам и холопам обещалось самое ими желанное — свобода.

Вторая причина эффективности — личное руководство Петром I политическим сыском. Он предпочитал лично получить донос, оценить его правдивость, дать ход следствию и утвердить приговор. Своими указами Петр разрешил доносителям «без всякого сумнения» требовать представления самому государю.

Тем самым подкреплялась вера народа в «милосердного царя-батюшку».

Третья и четвертая причина эффективности — строгая централизация и секретность следствия. Объявивших «слово и дело» запрещалось расспрашивать на месте. Необходимо было незамедлительно отправить изветчика вместе с обвиненными и свидетелями в Преображенский приказ или в Тайную канцелярию.

Иллюстрация из книги И. Курукина, Е. Никулиной «Повседневная жизнь Тайной канцелярии»
Иллюстрация из книги И. Курукина, Е. Никулиной «Повседневная жизнь Тайной канцелярии»
Читайте также: «Тайная канцелярия Петра I и дело царевича Алексея»

Но были и проблемы. Самая главная — расследования по «ложному объявлению слова и дела». Вскоре наладился бесконечный поток «ложных доносителей». Кто-то пытался таким образом свести личные счеты, крепостные крестьяне таким образом жаловались на помещиков, солдаты — на офицеров и т. п.

Необоснованность доносов быстро вскрывалась, но само ложное доносительство превращало деятельность учреждений политического сыска в работу вхолостую, причем обременительную и дорогостоящую.

По материалам статьи С. В. Карпенко «Михаил Хрущев, Степан Шешковский и «преображенье» Тайной канцелярии в Тайную экспедицию».

Понравилась статья? Ставьте лайк и подписывайтесь на канал«Российская юридическая история».