10 162 subscribers

Коллективизация деревни в СССР - основа вымирания России

370 full reads
Отнять и поделить!
Отнять и поделить!

Коллективизация деревни в СССР - основа вымирания России

Уинстон Черчиль так вспоминает свой диалог с Иосифом Сталиным о коллективизации в СССР:

«Скажите мне, – спросил я, – на вас лично также тяжело сказываются тяготы этой войны, как проведение политики коллективизации?»
Эта тема сейчас же оживила маршала.
«Ну нет, – сказал он, – политика коллективизации была страшной борьбой».
«Я так и думал, что вы считаете ее тяжелой, – сказал я, – ведь вы имели дело не с несколькими десятками тысяч аристократов или крупных помещиков, а с миллионами маленьких людей».
«С десятью миллионами, – сказал он, подняв руки. – Это было что-то страшное, это длилось четыре года... ».

Десять миллионов крестьянских судеб пришлось "перемолоть" партийно-советскому аппарату, чтоб в итоге отрапортовать об успехе коллективизации!

Реализация политики коллективизации началась летом 1929 г., вскоре после разработки и принятия плана первой пятилетки. Государству за десять лет так и не удалось полностью подчинить себе русскую деревню - она по-прежнему имела значительно большую автономность, чем город, населением которого можно было манипулировать "костлявой рукой голода". Петроградская блокада 1919-1921 годов и созданный ею голод - тема отдельного исследования. Даже через двенадцать лет после установления советской власти, в ней не было единства: в смертельной борьбе сошлись сторонники Льва (Лейбы) Троцкого и Иосифа Сталина - в этой борьбе решалось будущее СССР.

Очень важно понимать, что обе фракции большевиков ни во что не ставили чаяния русского народа - они строили в захваченной России свои проекты будущего и выбор между ними для русского народа был выбором между "плохим" и "очень плохим" - хороших вариантов не оставалось.

К 1929 году секретарю ЦК ВКП(б) Сталину удалось изгнать из СССР приватизатора-Троцкого: с самого момента своего прихода к власти Лев Троцкий начал передавать в концессии преимущественно американским компаниям и банкирским домам отобранные у законных русских владельцев предприятия. Для обслуживания концессий Лейба Троцкий создал так называемые "трудовые армии" - лагеря для принудительного труда граждан захваченной большевиками страны. Троцкий хотел "загнать" в "трудовые армии" почти всё население бывшей Российской Империи, превратив его в "белых рабов", но вооружённое сопротивление Белых армий, миллионные крестьянские восстания и партийная оппозиция - сорвали планы "демона революции".

В 1929 году Лев Троцкий был изгнан, но оставались сотни тысяч поставленных им управленцев, большая часть карательного аппарата ОГПУ, ориентированный на "Мировую революцию" партийный актив - все они перешли в непримиримую оппозицию к Сталину и его сторонникам, скорректировавшим планы ненавистной народу "мировой революции" в сторону концепции "светлого будущего" в отдельно взятой стране. Мнения русского народа снова никто не спрашивал, и ленинскую "коренизацию" русских - тоже никто отменять не спешил.

Причины коллективизации

В это же время Запад вводит против СССР эмбарго на поставку советских товаров и сырья на западные рынки - принималось только золото и зерно. Значит советской власти теперь нужно было много зерна - намного больше, чем для пропитания населения СССР - взять его можно было только в русской деревне. Это был ресурс, который можно использовать только один раз: после коллективизации и закрепощения крестьян народ больше не хотел оставаться в деревне, поэтому удерживали силой - людям не выдавали паспорта.

Осознав масштабы народного недовольства политикой коллективизации и угрозу новой крестьянской войны, партия ослабила хватку на горле крестьянства: и сразу же уровень коллективизации резко упал, в ряде областей - на 2/3: в целом по СССР до 21%. Крестьяне выходили из ненавистных им колхозов.

Но без коллективизации власти было сложно изымать хлеб из крестьянских хозяйств, такой уклад трудно механизировать и поднять производительность труда, трудно согнать людей с земли в города - на стройки и промпредприятия. Тем более, что среднее крестьянское хозяйство давало всего 10% товарного хлеба. Успехи Российской Империи строились на крупных помещичьих и частных хозяйствах, дававших основные объёмы товарного хлеба. Но помещиков уже не вернуть, а "кулаки" объявлены врагами: власти большевиков нужна была коллективизация - теперь советская власть сама решила стать помещиком и обложить крестьян и барщиной и оброком.

Коллективизация: "белые рабы" в русском поле

В сентябре 1930 года ЦК ВКП(б) принято решение об усилении коллективизации: из деревень было изъято 222 млн. центнеров. Крестьяне ответили восстаниями: по разным данным их было около 2000 за время активной коллективизации.

В основных зернопроизводящих регионах коллективизация была закончена к началу 1932 г. В УССР подверглось коллективизации 72 % крестьянских хозяйств, на Нижней Волге - 84,7, на Средней Волге - 64,4, в Северо-Кавказском крае - 81,5 %

Одним из главных направлений коллективизации становится раскулачивание - расстрел, либо высылка наиболее крепких хозяев-крестьян, показывающих наилучшие результаты. К январю 1932 г. было выселено 1,4 млн. чел, из них несколько сот тысяч - в отдаленные районы страны. Их отправляли на принудительные работы (строительство Беломорско–Балтийского канала), рубку леса на Урале, в Карелии, Сибири, на Дальнем востоке. Многие гибли в пути, ещё больше - по прибытии на место, так как, «спецпереселенцев» высаживали на голом месте: в лесу или в голой степи, всего - более 400 тысяч.

Определяли, кто кулак, а кто нет - ОГПУ и "комбеды"- комитеты бедноты: тут в ход шло сведение счётов, ревность, зависть, желание поселиться в чужом хорошем доме и так далее. Был запущен обратный отбор: пропойцы и лентяи на селе определяли судьбы работящих и зажиточных крестьян - это был механизм геноцида русского крестьянства, навсегда изменивший его генетический состав. Запои в советской и современной российской деревне - далёкое последствие того отбора, который произошёл в 1930-1933 годах. Так советская власть уничтожила даже потенциальную возможность возрождения русской элиты взамен уничтоженной большевиками - на основе лучшего крестьянства.

В колхозах крестьяне работали за трудодни - именно в них учитывался труд колхозника с 1930 по 1966 годы. «Примерный Устав сельскохозяйственной артели», утвержденный Постановлением ЦИК и СНК СССР от 13 апреля 1930 года, определял трудодень как единую меру учёта труда колхозника.

Если колхоз план не выполнял, полный расчет с колхозниками по трудодням запрещался законом. Часто колхозники трудились в колхозе за право пользования приусадебным участком, с которого и кормилась семья. А ведь были ещё и налоги, которые необходимо было заплатить в денежной форме.

Многие колхозы вообще не выдавали на трудодни наличных денег - для уплаты налогов их надо было заработать, продав на рынке продукты с огорода, а ещё колхозникам надо было на что-то жить - нормы выдачи продуктов на трудодни в колхозе оставляли семью существовать впроголодь. Советская власть обязала колхозников отрабатывать барщину - трудодни, и оброк - продналог и денежный налог с приусадебного участка. Такой безжалостной эксплуатации не было даже у самых жестоких помещиков-крепостников.

Например, в 1940 году 12% всех советских колхозов не выдали на трудодни наличных, практически все - в РСФСР. В Тамбовской области - 26%, в Рязанской — 41%.

С 12 лет дети колхозников также обязаны были отработать положенное количество трудодней: городской ребёнок лето проводил в пионерлагере, а деревенский - в поле.

При невыполнении колхозом плана сдачи государству продовольствия, председатель удерживал из оплаты труда колхозников 30%.

Огромная разница в оплате труда колхозников существовала в разных республиках СССР от начала коллективизации и до самой отмены системы трудодней в 1966 году, вот данные из рассекреченного документа за 1950 год

Большевики сделали русских колхозников "людьми второго сорта" даже среди рабов колхозной системы: труд колхозника в Калужской области оценивался компартией, как главным распорядителем всех благ, в 129 раз (!) ниже, чем труд таджикского колхозника! Если в Таджикистане на 1 трудодень выделялось 11,69 рублей, то в Калужской области РСФСР - только 9 копеек!

Партийные власти закрепостили крестьян, запретив свободную выдачу им паспортов, что означало полный аналог крепостного права. Барщина стала гораздо более тяжёлой, чем в худшие крепостнические времена - колхозники выживали за счёт приусадебных участков, с которых так же надо было заплатить продуктовый и денежный налог - оброк никто не отменял!

От коллективизации в города, по разным оценкам, в период 1930-1933 годов переселилось около 18 миллионов человек - те, кто смог каким-либо образом устроиться в городе и получить паспорта. Полученные из деревни трудовые ресурсы дали возможность развернуть новые промышленные гиганты, но этим способом можно было воспользоваться только 1 раз - больше взять трудовые резервы было негде: в городских общежитиях, как в неволе, русский человек не размножался. Резко выросло число разводов и неполных семей, которые не могут быть многодетными по определению.

Для молодого колхозника надеждой на лучшую жизнь была армия - после неё он мог остаться в городе на производстве и не возвращаться в родной колхоз. За эту возможность хватались изо всех сил. Из всех социалистических стран бесчеловечная система трудодней использовалась только в СССР и в Китае при Мао Цзедуне.

Голод 1932-1933 годов

30 июня 1931 года вышло постановление ЦК ВКП(б) "О развёртывании социалистического животноводства" - об отъёме у крестьян скота и передаче его в колхозы. Крестьяне ответили массовым забоем скота, мясо упало в цене - лишь бы власти не отобрали скотину в колхоз.

Как следствие, в 1932 году было засеяно 99 миллионов гектаров из имевшихся во всем Советском Союзе 130 миллионов, причем большая часть незасеянных полей приходятся на УССР и казачьи области Дона и Кубани. В чернозёмных областях Дона, Кубани, УССР и степных районов РСФСР находились тяжёлые для вспахивания чернозёмные почвы - их пахали не лошадью, а тяжёлым плугом, запряжённым быками. Тракторов в хозяйствах на тот момент было ничтожно мало и вспахано тракторами было ничтожно мало земель. Так как крестьяне в 1931 году порезали большую часть быков и даже коров на мясо, не желая отдавать бесплатно в колхоз, вспахать чернозёмы оказалось просто не на ком: лошадь не в состоянии долго тянуть тяжёлый плуг, а большей части быков и коров - больше не было.

В итоге, в УССР, в Черноземье и на Дону засеяли едва ли треть пахотных земель, а значит только треть могли и собрать. Но тут к беде коллективизации добавился неурожай, а нормы сдачи зерна государству в колхозах никто не снижал: властям нужен был хлеб на экспорт для закупки оборудования и оплаты западным фирмам индустриализации.

Местные власти, желая выслужиться перед Центром, забирали у колхозников зерно без остатка, не только не оставляя посевного фонда на следующий год, но обрекая их на голодную смерть. При этом, паспорта оставались роскошью колхозного руководства, а рядовые колхозники убежать в город от голода не могли: в ряде районов были развёрнуты войска для блокирования перемещений голодающего населения.

Центральные власти попытались исправить ситуацию адресными отправками зерна и техники, посевного фонда на следующий, 1933 год. Лишь после урожая 1933 года голод отступил в большинстве чернозёмных районов СССР, но кое-где в Поволжье и Южной Сибири продолжался до урожая 1934 года. Приоритет в борьбе с голодом был отдан УССР - именно туда Центр направил основные резервы зерна, тракторов и комбайнов для вспашки полей и уборки урожая - чернозёмные районы РСФСР остались для большевистских властей глубоко вторичными.

Всего в масштабах СССР голод 1932-1933 годов унёс жизни более 7 миллионов колхозников и членов их семей. Ответственность за их жизни лежит на властях, проводивших насильственную и непродуманную коллективизацию, и местном партийном и государственном активе, не желавшем рисковать карьерой ради своих голодающих земляков.

Коллективизация - причина демографической катастрофы русского народа

Несмотря на то, что непосредственными жертвами коллективизации стали "всего" около 10 миллионов крестьян, её влияние на жизнь страны намного превысило влияние Гражданской войны, в ходе которой погибло более 30 миллионов наших сограждан, не считая боевых потерь. Коллективизация навсегда изменила уклад русской деревни, и из хранительницы традиций и "демографического генератора" России, превратилась в постоянную зону нищеты и бедствия: переселение в город стало признаком жизненного успеха советских колхозников. Размер русской деревенской семьи сократился из-за непрекращающейся нищеты, дискриминации и террора властей с дореволюционных 10-12 детей в семье, до 2 за период действия системы трудодней с 1930 года по 1966 год - формы советского крепостного права. Жители русской деревни уже не думали о многодетной семье - прокормиться бы самому. Вместо создания семьи колхозники ударялись в пьянство и, некогда крепкая и многолюдная, русская деревня начала пустеть. В 1966 году колхозникам начали выдавать паспорта, позволившие им перемещаться по стране и уравнявшие их в правах с жителями городов. Но эта мера явно опоздала: уже в 1970-80-е годы в русской деревне начался кризис, связанный со старением населения - молодёжь не верила властям и уезжала в город - только в городе люди видели возможность реализации своего потенциала.

Выдача паспортов ещё более ускорила отток молодёжи в город, так как, несмотря на явное улучшение условий жизни колхозников с 1960-х по 1980-е годы, люди власти уже не верили, подспудно ожидая какой-то новой западни. Советская власть снова не обманула предчувствия русских крестьян: в 1991 году партийное руководство СССР само развалило страну, ради укрепления и развития которой положили здоровье, жизни и десятилетия тяжёлого труда на земле более сотни миллионов русских крестьян.

Русская деревня была драгоценным резервуаром, в котором множился русский народ: именно демография деревни была определяющей в росте численности населения России и СССР. Большевики воспользовались русской деревней единожды, истощив её потенциал до конца, а вместе с ней иссяк демографический потенциал русского народа. В городских коробках общежитий и квартир люди не размножаются: городские семьи едва поддерживают воспроизводство населения - в городской квартире крайне сложно воспитывать более, чем двух детей. Разрешённые Никитой Хрущёвым аборты добили и без того ослабленную русскую демографию.

Текущий демографический кризис в России обусловлен не только и не столько потерями в Великой Отечественной и Гражданской войнах, не только провалом 90-х, но в наибольшей степени - уничтожением традиционного уклада русской деревни коллективизацией и многолетней нищетой. В СССР 1940-1960-х было параллельно как будто две страны: одна получала высшее образование, отдыхала в санаториях и строила космические корабли - в городах, а вторая влачила жалкое, нищее, полукрепостное существование в деревне. В русской деревне - на деревню вне РСФСР советская власть тратила денег столько, что жители Средней Азии, Закавказья и Прибалтики жили вполне зажиточно. Отсюда и пошёл злокозненный советский миф, что все народы СССР работящие и способны себя обеспечить, и только русские не способны даже прокормить себя: русская деревня кормила всех, а сама получала средства по остаточному принципу.

Резкое сокращение численности населения в РСФСР началось ещё в 1987 году, а к концу 1991 года смертность превысила рождаемость. Это не следствие распада СССР - процесс начался за 4 года развала страны и был вызван вымиранием деревни - с одной стороны, и массовыми абортами - с другой. Когда народ не чувствует себя дома в своей стране, когда нет доверия власти - он не размножается.

Россия продолжает падать в демографическую яму. Население в целом по стране в 2020 году сократилось на 510 тыс. человек (-0.34%), рекордно за 15 лет. Такие цифры получились в результате роста смертности и катастрофического снижения рождаемости. Относительный уровень рождаемости - 9,7 детей на тысячу человек населения - стал минимальным с 2002 года.

Русские регионы вымирают гораздо быстрее, чем в целом по стране, и это главный итог не только всей внутренней политики за последние 30 лет, но и предыдущих 70 лет геноцида русского народа и, особенно, русской деревни.

Для того, чтобы русский народ восстановил свой демографический потенциал, необходимо чтобы российские власти на деле доказали народу, что они власти не просто российские, а русские, и интересы русского народа, государствообразующего народа нашей страны - для властей не пустой звук. Главное их внимание должно быть уделено именно возрождению русской деревни, как основы русского демографического потенциала. Без возрождения русской деревни невозможно будет сохранить Россию.