Один узбек затмил всех русских

10.08.2017

Мосгорсуд 8 августа приостановил решение Басманного суда о депортации из России внештатника «Новой газеты»

Ура! И еще раз ура! Али Феруза (в миру – Худоберди Нурматов) оставляют с нами. Вряд ли российские судьи прониклись истошным либеральным воем, поднятым вокруг попытки выдворения нелегально пребывавшего в России годами беспаспортного узбекского гражданина.

От депортации этого разносторонне развитого молодого узбека (журналиста, исламиста и по совместительству гомосексуалиста, тело которого расписано арабской вязью «под орех») спас ЕСПЧ. Хочется верить — ненадолго.

Представители Европейской Фемиды строго настрого запретили выдавать его Ташкенту до рассмотрения вопроса Нурматова в Страсбурге. А коллеги из «Новой газеты» написали пронзительную статью о том, что вся инфраструктура Москвы (и не только) держится исключительно на неукротимой энергии трудолюбивых киргизских да узбекских гастарбайтеров. Благо! С легкой руки бывшего ФМС (а ныне ГУВМ МВД) они оперативно получают российские паспорта, а затем успешно ассимилируются в российском обществе. 

Впрочем, некоторые мигранты, ставшие нашими соотечественниками, русские паспорта получают, но тихо и мирно ассимилироваться не хотят. Берут и взрывают «на радостях» метро и другие полезные объекты. Причиняют многомиллионный ущерб гостеприимно принявшему их российскому обществу. Вынуждают власть имущих принимать несколько странные решения о посмертном лишении террористов да экстремистов скороспело оформленного, на не до конца понятных основаниях российского гражданства.

Только ведь… мертвому бомбисту, устроившему в апреле кровавую баню на Сенной площади, такое лишение несколько фиолетово. Да и с юридической точки зрения выглядит всё как-то абсурдно. Ведь гражданство – не что иное, как устойчивая правовая связь индивидуума и государства! И, уже простите, на труп экстремиста с оторванной головой связь эта никак не распространяется.

С точки зрения редактора отдела политики «Новой газеты» Кирилла Мартынова, «ботаник, гей, мигрант, экстремист, либерал» Али Феруз — это нам не просто беглый узбек, своевременно «потерявший» выданный в Ташкенте паспорт и наплевавший на российские миграционные законы.  Это «испытание на совершеннолетие для постсоветского общества». Примем Феруза – ура! — совершеннолетние. Не примем – совершеннозимние. Ну, прям, отмороженные какие-то будем!

Лично я люблю Россию (и Кирилла Мартынова персонально) за то, что мы интернациональны донельзя. Нет в нас этого, понимаешь, проклятого национализма напрочь!

Те кощунствующие элементы нашего общества, которые осмелились «медитировать» на тему доминирующей роли не упомянутого в российской конституции русского народа, уже давно пребывают в местах не столь отдаленных.

Вот интересно! Как поживают миллионы русских, которые были в советские годы направлены партией и правительством на подъем отсталых во всех отношениях регионов Средней Азии? Они живут в том же Узбекистане на птичьих правах пораженцев и не имеют возможности пользоваться родным языком дальше пределов собственной кухни. В отличие от Феруза они совершенно не интересны Совету при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, самым активным вступившемуся за опального чужестранца Феруза.

А помнят ли они, к примеру, об уроженце Брянской области Леониде Лощакове? Четыре года назад о нем писали немало. Еще в 70-е этот геолог-краснодипломник был распределен в легендарный Учкудук, где велись бесконечные комсомольские стройки.

Была одна страна! Была да сплыла после «совместного распития спиртных напитков», которое произошло в Беловежской пуще в декабре 1991 года. А 5 февраля 1992 настал «час икс». Все зарегистрированные на постсоветском пространстве автоматически получали гражданство страны пребывания. Выехал к родственникам в Киев? Угораздило зарегистрироваться? «Здоровеньки булы, новоиспеченный украинец!». Занесло в Ташкент?! «Парень, да ведь ты узбек!».

Примерно такую фразу услышал Леонид Лощаков, попытавшийся вернуться на историческую родину, где в Москве, у него жила дочь, двое внуков. А в Брянске сына ждала мать. Но… путь русского геолога к получению временного политического убежища на своей Родине был очень болезнен, полон драматических перипетий и тернист. Закончился ли он сейчас? Спустя 4 года после того, как об этом писала пресса, нам это неизвестно. Но город Брянск, указанный в статусе у Леонида на его страничке в социальной сети, дает право надеяться, что да.  

«А не хрен ли с ними, с русскими-то?» - спросит искушенный либеральный читатель, поперхнувшись мацой. Ведь узбек, вырвавшийся из цепких лап тамошних чекистов, совавших ему под ногти гвозди и угрожавших изнасиловать беременную жену (вот уж, действительно, разносторонняя личность этот Али!) намного перспективнее. Со слов Кирилла Мартынова он может писать «не только о проблемах мигрантов, но и для них самих — для этой растущей общественной группы!».

Вот только возвращаясь из редакции домой по бесконечному Шоссе Энтузиастов, я часто вспоминаю свою бывшую студентку Катю, изыскавшую в своей родословной дедушку Изю и радушно принятую в израильском обществе, представители которого вручили ей свидетельство о репатриации прямо в аэропорту. Никак не могу взять в толк, почему «благословленная общественная группа», состоящая из уважаемых Балдырганов, Бурмаханов и Асылбубу, так жестко отодвинула на задворки всё еще томящихся в окрестностях Ташкента и Бишкека наших родных и позабытых Ванек, Танек и Людок?

Дай ответ, Русь-тройка!

Не дает ответа. 

http://rusplt.ru/society/odin-uzbek-zatmil-30429.html