Сражение при Калиакрии: Федор Ушаков против алжирского пирата

В битве у мыса Калиакрия, происшедшей 11 августа 1791 года, Черноморский флот под командованием контр-адмирала Федора Ушакова разгромил объединенную турецко-алжирскую эскадру

В позднем средневековье флот Османской империи был одним из самых мощных в мире, с его помощью туркам удалось захватить многие острова и значительные территории на побережье Средиземного моря, утвердится на черноморском побережье Кавказа и в Крыму – Крымское ханство попало в зависимость от Порты, османы доминировали на Средиземном и Черном морях.

В XVIII веке это положение изменила Россия, во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов эскадра Балтийского флота в Эгейском море полностью разгромила флот Османской империи. Реформы турецкого флота, проведенные с помощью европейских специалистов, к положительным результатам не привели. В следующей войне с северным соседом, победы в сражениях, проходивших теперь на Черном море, вновь были за русскими.

Для возвращения Крыма, присоединенного к России в 1783 году (что стало одной из причин начавшейся войны), турки мобилизовали все силы, но потерпели целую серию поражений в сражениях в Лимане, у Фидониси, в Керченском проливе, у мыса Тендра. Для усиления флота капудан-паша Хусейн пригласил алжирскую эскадру под командованием знаменитого пирата Сеид-Али. Искусный флотоводец Сеид-Али поклялся разгромить русский флот, а его командующего Федора Ушакова в цепях доставить в Константинополь.

Объединенная турецко-алжирская эскадра состояла из 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и 48 вспомогательных кораблей. Они стояли у мыса Калиакрия (близ болгарского города Варна), под прикрытием береговой артиллерии.

Российская эскадра в численности значительно уступала противнику: 18 линейных кораблей, 2 фрегата и 19 вспомогательных судов. Пушек на кораблях было меньше тысячи – против 1600 турецких орудий.

Но когда контр-адмирал Ушаков обнаружил противника, то принял решение сразу атаковать его, «спешил атаковать», укажет он в рапорте генерал-фельдмаршалу Григорию Потёмкину-Таврическому. Ветер сопутствовал нашим кораблям, они стремительно вошли между береговой линией и стоявшей на рейде турецкой эскадрой.

Такой блестящий маневр, когда противник был отрезан от помощи береговых батарей, в практике морского боя будет применен впервые.

Для турок этот маневр был совершенной неожиданностью, увидев наши корабли, они бросились рубить канаты и ставить паруса, но поспешные действия привели к столкновению турецких судов. Действия турок были неслаженными: капудан-паша Хусейн пытался строить линию баталии на левом галсе, а корсар Саид-Али действовал по своему плану, он пытался поймать ветер и зайти русским в тыл.

Ушаков разгадал замысел алжирца и на флагманском 80-пушечном корабле «Рождество Христово» атаковал «Капитанию» - корабль Саид-Али, чтобы лишить турок «головы»:

«Бить по флагману! Всем правым бортом, - командовал Ушаков. Он уже испробовал этот прием. Вывести из строя главный корабль противника, заставить его потерять управление – половина победы».

Мыс Калиакрия
Мыс Калиакрия

В ближнем бою корабль Саид-Али был основательно поврежден, «Рождество Христово» тоже получит повреждения, во время преследования турецкого флагмана корабль Ушакова окажется окруженным противником и будет вести бой сразу с несколькими кораблями. При этом залпы турецкой корабельной артиллерии не всегда попадали в цель: «корабли их сами друг друга били своими выстрелами».

Другие корабли русской эскадры, окружив турецкий флот полукольцом, осыпали его ядрами. Сражение продолжалось до наступления темноты, и те турецкие суда, которые были еще на плаву, стали отступать. Преследование неприятеля продолжалось до тех пор, пока позволял ветер.

Части турецкой эскадры противника удалось уйти, она рассыпались по южному и западному побережью Черного моря. Корабли алжирской эскадры вместе с флагманом Саид-Али еле дотянули до турецкой столицы. Пушечные выстрелы, которыми тонущая «Капитания» сигнализировала о помощи, сильно напугала султана и весть город, «ночной Константинополь, по выражению историка Валерия Ганичева, вытряхнуло с постелей».

Израненный вид хваленного алжирского пирата и известие о том, что флота больше нет, послужит для султана Селима III лучшим аргументом для продолжения переговоров.

Селим III был сильно недоволен Саид-Али, на профессионализм и флот которого он делал ставку. Было очевидно, что как флотоводец алжирец значительно уступает Федору Ушакову, после этого сражения русского контр-адмирала турки стали почтительно называть Ушак-паша.

Ушак-паша, победой при Калиакрии окончательно развеял последние надежды Турции на успех в войне.

http://rusplt.ru/wins/srajenie-kaliakrii-fedor-30457.html