Университетский устав 1835 года: готовить молодое поколение на службу России

7 августа 1835 года в России принят новый университетский устав

«Общая наша обязанность состоит в том, чтобы народное образование... совершилось в соединенном духе православия, самодержавия и народности», — слова, сказанные министром просвещения Сергеем Уваровым в 1834 году, положили начало выработке нового университетского устава.

Знаменитая триада Уварова должна была стать антитезой революционной «Свободе, равенству и братству», прикрываясь романтическим флёром которой, действовали российские оппозиционеры, нацеленные на смену политического строя. Их действия в 1825 году чуть было не привели страну к национальной катастрофе. Сложившаяся ситуация требовала пересмотра внутренней политики и приведения ее к охранительному знаменателю.

Новый университетский устав был составлен под личным руководством Николая I, в соответствии с охранительной политикой государства.

Одной из задач устава стала необходимость «положить конец превратному домашнему воспитанию… иностранцами, уменьшить господство страсти по иноземному образованию, блестящему по наружности, но чуждому основательности и истинной учености…».

Устав при этом он не был абсолютной новацией, в нем отразилось и получило законодательную силу, все то, что в предыдущие годы существовало в виде отдельных инструкций и административных мер.

Новый устав сократил автономию университетов. Действия выборного ректора подпадали под контроль попечителем учебного округа, которого назначает император. Ректоры, как и прежде, утверждались государем, деканы – министром, профессора – попечителем.

Пересматриваются учебные программы. Упразднялись кафедры философии, политэкономии, естественного права и статистики (в то же время в 1835 году было основано Императорское училище правоведения — элитарное учебное заведение для подготовки служащих министерства юстиции и Сената). В командировку за границу в целях повышения квалификации отправляют ряд университетских преподавателей.

Бюджетирование университетов значительно увеличивалось.

Устав 1835 года, с одной стороны, способствовал укреплению университетской дисциплины, более четкому функционированию факультетов и кафедр, освобождению университетов от обременительной обязанности курирования всех ступеней народного образования в учебных округах, с другой — резко уменьшил университетское самоуправление, полностью подчинил университеты власти чиновников - попечителей учебных округов и руководителей Министерства народного просвещения.

В советское время университетский устав подвергали критики и называли реакционным, но он был высоко оценен современниками. Один из основоположников российского конституционного права, выдающийся юрист и правовед, годы учебы которого в Московском университете пришлись на годы действия этого устава, Борис Чичерин с благодарностью вспоминал его разработчиков:

«Уваров, Строганов, Грановский, Нахимов! Какое сочетание имен! Какова была жизнь в университете, когда все эти люди действовали вместе, на общем поприще, приготовляя молодые поколения к служению России».

При Александре II в 1863 году был опубликован новый общий устав российских университетов, восстановивший их автономию.

http://rusplt.ru/wins/universitetskiy-ustav-1835-30405.html