Разговор по душам с десантурой

Вернулся с отпуска мой хороший знакомый Костя Фёдоров, старший сержант. Сели, выпили, закусили он мне про отпуск, море. Говорит хорошо на краснодарских курортах, даже на службу не хотелось возвращаться. Ездил он там к кому-то из родни заходит в плацкартный вагон, а там батюшки родные дЭмбеля сидят.

Едут они, девчонок «спелых» рвущихся к морю клеят, рассказывают про то, как они Русь матушку защищали. Ну Костя не выдержал и давай их расспрашивать.

- Где служили парни?

- Спецназ ГРУ ГШ! Спецназовцы мы! – гордо заявил один из них.

- Спецназовцы! А я думал десантники – под дурачка косил Костя.

- Так мы спецназовцы и десантники видите голубые береты! – начал один из них переживать о падающей чести.

-И с парашюта прыгали? – троллит их Костя.

- Конечно, 4 раза! – начали что-то заливать про шаг в бездну, про то как солдата на посту птицы заклевали и как одинокое сердце дэмбеля мечтает о любви.

-А с автомата стреляли? – не унимался Костя.

- Конечно, с полигонов не вылазили 6 раз ездили! По 30 патронов стреляли каждый раз. – в грудь начал бить один из дембелей, да так бил, что звон значков и медалей слышно было на весь вагон.

-Мдяяяя, 180 патронов за год, это мощно конечно… Я ребятки срочку ещё в 2000 служил не в спецназе конечно, а в обычной роте охраны. Мы каждую неделю на стрельбы ездили если не в наряде и карауле были. Я через год уже этот автомат ненавидел, патронов не жалели. А у вас как-то грустненько для спецназа получается. – рассказал Костя, а лица дембелей начали меняться – сняли бы вы свои цацки, да не позорились, а то ещё военная полиция заметёт вас.

Дэмбеля загрустили, попытались что-то ответить Косте, но ему уже было пофиг. Грустно стало за спецназ ГРУ ГШ, а Костя срочку служил на аэродроме в роте охраны. Призвали как раз когда Вторая Чеченская началась, так с их аэродрома постоянно летали самолёты и вертушки. Сама взлётка была далеко от Чечни, но учили стрелять регулярно мало ли что.

Спасибо за внимание. Подписывайтесь на канал и ставьте палец вверх.