Что должно быть у настоящего чекиста

Всем известная фраза о том, что у чекиста должна быть "холодная голова, чистые руки и горячее сердце" была сказана первым руководителем ВЧК Феликсом Дзержинским. Именно от названия ВЧК, что расшифровывается как Всероссийская Чрезвычайная Комиссия и произошел сам термин "чекисты" (от ЧК).

Комиссия получила название чрезвычайной за широкий круг полномочий, которые ей были предоставлены молодой советской республикой. В частности - расстреливать "врагов революции" без суда и следствия, опираясь лишь на внутреннюю убежденность, уверенность чекиста в своей правоте.

Такие "солдаты революции", по мнению Дзержинского и не только его, должны были быть кристально чистыми в своих убеждениях. И превыше всего ставить идеалы и достижения революции, безжалостно выявляя и уничтожая ее врагов. Но, чтобы избежать многочисленных случайных жертв, они должны были и сами соответствовать высоким моральным человеческим качествам.

Отсюда и три "кита" формирования команды ЧК. Холодная голова - чтобы трезво и грамотно выявлять действительные факты преступлений. Горячее сердце - чтобы искренне верить в то, что делаешь, не допуская злоупотреблений и откровенного пренебрежения насущными нуждами людей. Чистые руки - это отсутствие каких-либо корыстных побуждений и помыслов, сосредоточение на служении делу революции.

Но в сознании, памяти населения чекисты запомнились далеко не следованиям этим прекрасным идеям. Основные отличия, по которым сразу же можно было отличить чекиста были в материальном обеспечении сотрудников этого ведомства. В первую очередь, в "полном комплекте" внешних признаков - любимом оружии - автоматическом самозарядном пистолете "Маузер" с мощным патроном, кожаной черной куртке и фуражке, которые носили комиссары и чекисты. И - пресловутом зловещем "черном воронке" - машине, в которую сев однажды, уже мало кто возвращался... Именно это, по мнению многих, и должно было быть (и было) у настоящего чекиста.

А провозглашаемые правила, принципы чекиста превратились скорее в насмешку, горькую иронию, и в многочисленном "народном творчестве" были придуманы множественные вариации этих "правил".