Зачем русский исследователь Миклухо-Маклай жег воду перед папуасами

Русский путешественник и исследователь Н. Н. Миклухо-Маклай известен своим вкладом в изучение коренного населения Юго-Восточной Азии, Океании, Австралии. Он долгое время прожил среди аборигенов, совершив множество открытий в области биологии, антропологии и этнографии. В частности, опроверг существовавшие в 19 веке теории о том, что чернокожие, негроидные расы - это переходный вид между обезьяной и человеком.

Миклухо-Маклай изучал не только человека, но и животных, рыб, других представителей флоры и фауны этой части планеты. Например, повадки и анатомию акул. О них была его первая научная работа.

Поскольку туземцы в изучаемых Миклухо-Маклаем землях были достаточно недоверчивы и агрессивны к чужакам, к тому же - это были племена каннибалов, ученому следовало проявить немало смекалки для того, чтобы не только остаться живым, но и завоевать доверие и уважение племен. Для этого он использовал простые для европейца, но диковинные для туземцев "трюки". Например, он расстелил циновку возле деревни аборигенов и заснул на ней, давая понять, что не имеет злых намерений в отношении них. Еще одним из наиболее известных, ставшим впоследствии известным каждому в ученом (и не только) мире была "горящая вода". Она заставила папуасов поверить, что перед ними не простой человек. А обладающий сверхъестественными способностями. Следовательно - достойный всяческого уважения и высших почестей в племени.

В роли "горящей воды" выступил обычный спирт. Поднеся огонь к емкости с водой, Миклухо-Маклай продемонстрировал папуасам невозможное в их понимании. Вода стала гореть! Ученый сообщил через переводчика, что по своему желанию может сделать так, что загорится море. Это вызвало страх у племени, и они старались всячески задобрить такого важного и могущественного человека. Жизнь и работа исследователя оказалась вне опасности, и он смог более чем 160 работами внести существенный вклад в поддержку и развитие теории происхождения видов.

Научные труды Миклухо-Маклая не всегда были однозначно оценены и признаны при его жизни. Хотя на середину 19 века он был единственным профессиональным российским этнографом. Впоследствии его работы и путевые заметки, научные наблюдения легли в основу многих теорий и научных разработок по географии, этнографии, антропологии и биологии.