Макаревич, Мичурин, Михалков

Борзов между Макаревичем и Кутиковым
Борзов между Макаревичем и Кутиковым

В новой книге про «Машину Времени» я постарался собрать свидетельства тех машинистов», о которых широкой публике мало что известно. Со-основатель команды Юрий Борзов (на фото – между Макаревичем и Кутиковым) рассказал про то, как появилось название и забавное про Мичурина: 

«Каждый из нас пытался придумать название. Хотелось, чтобы звучало и на русском, и на английском. Я помню, что я предложил два варианта: «Машины времени» или «Летающие тарелки». Все во множественном числе, так полагалось. 

Макаревич написал это название на большом барабане.

Концерты были редкими. Выезжали на Николину гору, у них там что-то вроде концертного зальчика. Дачники пришли на концерт, играют молодые ребята... 

Никита Михалков нас забрал потом к себе, конечно, да... Мы у него за столом сидели. Он тогда ещё только думал снимать фильм «Свой среди чужих», тоже пел песню оттуда про головку забубённую. Очень хорошо посидели, замечательно. Только напились и утром оказались все в разных местах. 

Наркотики?

Нет. Слава Богу, в те времена доставать наркотики могли только очень избранные люди. Не знаю, мы не баловались, Бог миловал. Портвейна хватало вполне. Вполне. 

И не хипповали. 

В школе у нас таким, хипповским образом был Мичурин. Иван Владимирович Мичурин. Преобразователь природы. Это с подачи моего старшего брата, я принёс Мичурина, мы очень быстро научились с «Макаром» его рисовать. Это был наш как бы такой хипповый идол. Человек, который выращивал яблоки, разные ягоды, новые сорта, нам казалось, что он и есть тот самый человек, который соединяет человечество с природой. Ну, немножко стёб был, конечно... Мы провозгласили его величайшим из великих. Мы слагали про него легенды». 

Странно, по мне, что песен про него группа так и не сложила. Это было бы в кассу. И очень по-битловски, в «яблочном» то контексте.