Ужасы Большого терорра СССР

Великая Отечественная Война унесла жизни свыше 20 млн. советских граждан. Но были в истории СССР и другие, не менее кровавые страницы. Боялись не внешних врагов. Боялись соседей, друзей, родственников – опасались каждого потенциального доносчика. А политику не обсуждали даже на кухне.

Сталинские репрессии 1937-1938 года известны также как «большой террор» или «ежовщина». В 1937 году в своем Докладе «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» на мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) И. В. Сталин призвал однопартийцев начать полномасштабную борьбу с «иностранными агентами» и «врагами народа», проникшими, по его мнению, на руководящие посты. Первой предпосылкой начала большого террора стало убийство Сергея Кирова в 1934 году, которое также использовали для устранения Г. Зиновьева и Л. Каменева в результате Первого Московского процесса. Вождь был убежден: нужно победить врагов народа и капиталистическую болезнь в кратчайшие сроки.

«У нас нет оснований сомневаться в том, что безусловно разделаемся с ней, если, конечно, захотим этого. Разделаемся не просто, а по-большевистски, по-настоящему»

Вот так Сталин закончил свою пламенную речь. Стартовал «большой террор», возглавил который Николай Иванович Ежов – государственный и партийный деятель, нарком внутренних дел СССР.

Начали действительно с руководителей, и здесь не стали копать глубоко. На пресловутом Пленуме выступали 72 человека, 52 из которых были расстреляны. Уже летом того же года стало понятно: в группе риска не только власть имущие. В июле вышло Постановление Политбюро «Об антисоветских элементах». Под угрозой оказались так называемые кулаки (о том, что партийцы вкладывали в понятия «кулак» и «зажиточный крестьянин» мы наслышаны), а также освобожденные преступники. Самые «неблагонадежные» должны были быть расстреляны. Более того, расстрелы стали плановой директивой, а категории населения, подлежащие проведению расследований в отношении их деятельности четко регламентировались. 30 июля 1937 года Н. Ежов подписал печально известный оперативный приказ №00447, согласно которому в августе должны были начаться репрессии против «кулаков», бывших белогвардейцев и других социально-опасных элементов. Приказ приводили в исполнение тройки – внесудебные репрессивные органы при областных, краевых и республиканских управлениях НКВД СССР. Только в порядке приказа №00447 были арестованы около 700 000 тыс. чел. Однако спустя 10 месяцев активной работы многие участники троек были расстреляны на том основании, что при упрощенном ведении дел в органах хромали следственное производство и агентурная работа. Это действительно было так: обвиняемые часто расстреливались без суда, людей жестоко пытали. Ежова не заботило реальное положение вещей. Нарком был уверен, что при бескомпромиссном уничтожении «врагов коммунизма» гибель невинных граждан неизбежна. Производственные аварии в этой связи становились «диверсиями», на крупных предприятиях и в различных учреждениях раскрывались «шпионские ячейки». В селах в рамках «кулацкой операции» было осуждено около 820 тыс. чел., значительную часть репрессированных составляли также священнослужители.

На деле, львиную долю работы НКВД выполняли сами граждане. Доносы писали на соседей, знакомых, начальников, обвиняя их во всех мыслимых и немыслимых государственных преступлениях. Так что, на директивы Ежова показателей хватало с лихвой. При этом, донос необязательно должен был быть подкреплен фактами, нужную картину помогали составить пытки и следственные мероприятия, проводимые тройками. Как правило, за обвиняемыми приезжали по ночам (черные «воронки» в фильмах и литературе давно стали классикой). Расстрелы проводили либо поздно ночью, либо рано утром, а довольно часто осужденных и просто забивали.

Репрессивные меры применялись и по отношению к иностранцам, а также национальным меньшинствам. В частности, преследовали поляков, немцев, греков и уроженцев Прибалтики. В 1937 году с Дальнего Востока депортировали китайцев и корейцев.

В СССР активно развивалась сеть лагерей. Наказание отбывали в Сибири и на Дальнем Востоке и других удаленных от центра регионах. Заключенные работали на крупных промышленных объектах и часто гибли по причине халатности руководства, от болезней или непригодных для жизни бытовых условий. В тот период на Западе за СССР прочно закрепилось клеймо «страна лагерей».

Николай Ежов. Главный идеолог большого террора
Николай Ежов. Главный идеолог большого террора

В 1939 году система дала сбой: 10 апреля по обвинению в троцкизме арестовали, а 4 февраля 1940 года расстреляли самого Николая Ежова. Около 7,3 тыс. работников НКВД отстранили от занимаемых должностей. Всего за годы кампании арестованы по разным данным от 1,3 млн. до 1,5 млн. чел., из них расстреляны около 700 тыс. вместе с умершими во время отбывания наказания количество погибших составило около 1 млн. чел. После смерти Сталина многие осужденные были реабилитированы, в том числе посмертно. Мемориализация мест расстрелов и братских могил до сих пор остается одной из приоритетных задач по сохранению исторической памяти о событиях «большого террора».

Спасибо за внимание!

Читайте наши самые интересные материалы:

Почему русских трудно понять и невозможно победить?

Пустая кабина летящего МиГ-23 повергла в шок НАТОвских летчиков

Морской бой у берегов Крыма

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки и мы будем радовать Вас новыми историями от наших авторов!