Как авиаконструктор Яковлев познакомился со Сталиным

11k full reads
12k story viewsUnique page visitors
11k read the story to the endThat's 88% of the total page views
3 minutes — average reading time

Путь Александра Яковлева к заветной цели не был легким. Со школьной парты он грезил авиацией, состоял в авиационном кружке и все свободное время посвящал строительству различных летательных аппаратов. После школы он устроился простым рабочим в Академию воздушного флота. Несколько лет Яковлев тяжело трудился на аэродроме, самостоятельно изучая теорию авиации и продолжая проектировать самолеты. Молодого парня заметили, оценили и приняли в Академию, которую он успешно закончил. Спустя годы после этого Яковлева назначили руководителем производственно-конструкторского бюро. Бюро было очень скромным, располагалось в полузаброшенной кроватной мастерской, и работа в нем велась кустарным способом.

В общем, это было совсем не то, о чем мечтал Яковлев, но все же он не собирался падать духом. В 1935 году им и его небольшой командой был построен учебно-тренировочный аппарат УТ-2, который был допущен к участию в показе последних авиационных достижений членам правительства, среди которых был и Сталин.

Слово автору воспоминаний.

«Организаторы... решили показать наши новые спортивные и учебные самолёты не каждый в отдельности, а сравнительно с другими. Машины должны были построиться в полёте в одну линию и устроить гонки. Так и сделали.
…Машины стали обгонять одна другую, резко прибавляя скорость. УТ-2 вырвалась вперёд и первой промчалась над центром аэродрома.
Товарищ Сталин спросил, чья это машина. Ему сказали, что машина конструктора Яковлева.

И тут я в первый раз был лично представлен товарищу Сталину как конструктор самолёта. Сталин и его спутники тепло с нами поздоровались, держались очень просто, и сразу же началась оживленная беседа с авиаспортсменами.
…Мы, взволнованные и радостные, начали рассказывать о своем самолете и его особенностях.

Александр Яковлев (крайний справа) рассказывает о своем самолете Сталину и Ворошилову
Александр Яковлев (крайний справа) рассказывает о своем самолете Сталину и Ворошилову
Александр Яковлев (крайний справа) рассказывает о своем самолете Сталину и Ворошилову

Сталин подошел ближе к машине, постучал пальцем по крылу.
— Дерево? — спросил он.
— В основном сосна и березовая фанера, — ответил я.
— Какая наибольшая скорость?
— 200 километров в час.
— А у самолета У-2?
— 150.
— А на какой машине лучше готовить летчиков для истребителей И-16? На У-2 или на этой? — спросил Сталин у толпившихся вокруг летчиков.
— Конечно, на этой, — зашумели все в один голос.
— А почему?
— Да ведь у этой скорость больше и она моноплан, так же как И-16, а У-2 — биплан.
— Выходит, что надо переходить на эти, более современные машины?
— Правильно, — в один голос ответили летчики.
— А на каком заводе строили вашу машину? — обратился Сталин ко мне.
— В кроватной мастерской на Ленинградском шоссе.
— Как-как?.. В кроватной?!
И тут я коротко рассказал о своих трудностях и о том, как наш конструкторский коллектив попал в кроватную мастерскую.

..Показ оказался удачным. Наши гости, участники и организаторы праздника остались очень довольны и решили сфотографироваться на память об этом смотре, сыгравшем большую роль в развитии массового авиационнго спорта в нашей стране. Образовалась большая группа, на которую фотографы и кинооператоры направили свои объективы. Я, помню, задержался около своего самолета и когда подошел, то был в замешательстве, потому что вся группа уже скомплектовалась. Сталин поманил меня пальцем, предлагая сесть поблизости от него, и положил на мое плечо свою руку. Так и запечатлел нас фотограф в этот знаменательный момент моей жизни.

Фотография, о которой пишет Яковлев
Фотография, о которой пишет Яковлев
Фотография, о которой пишет Яковлев

После разговора с Иосифом Виссарионовичем Сталиным нам создали такие условия, при которых маленькая кроватная мастерская за короткое время превратилась в культурный авиационный завод. Одобрение и поддержка товарища Сталина удесятерили силы нашего коллектива».

Обратите внимание на последний абзац. Он из первой версии мемуаров (1950г), а во второй(1967г) Яковлев пишет так:

«Не вдаваясь в подробности, скажу, что благодаря вмешательству и поддержке правительства к 1937 году были достигнуты большие сдвиги в развитии легкомоторной авиации в нашей стране».

Как раз в этом эпизоде вдаться в подробности (как и в первом варианте воспоминаний) было бы весьма уместно. Но автор этого не делает. Корректировка, по сути, незначительная, но показательная. Ведь в действительности не безликое правительство, а лично товарищ Сталин покровительствовал и Яковлеву и авиации в целом. Это общеизвестный факт. И именно после вмешательства Сталина кроватная мастерская авиаконструктора превратилась в образцовый авиационный завод.

Что же, на написание мемуаров накладывает свой отпечаток время, а также государственная цензура, так что удивляться не стоит. Читаем, сопоставляем дальше.

Александр Яковлев со Сталиным и Ворошиловым на смотре авиационных достижений, 12.05.1935г, Тушинский аэродром
Александр Яковлев со Сталиным и Ворошиловым на смотре авиационных достижений, 12.05.1935г, Тушинский аэродром
Александр Яковлев со Сталиным и Ворошиловым на смотре авиационных достижений, 12.05.1935г, Тушинский аэродром

Источник: Яковлев А. С. Цель жизни. — М.: Политиздат, 1973.
Яковлев А. С. Рассказы конструктора. — М.: Воениздат МВС СССР, 1950.

Если Вы хотите посоветовать мне мемуары для анализа, жду Вас здесь.
В мемуарах оживает история. Если Вам понравился этот пост, прошу поддержать лайком и подпиской на канал. Впереди много интересного!