Это не «Железный купол» треснул, это покосилось будущее всего Израиля

39k full reads
109k story viewsUnique page visitors
39k read the story to the endThat's 36% of the total page views
9,5 minutes — average reading time
Это не «Железный купол» треснул, это покосилось будущее всего Израиля

МОСКВА, 15 мая 2021, Институт РУССТРАТ. На первый взгляд, происходящее сейчас на Ближнем Востоке банально. С 11 мая 2021 года армия обороны Израиля проводит в секторе Газа антитеррористическую операцию с многозначительным наименованием «Страж стен». За истекшие трое суток ВВС страны нанесли более 500 ударов по объектам палестинского Исламского движения сопротивления (ХАМАС). В их перечень вошли не только склады оружия и мастерские по их производству, но объекты палестинской администрации в Секторе: полицейские участки, здание управления полиции и центрального банка.

Пресс-служба ЦАХАЛ сообщила о ликвидации главы разведки ХАМАС и ряда других высокопоставленных руководителей ее служб. А с утра 14 мая к огневому воздействию на полосу безопасности шириной в четыре километра по ту сторону границы подключилась танки, артиллерия и вертолеты огневой поддержки сухопутных сил. Командование вооруженных сил Израиля подчеркивает, что это не является каким бы то ни было сухопутным вторжением в Газу, просто армия вынужденно реагирует на всплеск агрессии со стороны палестинских боевиков.

Определенный резон в этих словах присутствует. В ночь с 10 на 11 мая военное крыло ХАМАС начало операцию «Иерусалимский меч», в рамках которой из Сектора Газа по городам Израиля было выпущено около 900 неуправляемых ракет и примерно 600 минометных мин различного калибра. В некоторых сообщениях представителей израильского командования говорится даже про 1720 запущенных палестинцами ракет и снарядов. Под ударами оказались не только города Ашкелон и Ашдод, но и весьма отдаленные от Газы крупнейшие международные аэропорты Израиля – Бен-Гурион и Рамон.

Может показаться, что нынешняя вспышка ожесточения ничем особенным не отличается от всех прочих. Разве что сильно разрекламированная как лучшая в мире система ПВО «Железный купол» на этот раз со своей задачей не справилась. К целям на территории Израиля сумели прорваться от 120 до 150 палестинских ракет.

На самом деле – сильно больше. Просто ЦАХАЛ сообщает лишь о тех, которые попали в жилую застройку или иные значимые объекты, как, например, химическому заводу. Остальное, взорвавшееся на пустырях и территориях вне населенных пунктов и важных инфраструктурных объектов, израильтянами «не считалось», чтобы не принижать стоимость собственной системы ПРО.

Но даже этого хватило, чтобы пресса начала рассказывать про то, что «израильский железный купол треснул». Правда, активно муссируемые сейчас теории заговоров и нащупывание палестинцами неких тайных уязвимых мест у израильской системы ПВО, к реальности никакого отношения не имеют. Сработала простая математика.

Батарея «Железный купол» (Iron Dome) имеет 60 готовых к немедленному применению ЗУР. Производители – корпорации Rafael и IAI – красочно рассказывает про уровень «one shot, one kill», но в действительности полную гарантию успешного перехвата обеспечивает лишь последовательный пуск двух ракет по одной цели.

Впрочем, практика показывает, что не менее половины целей первой ракетой действительно сбиваются. Так что боезапас батареи позволяет считать возможным успешный перехват около 45–50 объектов в одновременном налете. Потом требуется перезарядка продолжительностью от 30 до 80 минут, в течение которых батарея работать не может.

Существует еще одна хитрость. Палестинские ракеты «Кассам», а также артиллерийские снаряды и минометные мины, двигаются по неуправляемой траектории и имеют примерно 40% точность. Из-за чего многие из них мимо целей промахиваются.

Управляющая электроника «Железного купола» умеет быстро просчитывать траекторию обнаруженного снаряда и если оказывается, что он упадет вне границ прикрываемого объекта, то из перечня сопровождаемых целей такой снаряд автоматически исключается. Таким образом, с этой поправкой, получается, что одна батарея Iron Dome способна успешно отразить налет из 120–125 атакующих объектов.

Так вот, всего «Железных куполов» на вооружении армии Израиля, по данным за 2018 год, состояло 14 штук. Сейчас, вероятно, больше, около 20. Уж слишком они дорогие – по 100 млн долларов за комплект. Плюс каждая ракета стоит по 24,4 тыс. долларов.

Из-за того, что защищаться нужно от возможных атак сразу с двух направлений – из Сектора Газа и с Западного берега реки Иордан, да и в целом прикрытия на территории страны требуют свыше 3,8 тыс. объектов, отражать ночной налет из Газы смогли всего 6 или 7 батарей Iron Dome. Как показывают расчеты выше, они могли «сбить» налет максимум 875 целей, а палестинцы разом запустили от 1500 до 1700 ракет, мин и снарядов. В некоторых местах отмечалось даже применение беспилотников-камикадзе.

Словом, никаких чудес, элементарная математика, «Железный купол» просто захлебнулся. Он просто на удар столь большого масштаба оказался не рассчитан. Но за этой простотой оказывается чрезвычайно важный смысл для дальнейшей судьбы всего израильского государства.

Начиная с 1949 года, фундаментальная концепция стратегического выживания страны жестко основывалась на безоговорочном превосходстве Израиля над противниками в военной силе и решительности ее применения. В условиях существования в постоянно агрессивном окружении Израиль должен был стать своего рода несокрушимой крепостью, нападать на которую соседям однажды должно надоесть.

Строго говоря, до середины 70-х годов ХХ века стратегия работала вполне успешно. Опираясь на мощную гибкую армию, пользующуюся массовой моральной поддержкой населения, на массированную финансовую и военную помощь США, Тель-Авив попытки внешнего вторжения не только успешно отражал, но и получал возможность прибирать к рукам территории, резолюцией ООН 1947 года уже не предусмотренные. Например, Голанские высоты, доставшиеся Израилю в результате «шестидневной» войны 1967 года.

Потом начались проблемы. Состоят они из двух логических оценочных ошибок и одной демографической тенденции.

Первая ошибка вытекает из тогда вполне обоснованного вывода, что проблема с палестинцами кроется не столько в них самих, сколько в их поддержке со стороны арабского мира. Хотя это выражение носит несколько упрощенный характер. Арабский мир, как мы видим, весьма далек от единства. Например, суннитские монархии Залива конкурируют за власть в регионе Ближнего Востока с шиитским Ираном и отдельным «турецким проектом», но в целом все они заинтересованы в консервации палестино-израильского противостояния в качестве бесконечно неразрешаемого вопроса, позволяющего оказывать давление как на Израиль, так и на Иран.

Отсюда Тель-Авив сделал вывод, что налаживание межгосударственных отношений с Саудовской Аравией, Катаром, Оманом и Арабскими Эмиратами позволит подорвать финансовую поддержку палестинских движений, тем самым обеспечив решительное ослабление их способности продолжать войну против Израиля.

Усилия в этом направлении привели к подписанию мирных договоров и соглашений об экономическом сотрудничестве с ОАЭ, Египтом и Иорданией. Также известно о проведении аналогичных переговоров с саудовским Королевством, но там официальных результатов пока нет.

Это безусловный успех израильской дипломатии, но выводы из него правящая элита страны сделала явно неверные, чем еще больше усилило вторую принципиальную ошибку. Вместо того, чтобы использовать намечающееся сокращение финансовой базы Палестины для налаживания дипломатического мирного диалога с палестинцами, власти Израиля посчитали ситуацию удобной для дальнейшего усиления территориальной экспансии.

В публичной плоскости Израиль добился провозглашения знаменитого «план Трампа по палестино-израильскому урегулированию», предусматривающего включение Западного берега в состав Израиля, а также трансформацию территории Сектора Газа в три отдельных палестинских анклава на границе с Египтом. Все красиво, с обещанием инвестиций и промышленного развития.

Но в действительности все заинтересованные стороны понимают, что даже в идеале Израиль не допустит появления на своей границе промышленно развитого палестинского государства. Проблем тут ровно две.

Во-первых, по ряду причин палестинцы не сумели создать у себя полноценное государство, хотя денег на него с 1947 года получили едва ли не столько же, сколько за этот период составил ВВП Израиля. Они слишком жестко сосредоточились на вопросе безоговорочности войны, используя для ее продолжения все доступные возможности. Обретение ими современной промышленной базы лишь даст им в руки более мощное оружие, что интересам Израиля никак не соответствует.

Во-вторых, сейчас Палестин есть как бы две. В Секторе Газа (35% палестинского населения) господствует движение ХАМАС, а на Западном берегу (65% палестинцев) доминирует ФАТХ, находящийся с ХАМАС в состоянии почти войны. Свести их вместе на общей территории почти наверняка означает вспышку гражданской войны по «ливанскому» сценарию, избежать которой они могут лишь усилив войну внешнюю, с Израилем.

Так что по факту американский план израильской правящей элите интересен лишь еще большим сокращением палестинских земель и как бы узакониванием итогов территориальной экспансии Израиля. Сами палестинцы это тоже понимают более чем хорошо. А так как Тель-Авив его постепенно продвигает, градус их недовольства происходящим только повышается.

Способствует этому и расширяющаяся тихая ползучая непубличная экспансия, направленная на постепенное выживание арабов из остатков «смешанных территорий». Вот это вот «все, что полыхнуло сейчас», случилось не на пустом месте.

Исходным толчком послужило решение суда о выселении нескольких арабских семей из домов в Восточном Иерусалиме по иску еврейских собственников, якобы владевших этой недвижимостью до 1947 года. За этим, 7–8 мая, последовали массовые протесты, быстро переросшие в гражданские беспорядки, жестко подавленные израильской полицией. Вот через два дня все и полыхнуло.

Внезапно выяснилось, что может по числу танков палестинцы Израилю и уступают, как тузик слону, зато ракет «Кассам» они способны производить в промышленных объемах, достаточных, чтобы в них захлебнулся даже хваленый «Железный купол».

Руководство МОССАД признает, что Газа вышла на такой уровень производства, что способна каждую ночь отстреливать по Израилю по 700–800 ракет. Даже без учета ущерба атакованным объектам, расходы на отражение такого налета со стороны Израиля превышают 10,5 млн долларов за ночь. Подчеркнем, за одну ночь.

Пусть налеты пойдут хотя бы раз в двое–трое суток, а все идет именно к этому, только на ближнее ПВО Израилю придется тратить более 1,26 млрд долл. в год. Это без учета расходов на действия авиации, тоже выливающихся еще в две такие же цифры. И половину от них – на действия сухопутных сил. Словом, Израиль оказывается перед перспективной, помимо обычных расходов «на армию», тратить на безопасность свыше 3,15 млрд долл ежегодно. И даже в этом случае не гарантируя 100% перехват.

Впрочем, уже и не в перехвате дело. Против Израиля стала играть элементарная демография, и это вторая проблема.

С 2000 по 2016 доля евреев в Израиле снизилась на 3,1%, доля арабского населения выросла на 2,2%, плюс доля всех прочих еще на 0,9%. В итоге на июнь 2020 года число евреев и Израиле просело до 74,24%. Но это не совсем четко отражает ситуацию. Из 6,8 млн евреев, около четверти по разным причинам являются пацифистами, категорически не желающими участвовать в войне по любым причинам.

Таким образом, почти 2 млн арабского населения самого Израиля и где-то 5,2 млн палестинцев Палестины, противостоят всего 5,1 млн активной части еврейского населения Израиля. Т.е. текущий баланс внутри Израиля (арабы/евреи) 0,39 к 1, и 1,38 к 1 если считать с палестинскими землями, являющимися целью израильской экспансии.

В итоге получается, что текущая долгосрочная стратегия Израиля ведет к проблеме критического роста числа «не евреев» в национальном государстве еврейского народа, как это закреплено в конституции страны.

Нравится это кому или нет, но двигаясь по этому пути дальше, Израилю придется "неправильных граждан" куда-то девать. В истории известны всего четыре варианта решения данной «проблемы»: депортация, сегрегация, геноцид, и ассимиляция. Ни один из них на данный момент для Израиля недоступен.

Депортировать палестинцев некуда. Арабские страны их принимать не желают. Особенно после «иорданского урока», когда палестинские беженцы едва не совершили там военный переворот.

Сегрегация не подходит тоже. Она уже есть в виде Сектора Газа, Западного берега и арабских кварталов в ряде израильских городов, в том числе Иерусалима, откуда все чаще прилетают «Кассамы», которые приходится долбить танками и артиллерией, и где полиция не в состоянии обеспечить постоянный гражданский порядок. И где естественный рост численности палестинского населения сталкивается с полным отсутствием социальных лифтов. Что делает Израиль сильно похожим на Южную Африку времен апартеида.

Перспективы геноцида обсуждать смысла не имеет тоже. Как и перспективы ассимиляции, невозможной по двум причинам: принципиальной разницы культур и тех самых жестких этнических основ, заложенных в основу израильского государства и закрепленных в его конституции. Израиль – это государство евреев, и точка.

Осложняется процесс тем, что все большая очевидность отсутствия возможности достижения компромиссов ведет к радикализации взглядов не только палестинского, но и части израильского населения. Особенно молодежи. Для тех и других «эта война» длится с 80-х годов прошлого века, унося жизнь, добавляя страданий, но не давая хотя бы ощущения далекого света в конце тоннеля. Отсюда возникает рост популярности идеи «сильной руки», способной набраться решительности «чтобы все хорошие поголовно перестреляли всех плохих».

И еще тем, что политическая элита Израиля часто проявляет заинтересованность в использовании «военной карты» для решения собственных проблем. Например, чем громче грохочут боевые барабаны, тем незаметнее проходят судебные дела против премьер-министра Биньямина Нетаньяху, открытые по обвинению в мошенничестве, злоупотреблении служебным положением, взяточничестве и попытках помешать расследованию.

В Израиле они известны как «дело 1000», «дело 2000» и «дело 4000». Более того, судам рекомендуется «не нагнетать и не раскачивать лодку в такой трудный для страны период». А что люди гибнут, это вроде как просто «неизбежный сопутствующий ущерб».

Ничем хорошим все это закончиться не может. Несмотря на всю схожесть динамики событий, ЮАРовский «сценарий» в Израиле пока вряд ли возможен. Не то соотношение в демографической структуре населения. Но в целом «все идет к тому».

Это не просто «железный купол дал трещину», усиливается принципиальное разрушение базового фундамента израильской государственности. Так что лет через 10–15 там стоит ожидать социально-политического взрыва как в ЮАР. С неизбежной деградацией Израиля из государства европейского типа в типичную арабскую страну, постоянно балансирующую на грани полномасштабной гражданской войны.

Елена Панина, директор Института Русских стратегий – РУССТРАТ: Приглашаю всех на мой личный telegram-канал. Наиболее острые проблемы экономики России, деятельность Госдумы, новые законопроекты, оценка геополитических процессов в мире, роль России в этих процессах – обо всем этом Вы сможете прочитать в ТГ-канале https://t.me/EvPanina . Читаем, подписываемся!

Институт Русских стратегий – РУССТРАТ: Хотите иметь объективный взгляд на международные процессы, понимать, кто стоит за глубинным государством, когда в США начнется гражданская война, что происходит на рынке нефти и газа, кто стоит за вакцинацией населения мира, получать обзорные материалы по странам и отраслям, прогностическую аналитику – читайте ТГ-канал РУССТРАТ https://t.me/russtrat .