60,8K subscribers

Сто лет одиночества. Часть третья

2,7K full reads

И один в поле воин: только на восстановление Польши Советский Союз после Великой Отечественной войны потратил более 30 млрд долларов.

Сто лет одиночества. Часть третья

Писать о том, что происходило в стране и в мире во второй половине ХХ века, одновременно и легко, и трудно. Легко, потому что многое видел, что называется, собственными глазами. А в некоторых событиях принимал самое непосредственное участие. Для меня это не далекая история, а часть моей собственной жизни.

Часть первая

Часть вторая

Писать о тех годах трудно, потому что вот уже тридцать лет внутрироссийская «пятая колонна» заодно с западными недоброжелателями не жалеет черной краски для того, чтобы опорочить деяния наших предков, их свершения и завоевания.  И нашему поколению все время приходится в чем-то оправдываться, хотя не за что, да и не за чем.

Наши доморощенные – хотя нет, - вскормленные из-за бугра неолибералы, как в свое время большевики, в начале 90-х провели жирную черту «между прошлым и будущим», перечеркнув гигантский многолетний труд всего народа, да еще попытались переписать на свой лад историю, причем не только ХХ века, но и предыдущих столетий.

Но есть факты, которые невозможно оспорить. Не будет большим преувеличением сказать, что, начиная с 1941 года, СССР, как тогда именовалась наша могучая держава, был в состоянии непрерывной битвы – сначала с фашистской армией, потом с разрухой и разрушениями после Великой Отечественной войны, а затем в годы «холодной войны» с тем самым «коллективным Западом» за право на существование как суверенное независимое государство.

Что касается Великой Отечественной войны, хочу напомнить лишь два момента.

Первое – по сути дела в гитлеровском отношении к России не было ничего нового. По большому счету оно представляет из себя некую отвратительную квинтэссенцию пренебрежительного западноевропейского подхода к русским и славянам в целом, который сформировался еще много столетий назад, когда сама Русь существовала еще в форме некоего бесформенного зародыша. На мой взгляд, эту русофобию пытаются выдавать за некий комплекс превосходства, которым на самом деле прикрывают явный комплекс неполноценности перед величием и неисчерпаемостью российского потенциала.

Уже в своей книге «Майн кампф» («Моя борьба»), написанной в начале 20-х годов прошлого века, когда он сидел в тюрьме за попытку организации военного переворота в Германии – так называемого «пивного путча»,  будущий фюрер написал, что русские и другие восточные славяне в целом – это «низшая раса», которая может нормально существовать лишь под внешним управлением «высшей расы», то есть немцев.

«Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены», — вот так он сформулировал те планы, которые попытался осуществить спустя 20 лет. А его ближайший сподвижник, идеолог нацизма «доктор» Йозеф Геббельс как-то высказался еще более определенно: «Русские — это не народ в общепринятом смысле слова, а сброд, обнаруживающий ярко выраженные животные черты».

Рейхсфюрер СС Гиммлер называл славян «человеческими животными», которые его интересуют «лишь постольку, поскольку они нужны как рабы для нашей культуры». (Не могу не сказать: теперь, надеюсь, понятно, кому подражают нынешние украинские нацисты и их западные покровители в своем пренебрежительно-мерзком отношении к русским на территории Восточной Украине?)

А теперь вспомним хотя бы «план превращения Московии в имперскую провинцию», который всерьез рассматривался в Европе еще в далеком ХVI веке. Об этом и других подобных предложениях я подробно написал в серии материалов «Россия в осаде – от Ивана Грозного до наших дней», опубликованной на сайте Института РУССТРАТ.

«На захваченных территориях власть должна принадлежать имперским комиссарам, главной задачей которых будет обеспечение немецких войск всем необходимым за счет населения», - говорилось в одном из документов того времени. Всех русских предлагалось взять в плен и выводить на работы, «но не иначе, как в железных кандалах, залитых у ног свинцом».

Так что ничего нового в антирусской «философии» Гитлера и его банды не было. И нападение на Россию стало по большому счету еще одной попыткой Запада ее уничтожить. А если протянуть эту историческую логическую цепочку до наших дней, то становится вполне очевидным, что нынешний подход Запада к России базируется на тех же предпосылках, и он безуспешно пытается рассматривать ее лишь как источник относительно дешевой рабочей силы и необходимых для «западной культуры» природных богатств.

Мы упрощенно, вспоминая о той войне, говорим, что русские войска сражались с Германией. Но это не так. На стороне фашистов сражались около двух миллионов граждан других государств и национальностей. В войне против Советского Союза участвовали армии Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии, Словакии, Хорватии. «Коллективный Запад», как и в прошлые века, оставался верен себе. Наваливались на Россию с далеко не мирными целями, как говорится, всем миром.

Но, как и в прошлые века, страна выстояла. Большая часть лавров за победу, как правило, достается военноначальникам. Ни в коей мере не пытаясь преуменьшить их роль, все же не могу не отметить, что войны выигрывают, причем ценой своей жизни, простые солдаты. Человека невозможно заставить воевать, не жалея живота своего, из-под палки. Люди готовы идти на смерть только тогда, когда перед ними стоит конкретная великая цель – спасения своей Родины. Именно поэтому мы одержали победу над фашистскими варварами.

Приведу лишь один, близкий мне пример. Мой отец Спартак ушел добровольцем на фронт, подделав документы, когда ему не было еще и 17 лет. И таких как он были миллионы. Их никто не гнал воевать. Иного выбора они для себя не представляли, потому что патриотизм для русских людей – это не какая-то дополнительная искусственная опция, а то, что они, простите за шаблон, впитывают с молоком матери. У настоящего русского человека есть две матери: та женщина, что его родила, и та земля, на которой она его родила!

Мне повезло задолго до того, как я родился. Отец остался жив, пройдя через кровавое месиво ударных лыжных батальонов, более 90 процентов личного состава которых остались навечно лежать в полях и на проселочных дорогах. Мне повезло, что немецкая мина не взорвалась на метр ближе или дальше от отца, потому что в этом случае ее осколок, который он всю жизнь проносил в груди, наверняка, пробил бы его сердце. Мне повезло, а могло бы быть все по-другому. И тогда бы не было ни меня, ни моих детей, ни моих внуков.

Победа в той войне досталась стране страшной ценой. Погибло, по различным подсчетам, от 14 до 25 процентов населения, и в том числе детей, женщин и стариков. Только представьте себе, сколько так и не родившихся поколений было уничтожено в результате той войны! Счет пойдет не на десятки, а на сотни миллионов.

Европейская часть страны была практически полностью превращена в одно огромное пепелище. В официальную статистику попали 71710 уничтоженных сел и деревень, 32000 предприятий. С лица земли были стерты 1710 наших городов, 65000 километров железных дорог, 98000 колхозов.

По многим экономическим показателям страна была отброшена на десятилетия назад.

Так что после военной победы стране снова пришлось вступить в новую войну – с разрухой. И точно также, как и в 20-е годы, она поставила перед собой самые амбициозные цели – в кратчайшие сроки не только достичь довоенного уровня, но и превзойти его как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. План на четвертую пятилетку (1946-1950 годы) предусматривал рост промышленного производства по сравнению с довоенным уровнем на 48 процентов, сельского хозяйства – на 23 процента.

На Западе не верили, что СССР сможет за пять лет даже приблизиться к выполнению этих решений. Но там, как, впрочем, и всегда, недооценивали силу русского характера.

За короткий срок восстановили крупные электростанции, и в том числе Днепрогэс, машиностроительные заводы на Украине и России. Были введены новые заводы и фабрики, проложены новые нити газопроводов. Всего было построено 6200 крупных предприятий. В результате уже в 1950 году промышленное производство на 73 процента превысило довоенные показатели. А хотели на 48 процентов!

Соответственно росту промышленности постепенно улучшался и уровень жизни людей. Уже в 1947 году в стране отменили карточную систему распределения товаров и провели обмен денег на новые в пропорции 10:1.

Не поверите, но, начиная с 1948 года, розничные цены на товары первой необходимости неуклонно снижались - ежегодно в 1,5-2 раза. Что важно: зарплаты при этом не снижались. Оказывается, бывает и так! У людей появилась возможность построить дома на банковские ссуды, то есть, если использовать современные термины, взять ипотеку на 10-12 лет под 1 процент годовых. И это при нулевой инфляции!

В конце 1947 года при зарплатах городского населения в 500—1000 рублей килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, пшеничного — 4 рубля 40 копеек, гречки — 12 рублей, сахара — 15 рублей, сливочного масла — 64 рубля, подсолнечного масла — 30 рублей, литр молока — 3-4 рубля, десяток яиц — в зависимости от категории 12-16 рублей.

А в 1949 году в СССР провели первое испытание атомной бомбы, а затем и водородной. Тем самым, США были лишены монополии на это страшное оружие массового уничтожения. В это же время были заложены основы советской космической программы. Уже в феврале 1953 года был утвержден план по созданию межконтинентальной баллистической ракеты под кодовым названием Р-7.

Конечно же, было и немало проблем.  Сильно отставали в своем развитии легкая и пищевая промышленность – извечная беда СССР, который даже в период своего более позднего расцвета так и не смог сравняться с Западом по качеству и ассортименту в этой области. Значительная часть людей жила в так называемых «коммуналках». Но в целом не будет преувеличением сказать, что к моменту моего появления на свет, то есть спустя 9 лет после окончания войны, все основные ее последствия были уже устранены.

В то время как Европа восстанавливалась после войны при финансовой и материальной помощи США в рамках всем известного «плана Маршалла», Россия, как и всегда в прошлом, билась за свое «светлое будущее» в одиночку. Да, она получала репарации с Германии, Японии, Венгрии и Финляндии, причем на удивление союзников СССР на переговорах согласился резко сократить их размер. А платежи от Венгрии были потом уменьшены вдвое, а позже и вообще были ей прощены.

Я прямо-таки слышу мерзопакостные выкрики тех злопыхателей, которым ненавистно все, что связано с СССР. Чего вы нам рассказываете? Всем же известно, что восстановление страны после войны было осуществлено за счет рабского труда заключенных.

Действительно на послевоенных стройках были задействованы около 2,5 миллиона осужденных. Но, между прочим, за ударный труд им могли втрое уменьшить срок заключения. Так что они работали не за «спасибо», а за свою свободу. Кроме того, над восстановлением страны трудились 2 миллиона немецких и прочих военнопленных.

Но основной силой все же были 10 миллионов демобилизованных, которых после возвращения с фронта направили на стройки. А если к ним прибавить несколько миллионов других гражданских лиц, то общий процент участия заключенных становится ничтожно малым.

Уже позднее в начале 70-х годов в рамках институтской производственной практики мне удалось несколько месяцев поработать в одной из сибирских молодежных газет. Победные реляции о производственных успехах на знаковых стройках Сибири тех лет меня не очень интересовали, но очень хотелось познакомиться с теми людьми, и прежде всего молодыми парнями и девчонками, которые поменяли уют городских квартир на суровые сибирские условия, жизнь в палатках и времянках-общежитиях.

Мне повстречались разные люди – и бывшие уголовники, и шайки, как их тогда называли, БИЧей, (что иронично расшифровывалось как «бывший интеллигентный человек»), то есть наркоманов и алкоголиков. Но все же в памяти прежде всего остались светлые лица и горящие глаза ребят, которые были немногим старше меня, но без преувеличения можно сказать, что именно они творили великие дела тех лет. И таких было подавляющее большинство. Они были сыновьями и дочерями тех, кто восстанавливал страну после войны. Патриотами в России не становятся, ими рождаются!

Восстанавливая свою страну, СССР гигантские средства тратил на поддержку вошедших в его орбиту стран Восточной Европы. Взять хотя бы ту же Польшу – нашего давнего главного «заклятого» соседа. Уже в январе 1945 года после освобождения Варшавы ее населению были отправлены 60 тыс. тонн хлеба, 1,5 тыс. центнеров подсолнечного масла, 1 тыс. центнеров сахара и так далее. Причем безвозмездно, то есть даром.

Половина Варшавы была восстановлена из поставленных Польше советских стройматериалов, хотя сам СССР испытывал их острую нехватку для собственных строек. В целом СССР была оказана безвозмездная помощь Польше стоимостью более 30 миллиардов долларов США в сегодняшних ценах.

Именно благодаря финансовой поддержке Москвы было обеспечено быстрое восстановление и других восточноевропейских стран. А о том, что ускоренное развитие прибалтийских стран осуществлялось за счет сокращения дотаций другим советским республикам даже как-то и вспоминать не хочется. Не в коня корм, как говорится.

Можно только искренне сожалеть, что нынешнее политическое руководство этих стран забыло – или делает вид, будто забыло, – что большая часть и поныне действующих там производственных, транспортных и энергетических мощностей была создана исключительно СССР или с его помощью. И это, не говоря уже о строительстве крупнейшего в мире нефтепровода «Дружба» протяженностью свыше 4,5 тыс. км в Венгрию, Германию, Польшу и Чехословакию.

То, что сегодня большинство из бывших стран соцлагеря оказались в списке так называемых «недружественных государств» - огромный провал российской внешней политики конца прошлого и начала этого века. Да, конечно, в нашей общей истории были и такие страницы, о которых не очень хочется вспоминать, хотя о них и надо помнить. Но все же хорошего в нашем прошлом было гораздо больше. И я, будучи оптимистом, уверен, что рано или поздно политический флюгер повернется в другую сторону и между Россией и странами Восточной Европы восстановятся добрососедские отношения, а, возможно, и новый альянс равноправных свободных государств.

Михаил Беглов

Подписывайтесь на Телеграм-каналы Института РУССТРАТ и его директора Елены Паниной!