Люся, Коля и неудачная шутка

06.04.2018

Пос­ле окон­ча­ния уни­вер­си­тета, в сен­тябре 1982 го­да, ме­ня рас­пре­дели­ли на «поч­то­вый ящик». Кто не зна­ет, так шиф­ро­вали от су­пос­та­та НИИ и за­воды, так или ина­че свя­зан­ные с обо­рон­кой. С сот­рудни­ком на­шего от­де­ла Ни­кола­ем Алек­сан­дро­вичем Алек­сан­дро­вым (уда­рение на «о») я поз­на­комил­ся че­рез па­ру ме­сяцев на оче­ред­ной строй­ке или овощ­ной ба­зе. В ста­тусе «мо­лодо­го спе­ци­алис­та» я про­шёл их без счё­та. За те нем­но­гие дни, ко­торые я про­водил в НИИ за сво­им ра­бочим сто­лом, я ус­пел вы­делить Ни­колая Алек­сан­дро­вича из чис­ла дру­гих сос­лу­жив­цев.

От­ли­чал его пос­то­ян­ный по­зитив и ка­кое-то ги­пер­тро­фиро­ван­ное чувс­тво юмо­ра. Для ред­колле­гии стен­га­зеты он мог, про­ходя ми­мо, из жа­лос­ти, на­кидать столь­ко идей и шу­ток, что по­том по­лови­на ин­сти­тута со­вер­ша­ла па­лом­ни­чес­тво в наш от­дел, что­бы пор­жать в го­лос. Жен­щи­ны пос­то­ян­но та­щили ему в по­чин­ку до­маш­ние бы­товые при­боры, су­моч­ки с отор­вавши­мися руч­ка­ми и сло­ман­ны­ми мол­ни­ями. Ска­зать, что они его обо­жали, это не ска­зать ни­чего. Он от­ве­чал им тем же, но бы­ла у не­го и дру­гая «все­пог­ло­ща­ющая страсть» — спирт как та­ковой и лю­бые спир­то­содер­жа­щие жид­кости в час­тнос­ти. В те го­ды они в ма­гази­нах по­яв­ля­лись край­не ред­ко, боль­шей частью на­кану­не праз­дни­ков, а по­том опять пе­рехо­дили в раз­ряд де­фици­та. Эта при­вязан­ность смот­ре­лась нес­коль­ко стран­но, по­тому что, по его собс­твен­но­му вы­раже­нию, был он ин­ва­лидом «пя­той груп­пы», так как в гра­фе на­ци­ональ­ность пи­сал «ДА». Как у Дов­ла­това: «Все ду­мали — ев­рей, а ока­зал­ся пь­ющим че­лове­ком». При этом сва­лить его не мог­ла да­же смер­тель­ная до­за; в гла­зах ок­ру­жа­ющих он выг­ля­дел прос­то под «лег­ким гра­дусом».

Все мы вре­мя от вре­мени ста­нови­лись ге­ро­ями его ро­зыг­ры­шей, ко­торые по­том, в ви­де фоль­кло­ра, гу­ляли по ин­сти­тут­ским ко­ридо­рам и ку­рил­кам. Но од­нажды Алек­сан­дров сам стал ге­ро­ем и, од­новре­мен­но, жер­твой собс­твен­ной шут­ки.

Как-то уж сов­сем не в сол­нечный день он явил­ся на ра­боту в тём­ных оч­ках, ко­торые ско­рее под­чёрки­вали, не­жели скры­вали вну­шитель­ных раз­ме­ров си­няк под ле­вым гла­зом. Бли­же к обе­ду ста­ла из­вес­тна и, собс­твен­но, ис­то­рия.

В пред­шес­тву­ющую ночь Ни­колаю Алек­сан­дро­вичу со­вер­шенно не спа­лось. Же­на уже пох­ра­пыва­ла спра­ва от не­го (то, что она бы­ла спра­ва и жен­щи­ной бы­ла круп­ной и фи­зичес­ки креп­кой, сыг­ра­ло по­том ро­ковую роль). Две взрос­лые до­чери уже бы­ли за­мужем и жи­ли от­дель­но, по­гово­рить бы­ло ре­шитель­но не с кем. Ле­жать, гля­дя в тём­ный по­толок, бы­ло скуч­но. Лег­ко тро­нув же­ну за пле­чо, он спро­сил: «Лю­ся, не спишь?» Лю­ся толь­ко дёр­ну­ла пле­чом, что оз­на­чало — от­стань. Тог­да го­лосом, пол­ным тра­гиз­ма и рас­ка­яния од­новре­мен­но, он про­из­нёс: «Я не мо­гу с этим жить, не мо­гу так дол­го те­бя об­ма­нывать. Я дол­жен был это ска­зать те­бе дав­но, но бо­ял­ся». Пох­ра­пыва­ние спра­ва прек­ра­тилось, из че­го Ни­колай Алек­сан­дро­вич сде­лал пра­виль­ный вы­вод, что у не­го по­явил­ся вни­матель­ный слу­шатель. Ещё раз, го­рес­тно вздох­нув, он вы­дал: «На­ша вто­рая дочь не от те­бя!» С кри­ком: «Ко­бель! Ког­да ты уже на­гуля­ешь­ся!!!» Лю­ся, раз­вернув­шись как пру­жина, вре­зала му­жу на­от­машь с пра­вой.

Че­рез па­ру ми­нут, уже на кух­не, пы­та­ясь ос­та­новить иду­щую из раз­би­того но­са кровь, Алек­сан­дров ус­лы­шал, как бур­ные и бе­зутеш­ные ры­дания, до­носив­ши­еся из спаль­ни, вне­зап­но прек­ра­тились. По­том выш­ла Лю­ся, дос­та­ла из хо­лодиль­ни­ка за­моро­жен­ную ку­рицу и вру­чила её му­жу, со сло­вами: «На, при­ложи, что­бы си­няка не бы­ло».

По его собс­твен­но­му сви­детель­ству, Алек­сан­дров пос­ле зас­нул, как ре­бёнок, а Лю­ся от чувс­тва ви­ны во­роча­лась до ут­ра.

Ис­то­рия взя­та из интернета

Вам понравилась эта история? Ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал! Будет еще больше интересных публикаций!

© Русские Байки. 2018