Как нас касается притча о мытаре и фарисее?

Неделя о мытаре и фарисее — это первое из четырёх воскресений, с которого начинается подготовка к Великому посту. Впереди неделя о блудном сыне, неделя Мясопустная, неделя Сыропустная (Масленица). Именно в неделю о мытаре и фарисее в Богослужении начинается использование Постной Триоди. Также эта неделя посвящена известной евангельской притче о мытаре и фарисее. Об этой притче сегодня размышляет настоятель храма св. влмчч. Димитрия Солунского в х. Новонекрасовский иерей Глеб Бобков.

Мытарь и фарисей
Мытарь и фарисей

------------

Днесь Святая Церковь начинает подготовку к Великому посту чтением Святого Евангелия притчей о мытаре и фарисее. Господь в этой притче рассказывает о том, что два человека зашли в храм помолиться. Фарисей своей молитвой начал благодарить Бога за то, что он не такой, как прочие человецы — прелюбодеи и грешницы, или как этот мытарь, который вместе с ним зашёл в церковь. Что он соблюдает Закон Божий и все заповеди, даёт десятину Богу и чтит субботы. А мытарь в простоте молился Богу с сокрушением сердца, простыми словами:

Боже, милостив буди мне грешному.

И Христос нам сказал, что последний вышел из храма более оправданным, чем фарисей, потому что «всяк возносяися смирится, а смиряяи себе вознесется». А как нас касается эта притча? А не фарисействуем ли мы?

------------

«Мы, старообрядцы, всё соблюдаем! Мы, старообрядцы, сохранили дораскольное православие, мы Бога почитаем, мы правильно молимся, мы благодарим Тебя, Господи, что мы не такие, как эти никонияшки и прочие католики с протестантами и разными баптистами».

------------

А что на самом деле?

А полностью ли мы соблюдаем правила Святых Апостол, семи вселенских и девяти поместных Соборов и Святых отец? — Нет. А как насчет Стоглавого Собора? — Тоже не всегда и не во всем. Так что наше православие не такое уж и дораскольное.

Рассмотрим, например, одно простое и касающееся всех христиан дело. Церковные требы. Точнее, цены на них. В некоторых наших приходах висят прейскуранты: Крещение — столько-то, Венчание еще сколько-то и так далее. А что на эту тему говорят правила? 23 правило Шестого Вселенского Собора:

Никто из епископов, или пресвитеров, или диаконов, преподая пречистое причастие, да не требует от причащающагося за таковое причащение денег, или чего инаго. Ибо благодать не продаема и мы не за деньги преподаем освящение Духа, но неухищренно должно преподавать оное достойным сего дара. Если же кто из числящихся в клире усмотрен будет требующим какого-либо рода воздаяния от того, кому преподает пречистое причастие: да будет извержен, яко ревнитель Симонова заблуждения и коварства.

И Зонара толкует сие правило:

Это правило возбраняет тем, которые преподают людям божественныя и страшныя таинства, требовать от приемлющих денег, или чего-нибудь другого; ибо, говорит, благодать не продается, и освящение не за деньги преподается, но даром разделяется достойным. А кто требует от приемлющих чего-нибудь, хотя бы самого малого, тот должен быть извержен, как ревнитель Симонова заблуждения и коварства; ибо он искал, чтобы продана была ему за деньги благодать Духа.

Мы, христиане, знаем, что Таинства так называются потому, что таинственным образом их совершает Дух Святой. Священнослужители только молятся, а тайнодействие совершает Бог. А если совершает таинства Бог, то есть ли право у священника и Церкви назначать цену и требовать деньги за их совершения? И если Христос сказал апостолам:

Туне приясте, туне и дадите!

Но могут ли преемники апостолов назначать цены за требы?

Да, многие у нас говорят:

Само таинство у нас бесплатно, но вот сопутствующие моменты… Вы обязаны купить столько-то свечей, пожертвовать столько-то денег на необходимые вещи и так далее…

Но чем это отличается от назначения цены? И назвать это иначе чем торговлей благодатию Святого Духа трудно. И если в таком важном деле некоторые наши общины позволяют себе вольности, то как мы можем говорить о соблюдении правил, о дораскольном благочестии, об истинном православии? И если мы говорим о том, что соблюдаем дораскольное православное благочестие, свято и строго храним древние уставы и правила, то чем мы отличаемся от фарисеев? Давайте вспомним, чья наша вера. Она наша или чья-то? Апостол Павел говорит:

И сие не от нас — Божии дар!

И даже если мы что-то делаем правильно, то всё равно мы рабы неключимые, ничего же более от повеленного нам сотворшии. Мы сосуды скудельныя, несущие в себе сокровище веры Божией только Божиим попущением, и нельзя это забывать, а уж тем более гордиться этим!

Наша вера — не от нас! Она — Божий дар!

---

Сайт Русская вера