2091 subscriber

Борис КОЛЕСОВ. Станет ли шофёр Бережков первым?

У шофера Бережкова, возившего на грузовике всякое разное для деревень района, хватало проблем на местных грунтовках. «Кто бы мне помог на сей день?» — чередой шли его мысли. А тут как раз Меховушка — чертик, что висел перед ветровым стеклом — вдруг проведал о селянских друзьях шофера. И тако же заволновался он, задергался на прыгучей резинке: Иван для деревенских старается! нет у меня причинности желать ему плохого! тогда пусть будет ему заслуженная удача! Когда водитель грузовика, Васька-тяжеловоза, не желает подводить сеятелей, полеводов, разве теперь непременному пассажиру, этому резвому чертику, смотрителю-гляделке, не захочется в немедленности того же? Н, если не сдается Бережков, преодолевает дорожные трудности, пусть оно так и случается.

Хотел того Иван или не хотел, но только вскоре пошла о нем слава. И не черепашьим сонным шагом. Она понеслась, полетела, словно получила сильные крылья прудовых уток, которых в озерном краю не пересчитать. Вкоре стали в округе поговаривать: какой хороший водитель! непривередливый и добросовестный завсегда! Это среди шоферов такой пошел слух, а в деревнях толковали по-иному. Там выражались подробней. Примерно так: «Когда у человека совесть имеется, то и получается — он добрый. Не кобенится, потому что не привереда. Настоящий свойский мужик. Не пропасть нам с ним. И дом починишь, и поле урожайное не забросишь. Будет земледельцу все, что надо».

А потом приключилось то, что стало почище славы. Подошел к нему однажды начальник автобазы. Удивительными оказались его слова: «Бережков! Ведь твой автомобиль выглядит неплохо, что ни сутки — он в обязательной исправности. Колеса накачены, и кузов подрессорен, и клапана моторные не стучат по-дурному.

— Зачем ему смотреться неспособным? Васек-тяжеловоз хоть сейчас готов в ответственный рейс, — ответствовал шофер.

— Должен сказать: ты на колдобинах тормозишь вовремя. Не бьешь машину.

— Стараюсь. Почему ее бить? Она у меня хорошая.

— Есть у тебя, значит, таковское право, чтобы участвовать в соревнованиях. Готовься. Поедешь на днях.

Дотошный человек, начальник автобазы говорит одно, Иван же ладит иное, более скромное: «Что ж там? Не обойдутся без меня?»

— Гонщиков будет много. Но я так полагаю: ты чемпион от рождения. И потому обязан ехать, куда я сказал. Станем мы победителями.

— Не справлюсь, рессора меня приласкай.

— Совладаешь.

— Я ведь не гонщик. Не приучен заниматься обгонялками. Только в рессорах и разбираюсь.

Одну бровь приподнял человек, шибко на автобазе ответственный. Посмотрел на водителя грузовика повнимательней. Тот ли здесь водитель, о котором знают местные деревни?

Убедился, что Бережков никуда не исчез. Тогда внимательный начальник, поднявший бровь, другую опустил и заявил:

— Чем шофера хуже поваров? А ведь нынче повара повсеместно борются за звание лучшего. Варят у них головы. И вот теперь доложи: у тебя — как?

— Что?

— Сварила сей момент голова поварской молочный суп? Кашу? Харчо? — А как же?! Будучи шофером Васька-грузовика, всё после ответственных слов понял.

И оказался Бережков на гонках.

Они собрали шоферов со всей страны. Много дней шли соревнования — «гонялись» водители грузовиков лихо. И позволяли себе не очень-то притормаживать на колдобинах.

Ух, отчаянные тут порядки! Если какому-нибудь гражданину желается проведать, какие они, то именно вот такие: кто не выиграл, тот в немедленности проиграл. Что превыше третьего призового места? Только второе тогда станется.

Борис КОЛЕСОВ. Станет ли шофёр Бережков первым?
Борис КОЛЕСОВ. Станет ли шофёр Бережков первым?

А почетнее второго — первое и лишь первое! Чемпионское звание, которое и честное, и распрекрасно высокое. Когда поздравляют победителей, кто всегда стоит выше всех? Уважаемый всеми умелец, трудяга-чемпион, способный преодолевать дорожные трудности.

Прежде, чем стать победителем, нужно выиграть соревнования. Водителям грузовиков приготовлены разные сюрпризы. Если ты солидный шофер, тебя ничто не застанет врасплох. И от сюрприза увернешься, и не забудешь крепко нажимать на педаль газа.

Здесь на трассе каждый крутой поворот — это гонщику тот еще подарочек! Того и гляди вылетишь с дороги куда-нибудь. На обочину или подальше. Пусть не в гости к медведям попадешь, но очутишься на бобах. Уж точнее точного: скорость утеряешь вместе с хорошим настроением.

На гонках есть такая подарочная штука. Разрешается вам, быстрые водители, перестать газовать! Заверните вот сюда, на асфальтовую площадку! Покажите, как умеете крутить рулем и выписывать кренделя колесами. Кто точнее проедет, лучше изобразит какую-нибудь восьмерку, тот наберет больше победных очков. Так вот получается: грузовик вам не фигурист на коньках, однако и ему — знай выписывай фигуры. Идут соревнования, ничего не поделаешь. Пусть показывают шофера свой класс. Васек-тяжеловоз у Бережкова исправно газовал на дороге. Нужные пробежки у него были неплохие. Не задержался он в пути, не утерял ни часов, ни минуток. И фигуры изображал он на асфальте не хуже многих. Счет очков рос и рос. От других не отставал. Но всё же первым в гонке, сказать необходимо прямо, не был пока что Иван.

Что приключилось, то приключилось: у шофера Ивана Бережкова, которому в автомобильных гонках доверили участвовать, нынче — известные трудности. Положено им возникать в точности, ему положено заострить внимание, рулить, не сдаваться. Раз нужно проверить грузовики на ловкость и выносливость, подыскали им подходящий проселочек. С буграми, а также с канавами. Иван, конечно, поднажал. Тут уж грузовик его, Васек-тяжеловоз, тоже поднажал — вспомнил свои сельские путешествия, в полном согласии начал выбиваться в победители. Только вот еще бы чуточку поприбавить очков! И уж тогда…

«Эх, превратиться бы моей машине в ракету! — размышлял Иван. — Поспевал бы я везде. Всюду первым стал». Но вскоре он вздохнул и стал думать по-другому: «Не получится. Возьмут водители и тоже пересядут на ракеты». Пришлось дать укорот мечтаниям. Посиживая в кабине, глядел он через боковое стекло на автомобили, что были неподалеку, и самого себя молча убеждал: «Нет, побеждать надо по-честному!»

Тогда вопрос — мог Иван всё же стать чемпионом? Ответ был простой: это не исключалось. Кому-кому, но деревенскому шоферу не привыкать к трудным дорогам. Ваську-тяжеловозу не заново учиться, чтобы гонять по ямам с водой. По сумрачным ельникам, подтопленным лугам и через лесные ручьи.

Что ж, надо вспомнить и шоферу, и грузовику всё, чему научились раньше. Это ж такая надежная школа, когда ездишь от села к селу каждый день, а то и сутки напролет!

Вспоминай Иван и крепись. Проселочные дороги! Уж очень они учебные! Вот едешь ты по осенней слякоти. Не миновать грузовику предзимних дождей, потому что Ваську-тяжеловозу подарены с рождения все времена года. Летят из-под колес черные фонтаны, а водитель нисколько не плошай. Не бойся глубоких луж и скользких глинистых бугров.

А своим порядком зима объявляется? Как случилось морозное белое время, снова рули уверенней. Снегопад не снегопад — тоже не бойся, ничуть не тушуйся. Знай рули, пробивайся через заносы.

Разве ты, Иван, отступал когда в бураны и метели? Нет, есть у тебя надежный опыт. Он ведь не легкокрылая птица. Не вот тебе внезапно упорхнул, сгинул за горизонтом. Вспоминаешь осень, зиму? Вспомни заодно весенние разливы лесных речушек.

Бывало, что полая вода возьмет и отрежет машину от деревни отчаянным разливом. Ехал, ехал — надеялся переночевать в тепле, уюте. А когда такая незадача? Оставайся, значит, кимарить где-нибудь среди неудобья. К примеру, на островке, заросшем ивняком.Ведь не тряслись у тебя поджилки, шофер! Глядел молодцом и чихал на все половодные незадачи.

Ты что делал? Искал брод, ухитрялся объезжать болотные ловушки, глинистые провалы. Прорывался на машине через густые заросли.

Вот и крепись, Бережков, со своим Васьком-тяжеловозом. На соревнованиях также надо уметь ездить и решать хитрые задачки, рессора им в печенку! Ты ведь не собираешься отступать? Убираться куда-нибудь в тихую сторонку водитель не собирался, а думал соревноваться как раз понадежней, покрепче. Очень солидно себе думал, и продолжал неутомимо крутить рулем, не забывая нажимать на педаль газа. Счет победным очкам рос. В гонке Иван был уже третьим. А если поднажать? Ладно, может случиться такое дело.

Ширил глаза Бережков, где надо узил, при всем том не унывал. Оттого всё удавалось ему как нельзя лучше. Он даже начал загадывать насчет призового местечка.

Размышлял так: «Когда ты, к примеру, третий. Что делать тебе дальше? Только это — посматривать вверх, на второе место. Да что там?! Мне бы не помешало и первое!»

Тем временем соревнования подходили к концу. Наступил день последний, очень важный, решающий. До того решающий — вынь да положь. В том смысле вынь, что достаньте из коробочки высокую награду и отдайте ее чемпиону, поскольку среди водителей он лучший из лучших. Волноваться Иван волновался, но и не позволял себе заблудиться в переживаниях. Мастерской повадки не терял. Никуда убегать нельзя спокойствию! Сиди, шофер, тихо в кабине. Сегодня, чтоб стало тебе известно, никому не нужно гнать машину сломя голову. Нет нужды лихо крутить рулем, объезжая препятствия.

На сей час потребно что именно ? Спокойствие и только мастеровитое спокойствие: всего-то надо проехать по чистому ровному шоссе. От города к другому городу. Тогда в чем хитрость соревнования? По сегодняшним правилам водители на всем пути должны держать постоянную скорость. Восемьдесять километров в час. Нажал на педаль газа — и катись, уважаемый гонщик, постоянно вперед. Ветер может дуть хоть справа, хоть слева. Даже - в лоб. А тебе не дозволяется снижать скорость. Увеличивать также не смей.

Тут судьи строгие. Мигом насчитают тебе кучу штрафных очков. Выйдет у гонщика форменный пшик. Выехал на трассу, готовясь получить чемпионское звание. Приехал вторым или третьим. А то и вовсе не получил никакой награды.

Молодец будет тогда настоящим молодцом, когда станет пристально, очень внимательно поглядывать на приборы. Без этого шоферам нельзя в любой день. На соревнованиях — в особенности. Нажал Бережков на педаль. Покатил. Ветерок подлетал к Ваську-тяжеловозу и справа, и слева. Грузовик на таковские настырные выкрутасы лишь попыхивал дымком. Иногда тише, иногда громче рокотал мотор. Ивану восемьдесять километров в час вынь да положь. Он ведь не против чемпионского звания, понимать надо. И в соответствии с этими неожиданно хитрыми обстоятельствами поджидала водителя уж таковская незадача, что хуже некуда. Ничего не поделаешь — поберегись водитель, коль рвешься к месту, блистательно первому, столь заветному! Идет, значит, новый круг состязаний.

Журнал Русская жизнь