Секс и Пушкин

Вчера тут прочитал:

"Будем думать и рассуждать, пока в плане гипотезы — кем заменить Пушкина в школьной программе. Зачем? А вот если честно подумать — зачем он там сдался?".


Я думаю, надо мыслить шире. Что нам Пушкин? Давайте подумаем, чем заменить секс в жизненной программе!

А ведь я серьезно. Пушкин — это не просто поэт 1799—1837, не просто тьма памятников и всяческой топонимики, учреждений, книг и картин, легенд, анекдотов, поговорок, основ для спектаклей и фильмов (хотя этого уже достаточно, чтобы изучать в школе).

Пушкин — это язык поэзии и прозы. Пушкин — это организация культурного пространства. До Пушкина и после Пушкина. В традиции Пушкина — вне традиции Пушкина. Пушкин — порождающая модель русской этики и эстетики, матрица парадоксальных сочетаний (интимные страсти и империализм, патриотизм и западничество, сочувствие униженным и преклонение перед безличной мощью государства, бесстыдный атеизм и проникновенная религиозность) — в каковой матрице мы с вами и существуем уже скоро 200 лет.

Если из русской литературы вынуть Некрасова или Тургенева, то все, в общем-то, останется как было (при всей моей любви к этим авторам). Но если вынуть Пушкина — останется в прозе Крестовский, а в поэзии — Надсон. "Петербургские тайны". "Пусть арфа сломана, аккорд еще рыдает". Спасибо.

Да, Пушкин в нашей культуре — как секс в нашей жизни. Секс — это ведь не только потрахаться. И даже не только деторождение, что само по себе немаловажно. Секс — это драйв политики, науки и культуры. Это взаимоотношения людей, далекие от койки и роддома. Секс — это одежда и мода, то есть огромные отрасли промышленности, начиная от текстильной. Это даже планирование квартир и производство мебели и куча всего прочего, сами додумаете.

Так что не будем отказываться ни от Пушкина, ни от секса. Себе дороже обойдется.

Denis DRAGUNSKY