Оскар Кокошка. Еще одна игра в куклы

И все опять началось с любви. Однажды молодой австрийский художник чешского происхождения Оскар Кокошка (1886-1980) в доме австрийского художника Карла Молля был представлен его падчерице Альме Малер. "Она меня околдовала!", - вспоминает Оскар Кокошка позже. Да, он влюбился. Сразу и неистово.

Альма не была очаровательной и наивной девушкой. К тому времени ей было далеко за тридцать. Она была вдовой, имела двоих детей и множество любовников. Но разве семилетняя разница в возрасте может стать помехой для любви?

Их отношения напоминали бурю, выматывавшую и беспощадную. Уже в пожилом возрасте Альма вспоминала: «Мы постоянно занимались любовью. Когда случались перерывы, Оскар рисовал меня». За год, что они провели вместе, Кокошка написал сотню портретов Альмы, обнаженной, спящей, сексуальной, манящей, колени Альмы, руки Альмы.

Возлюбленные, 1913
Возлюбленные, 1913
Альма Малер, 1912
Альма Малер, 1912
Двойной портрет, 1913
Двойной портрет, 1913

Одной из самых важных картин стала картина "Невеста ветра" (1913), название которой придумал поэт Георг Тракль, часто бывавший в это время в мастерской художника.

Невеста ветра, 1914
Невеста ветра, 1914

Говорят, что вначале Оскар Кокошка измерил кровать Альмы Малер, потом вырезал холст такого же размера, смешал краски и начал писать на нем свою самую важную картину. А важной для него она была потому, что он думал: если он создаст настоящий шедевр, Альма выйдет за него замуж.

Она не вышла. Безумный художник (а Кокошка был таким) развлекал ее, но чтобы стать его женой, матерью его детей, нет!, Альма не хотела. Они расстались, и больше никогда не встречались.

Но на этом история не закончилась. В июле 1918 года Оскар озадачил мюнхенскую художницу Гермину Моос странным заказом. Ему нужна кукла, похожая на настоящую женщину — вполне определенную женщину.

В Мюнхен полетели письма с подробными инструкциями: «Прошу вас, уделите особое внимание изгибам женского тела. Они должны быть такими, чтобы, гладя их, я испытывал наслаждение… Возможно ли, чтобы у куклы открывался рот и в нем были зубы и язык? Надеюсь на вас!»

Гермина Моос со своим творением – куклой для Кокошки
Гермина Моос со своим творением – куклой для Кокошки

За пару месяцев до прибытия куклы Кокошка потратил приличную сумму на ее гардероб: платья и кружевное нижнее бель­е были заказаны им в Париже. И вот весной 1919 года кукла прибыла, однако Кокошку постигло разочарование. В письме Гермине Моос он писал: «Едва ли ее кожа так же нежна и тонка, как кожа настоящей женщины!» Кроме того, кукла была набита пухом, что осложняло процесс одевания. «Натянуть на нее чулок так же невозможно, как просить парижскую танцовщицу вальсировать с медведем!» — негодовал художник. Тем не менее Кокошке все же удалось нарядить куклу, после чего в компании безмолвной спутницы он стал посещать все светские мероприятия Вены.

Автопортрет с куклой, 1922
Автопортрет с куклой, 1922

Но увы, кукла так и не удовлетворила Оскара Кокошку. Ни морально, ни сексуально. И тогда состоялась "казнь" куклы. Вот как он сам это описывает : "Я нанял оркестр… Венецианская куртизанка, с которой я был близок, одетая в плать­е с глубоким декольте, настаивала, чтобы я вынес куклу. Она жутко ревновала к моей набитой пухом Альме и все спрашивала, спал ли я с ней. Мой друг принес-таки куклу и даже провел ее перед всей компанией на манер современных показов мод. Под занавес вечеринки мы отрубили кукле голову, и я разбил об эту голову бутылку красного вина. Как же мы напились!".

Вот такая безумная история о безумном художнике, который так и не нашел счастья со своей Галатеей.