Портрет с открытки. Донна Изабель де Порсель

Одним из сильных  впечатлений моего детства было знакомство с картиной Франсиско Гойи « Сон разума рождает чудовищ». Я не могла оторваться от этой картины, боясь её и восхищаясь. И долгое время после этого Франсиско Гойю я представляла этаким безумным художником, тесно связывая его имя только со знаменитой серией «Капричос».

Но ведь Гойя вошел в историю не только благодаря сюрреалистическим картинам. Гойя – прекрасный портретист, создавший целую галерею портретов современников. Портреты составляют почти половину всего наследия Гойи.

В моей коллекции открыток несколько женских портретов, написанных художником в разные периоды его жизни. Сегодня я хочу рассказать об одной.

Это портрет донны Изабель де Порсель.  Портрет написан маслом на холсте размером 82 × 54,6 см  в 1804-1805 годах, и хранится в Национальной галерее в Лондоне в зале № 39. На него невозможно не обратить внимание. Один из самых красивых женских портретов Национальной галереи. Похвастаюсь – я его видела! Как считают некоторые исследователи, в этом портрете Гойя раскрыл собственные представления о вечной молодости и женственности.

Кто же эта донна Изабель де Порсель? К сожалению, о ней известно совсем немного.
Известно, что была она женой испанского политика Антонио де Порселя, рядом с домом которого Франсиско Гойя жил в Мадриде. Видимо художник был вхож в дом политика. Ведь в это же время был написан и парный портрет Антонио де Порселя. К сожалению, до настоящего время он не сохранился. В 1953 году портрет погиб во время пожара музея в Буэнос-Айресе, где он хранился.


Изабель де Порсель родилась в 1780 году в городе Ронда в Андалузии. В 1802 году Изабель вышла замуж за  Антонио де Порселя. Тому ко времени женитьбы было уже 46 лет. Он был вдовцом, имел шестерых детей от первого брака. У них была большая разница в возрасте (24 года!), но родственники Изабель считали, что партия получилась удачной. Совместно у супругов де Порсель родилось четверо детей. Умерла Изабель де Порсель в 1842 году, пережив мужа на десять лет.
Всего лишь несколько скупых строк биографии. Мы ничего не знаем о ней. Как жила? О чем мечтала? Была ли счастлива? Кто бы помнил об этой женщине столько времени, если бы не портрет Гойи?

Только благодаря ему, мы и сейчас можем любоваться красотой этой женщины. Приятный овал лица, чувственный рот, аккуратные уши, светло-русые волосы и, конечно, потрясающие глаза. Некоторые исследователи-искусствоведы считают портрет невероятно эротичным, предполагают, что отношение Гойи к Изабель де Порсель выходили за рамки простых отношений между художником и моделью. Открытая, сладострастная красота женщины неприкрыта, хотя, на первый взгляд,  все прилично и целомудренно.

На портрете Изабель де Порсель предстает перед нами в одежде махи. Маха – излюбленный образ в творчестве Франсиско Гойи. Вообще-то, махо – это представители низших классов общества, своим видом и манерой поведения выражающие презрение высшему обществу Мадрида. Но в 18 веке мода  махо распространилась среди знати и даже дошла до королевского двора. Высокородные дворянки копировали наряды простолюдинок, считая их как бы символом Испании. Конечно, на другом уровне, из других материалов и совсем с другими украшениями. Но и в нарядах знати присутствовали обязательные для махи белая рубашка, высоко, под грудью, подвязанный корсет и, конечно, мантилья – черная кружевная накидка.

Поза женщины на портрете тоже чисто «испанская», как бы переплетается с танцем фламенко - левая рука согнута в локте и упирается в бедро, тогда как торс и голова резко повернуты в противоположном направлении. Одним из уникальных аспектов этой картины является то, что женщина смотрит на левую сторону зрителя, а не на него, что характерно для большинства картин Гойи.

Известно, что Лондонская Национальная галерея купила портрет донны Изабель де Порсель в июне 1896 года примерно за 404 фунтов. То, что на портрете изображена сама Изабель де Порсель, тоже не вызывает сомнения – на обратной стороне полотна об этом имеется надпись. А вот то, что портрет принадлежит именно кисти Франсиско Гойи, среди специалистов вызывает до сих пор  споры.  Имеется мнение, что портрет донны Изабель де Порсель прописан не с той особой тщательностью и наличием мелких деталей, чем всегда отличались подлинные портреты Гойи.


К тому же во время реставрации портрета рентгеновское исследование выявило, что сам портрет написан поверх изображения некоего человека в военной форме, который не был признан работой Франциско Гойи. Вот тут и возникает вопрос: почему Гойя для портрета жены богатого заказчика (тем более своего хорошего приятеля) использовал вторичный холст, к тому же чужой?

Загадки имеются, и будут ли они когда-нибудь разгаданы, неизвестно. Но это, по большому счету, не так уж и важно. Есть портрет красивой женщины, и созерцание его дает наслаждение уже ни одному поколению.

Надо признать, что не каждая картина (пусть и известного живописца) удостоена чести быть изданной на почтовых марках. А вот портрет  донны Изабель де Порсель. украшает марки.

Закончить рассказ о портрете хочу стихами Елены Яриной

Женский образ доньи Исабель.
Гордость ей присуща и волненье,
Истинной испанки де Порсель,
Темперамент яркий - восхищенье.

Розовое платье,  кружева.
Маха настоящая, природа.
Стать, характер, образ, голова
Девушки-испанки из народа.

Волосы  подобраны вверху,
Рыжие на лоб спадают пряди,
Остановит лошадь на скаку,
Сила притяжения во взгляде.

Широко раскрытые глаза
Сами вам заглядывают в душу.
Знайте: эта девушка – гроза…
Только будет сердце свое слушать.

Донья, донья, донья Исабель
Кобос де Порсель – живой чертенок!
Нос прямой, а губы – карамель,
И румянец, подбородок тонок.

Руки – нежно-белых два крыла,
Как струна гибка, но так спесива.
И она на танец позвала,
А танцует, боже, как красиво!

Вот сейчас она сорвется в пляс
Всей испанской удалью с размахом.
Каблучков – стаккато- перепляс
Горожанки- по-испански-маха…