Послушала сына теперь сижу в доме престарелых.

06.04.2018

Как я докатилась до такой жизни, даже и не знаю. Сижу, вот теперь в доме престарелых. И со слезами на глазах, вспоминаю былую жизнь. А была у меня своя однокомнатная квартира, в которой жила с сыном. Да сама я во всем виновата, и ни кто больше, сына с невесткой послушала, вот и сижу теперь тут. Сын мой женился поздно, в 34 года. Выбирал себе хорошую жену, чтобы хозяйственная была. Вот женился, а жить не где. Работает он младшим бухгалтером, зарабатывает не много, снимать квартиру не потянет, а об ипотеке вообще речи быть не могло.

Ни один банк с такой зарплатой как у него не одобрит выдачу таких денег. Он нашел выход. Привел свою, новоиспеченную, супругу в нашу квартиру. Стали мы жить втроем в однокомнатной квартире. Его жена, Настя, быстро в ней освоилась. Освободила на кухне для себя место в шкафчике, спать стала на моей большой кровати. Ну, а я, что я, пошла жить на кушетке, на кухне. Нет, вы не подумайте, нас всех, все устраивало, они в комнате, я тихонько на кухне. И все было отлично. Так мы жили 5 лет. Сын не хотел ребенка, все сомневался, но Настя сказала, либо рожаю, либо разводимся. Ну, в общем, сын решился и Настя забеременела.

Так они родили чудесного мальчика, Никиту. Я как могла, помогала невестке с малышом. Вскоре он начал бегать, кричать, шуметь. Настя начала возмущаться, что им тесно в такой квартире, что нет ей покою. В комнате Никита бегает, ее достает, а на кухне я ей мешать стала. И так она ныла каждый вечер на ухо моему сыну. Живем, говорит, как в коммунальной квартире, достало все. И по свое нытье пропихнула моему сыну, идею о престарелом доме. Там же, говорит, хорошо, уютно, подруг себе найдет на старости лет. Да и платить не много надо, всего 8 тысяч, будут из ее пенсии вычитать, еще и ей останется, а остальным будет обеспечивать государство.

Сыну такая идея пришлась по душе. Он начал меня уговаривать, показал рекламу одного из таких домов, в интернете. Там тебе мама, говорят, хорошо будет, нормальные условия, уход, питание, есть врачи, мы тебя навещать будем. Ну, а если не понравиться, ты всегда можешь вернуться обратно к нам. Отвезли, они меня в это дом престарелых, невестка собрала небольшую сумку моих вещей, попрощались и ухали домой. Невестка моя была счастлива, наконец – то она стала хозяйкой в квартире, теперь ей никто не будет мешать. А я, прожив неделю, поняла, куда попала, это было словно как в аду. В комнату, куда меня поселили, жили еще 5 старушек, таких же брошенных детьми, как и я. Еду есть не возможно, одни сухари да каша, на воде и без масла, соли и сахара. Можете себе такое представить, а кровать больше напоминала тюремные нары.

Я слала ждать сына, но он, не через неделю, не через две, не приехали. Заявились они ко мне только через месяц. Я пыталась их уговорить, чтобы забрали меня обратно, что здесь невозможно жить, а они только отнекивались. Пытались меня уговорить, что здесь хорошо, что я еще просто не привыкла, что воздух чистый, скамейки, лес чудесный, да и в комнате чисто, прибрано. В общем, они опять уехали, оставив меня в этом доме престарелых. По ночам, тихо плакала в подушку, где – то с полгода, наверно, а потом, видимо и на самом деле свыклась, привыкла ко всему.

Да и выбора у меня особо – то не было. Завела себе подружку, Галину. Она меня утешала, как могла. Не переживай, говорит, выберемся мы скоро от сюда. Меня заберут, а я тебя здесь не брошу. И действительно, примерно через полгода, приехал к Галине молодой человек, а спустя еще неделю он забрал Галину, а она и про меня не забыла, с собой прихватила. Привез нас, этот молодой человек в загородный дом, и поселил в комнате. Условия, конечно, шикарные.

А потом я узнала, что этот молодой человек, оказывается внук Галине. В свое время Галина жила с детьми в съемной квартире, а внук работал по контракту за границей. Родители его, дети Галины, погибли в автокатастрофе, а она попала в дом престарелых. Не стала беспокоить внука, сказала, как приедешь обратно, тогда меня и найдешь. И вот он приехал, заработал много денег, купил этот дом, машину и забрал к себе бабушку, Галину. А она, в свою очередь, сдержала свое обещание и забрала меня.

И теперь мы, с Галиной, живем в хорошем загородном доме вдвоем, а ее внук привозит нам продукты, необходимые вещи, ну и так по мелочи. А своего сына и невестку я так больше и не видела. А, если честно, то и не хочу видеть. Бог им судья, а не я.