Про советский про колхоз - 2

27.01.2018

Продолжаю истории про студенческий колхоз. Начало тут.

Колхозный десант был не только осенний. Пару раз нас посылали на работу в феврале, в самую снежную и морозную пору. Это называлось «на ветки». К этому времени заканчивались корма для колхозного скота, объявлялся аврал, и городской народ ехал на заснеженные поля резать ветки для коров.

Первый и второй курс на такие мероприятие не посылали. Ехали только старшекурсники - ветераны нашего музыкального училища – то есть те, кому было больше 15 лет.

Ветки - так ветки! Нам лишь бы не учиться. Мы надевали на себя всё, что можно и нельзя, в тройном размере, обматывались шарфами и тянулись на ж/д вокзал. Там нас ждал специальный дизель и куча такого же утеплённого народа от заводов, институтов и откуда-то ещё.

Дизель время от времени делал остановки в чистом поле и машинист объявлял в микрофон: «Трикотажная фабрика – на выход». Или «Мединститут – на выход». И народ вываливался прямо в сугробы.

Настал и наш час. «Музыкальное училище – на выход». Открылись двери, первым спрыгнул в снег наш руководитель и тут же провалился по пояс. Потом прыгнули мальчишки, и стали ловить нас. Когда дизель исчез вдали, мы оказались в бескрайнем снежном поле, заросшем местами густым хмызником. Вдалеке маячил какой-то мужик, мы выстроились гуськом и пошли за нашим преподом, который героически прокладывал для нас тропу в снежных завалах, иногда проваливаясь в какие-то ямы.

Мужик был с колхозной фермы. Звали его Васильич. Он выдал нам ножи и показал, какие ветки надо срезать – только тонкие. Оказалось, что ферма была совсем неподалёку.

«Что-то тихо как-то, - сказал наш препод. – Ни доилки не гудят, ни коровы не мычат». «Да какие доилки, тудыть твою! - выругался Васильич. - Кормов нету! Через день коров кормим. Через день они и мычат. Вот сёдня у их тихий день – знают, что жрать не дадут, молчат. А завтра – ты б знал, как они с утра, заразы, кричать начнут! А что я им, б…, дам?! Вот хоть ветки эти…»

В этот день никто не халтурил, все спасали коров.

Через пять часов за нами пришел дизель. Все мокрые до последней нитки мы загрузились в вагон и смотрели в окно на снежное поле с протоптанной нашими ногами дорогой, кучами нарезанных веток и на бедного одинокого Васильича, которого завтра ждал коровий голодный вой.