Как украинец стал настоятелем храма в русской глубинке, который расписывал безрукий и безногий

09.04.2018

Настоятель храма Святой Троицы отец Анатолий Копач служит на своем месте уже 30 лет. Он пытается сохранить редкую святыню

Накануне Пасхи отцу Анатолию не до гостей. Храм подготовить надо, да и в Страстную неделю вообще-то нужно молчать.

- Человек столько всего лишнего говорит, что пусть помолчит. «Да молчит всякая плоть человеча…» Знаете, что батюшка злой здесь? - иронично прищуривается отец Анатолий.

Служит он в храме Святой Троицы почти 30 лет. За это время он чуть ли не в одиночку отремонтировал святыню. Сто лет назад этот храм расписывал известный житель Утевки Григорий Журавлев – иконописец без рук и без ног. Кисть Журавлев держал в зубах. В советские годы храм использовали как зернохранилище. Иконы потемнели, а здание стало разрушаться.

На престоле кошки лежали

- Храм нам сдали в 1989 году. С этого времени я здесь, - рассказывает Анатолий Копач. – Еще голуби и вороны летали, собаки бегали. Все разваливалось. Зима, отопления не было. Идешь – а на престоле кошки лежат. Прогонишь их, всплакнешь маленько: «Господи, куда меня засунули? Сидел бы с мамкой и с папкой». Армия в этом смысле много дает. Закаляет.

В священники отец Анатолий пошел после армии. В молодости служил в охранной роте шофером в Венгрии. То время вспоминает с содроганием. Машины были все старые, приходилось чинить. Там заработал себе радикулит и – заодно – закалку. Она-то и пригодилась батюшке уже в мирной жизни.

- Я когда сюда пришел, ни креста, ни колокольни – ничего не было. Родственников нет близко, пожаловаться некому, - вспоминает настоятель. – Года через два вставили окна, прогнали птиц. Двери вставили, заложили кирпичом. В 1991 Союз распался. Лет 5-10 тяжело было, потом пошло потепление. Люди начали помогать, в 2003 году построили колокольню. Установили колокола, иконостас шикарный сделали. А в 2008 году кризис - опять ничего не делали.

Купол заменили на новый в прошлом году. Старый уже протекал. Местные жители рассказывают: чтобы купить купол, батюшке пришлось продать машину. Отец Анатолий на такие вопросы отвечать не любит. Говорит, собрали 5 миллионов рублей с миру по нитке. Ремонтировал все тоже сам. «Помним, как настоятель наш упал прямо из-под купола храма. Испугались за него, а он отряхнулся – и продолжил», - вспоминают прихожане.

Почему власти не помогают реставрировать храм?

После того, как храм начали восстанавливать, сохранившиеся иконы Журавлева посветлели. Вместе с неравнодушными облагородили и территорию вокруг храма. Все это на свои деньги.

- Нам обещали помочь, но дальше обещаний не ушло. Глава сельской администрации вообще на меня жалобу написал: «Отец Анатолий неправильно купол ремонтирует». Да я что? Ломаю, что ли? Ремонтирую, стараюсь для общества. В Москву ездил, спрашивал: почему уникальную святыню, храм, который человек расписывал без рук-без ног я один должен восстанавливать? Все разводят руками. Никуда не пробьешься. Я уже думаю ото всех загородиться. Раньше как рассуждал: вот скоро люди будут, туристы поедут из Самары. А они делают только хуже. Вот вы приехали в штанах – так больно мне на это смотреть. По клумбам бегают, яблоки обрывают, виноград. Считают, что это село, здесь можно все. Поэтому город и не люблю.

Анатолий Копач уверен: значит, пока не пришло время открыть Журавлева миру. Раз пробиться пока не получается, надо смириться.

Хотел в техникум – никуда не взяли

- Я в Венгрии служил, - снова возвращается к разговору про армию отец Анатолий. – Тогда все было наше: и Германия, и Чехия, и Венгрия. Родом я с Украины. В 1990 году у меня мама работала на заводе в гардеробе, получала 80 рублей в месяц. Она могла со Львова прилететь в Куйбышев и обратно за свою зарплату. Она могла каждый месяц ко мне прилетать. Теперь с родственниками с Украины общаемся только по «Скайпу». Я там не был с 2013 года. Боимся туда ехать.

После армии Анатолий Копач мечтал поступить в техникум. Но его никуда не приняли. Тогда он приехал в Сызрань и оттуда, подучившись, поступил в Московскую Семинарию.

- Тогда на весь союз было три семинарии. До сих удивляюсь, как я туда попал, - качает головой отец Анатолий. – Удивительное дело. И вот я там, недостойный, 4 года прожил в Лавре, ходил в монастырь к преподобному Сергию. Великое дело.

«Я богатый человек»

Живет батюшка в доме напротив храма – вместе с матушкой и тремя детьми.

- Живем, держим скотину. Утки, куры, поросята. Иначе в деревне не выжить. Кто не хочет хозяйством заниматься, тот голодает. Вот показывают священников – тех¸ кто на джипах ездит. Но их-то единицы, они разрушают церковь. Плохо, что не показывают других священников, которые церковь не порочат. Такие в Покровке, Бариновке.

- А как же вы? Вас же показывают.

- Нет, я богатый человек. У меня две машины. «Тойота» и «Нива». «Ниве» уж 20 лет. Много она помогает по хозяйству. Привезти зерно, мусор вывезти. Мы с матушкой работаем. У нас все свое. Делаем мясо, колбасу, тушенку. У нас огород 25 соток. Картошка своя, баклажаны, помидоры, перцы, морковь, арбузы… Так что мы экономим. У нас трое детей.

Двое старших уже работают. Дочка Маша оканчивает техникум – будет бухгалтером. Сергей тоже выбрал профессию в миру.

- Не послал я его в семинарию, - признается отец Анатолий. – Думал, что он должен быть священником. Но сказал: «Иди пока поработай в миру». Человек должен осознать, кого он больше любит. Если он бога будет любить больше, чем всю околоцерковную суету, тогда да. Без этого в церкви делать нечего.

«После пожара в Кемерове народ что-то понял»

- Куличи дома печете?

- Матушка печет. В этом году куличи уж больно дорогие в магазине. Я-то, честно сказать, не люблю выпечку всю эту. Не ем куличи.

Отец Анатолий сетует: такая Пасха, как в этом году, первый раз. Никогда столько снега не было.

- На Всенощной будет битком. На большие праздники приходит 400-500 человек. Всего в Утевке около 6 тысяч человек. А народ здесь слабый, есть постоянные прихожане. Их около 70. А остальные не ходят. Хотя после пожара в Кемерове народ встрепенулся, что ли. Что-то понял наверное.

Вместо P.S.

- Как-то к одному старцу подошли спросили: «Вам тут не скучно?» Вы в такой глуши живете. А он говорит: «Бога хвалить везде одинаково, что в деревне, что в городе, что в лесу». Так что слава богу, что я здесь уже почти 30 лет. Коллектив собрали. Лишь бы нас никто не трогал, не мешал нам. Но дьявол так не может.

Больше историй на samara.kp.ru